УКРАИНСКОЕ САФАРИ: ОХОТА НА ФЕРМЕРА

Сидя в Киеве, трудно себе представить, насколько привычным и циничным стал произвол власти в «глубинке». Особенно дикие вещи творятся в отношении тех немногих людей или хозяйств, которые еще хотят и могут что-то производить. Достаточно появиться в селе толковому предпринимателю, как тут же вокруг него собирается целая свора шакалов, одержимых одним желанием – разорвать и разворовать.Письмо харьковского фермера Сергея Вдовенко мы приводим без всякой правки. Вряд ли можно корректировать крик человека, доведенного до последней степени отчаяния.

«Я, Вдовенко Сергей Николаевич, председатель крестьянского фермерского хозяйства «Павлово САБС» с 1992 года, и директор частного предприятия «АФ Обериг плюс» с 7 февраля 2003, за последний год своей деятельности в сельском хозяйстве столнулся с такими дикостями в виде психологического и физического давления со стороны райгосадминистрации и силовых органов, а именно: главы администрации Близнюковского района (Харьковская обл.) Жерноклеева Н.Н., начальника РО Близнюковского р-на Кобченко Ю.Д. и начальника налоговой милиции Боженкина Н.В., что не жаловаться, как это ни низко, я просто не могу.

По моему мнению и по всем складывающимся обстоятельствам все это — самый настоящий заказ. Началось все с того, что в начале 2003 г. пайщики села Алексеевка Близнюковского р-на отдали мне в аренду на 5 лет, согласно полученных ими госактов на право частной собственности, земельные паи. Так как почти вся площадь бывшего ПСП «Алексеевское» перешла в пользование моего хозяйства, люди отдали нам и имущественные паи в аренду на 5 лет согласно решению собрания пайщиков. Имущественные паи представляют собой комплекс хозяйственных сооружений, на удивление еще сохранившихся.

Бывшим директором КСП «Ленинский шлях», правопреемниками которого мы стали, началась поначалу мягкая, но уверенная «проверка боем» моих позиций. Вступив в сговор с главой райгосадминистрации Жерноклеевым Н.Н., Кожедуб Ю.И. написал в земельную комиссию района заявление с просьбой выделить ему земельный участок, который уже был выделен нам. На то было и соответствующее распоряжение администрации, нами уже была сделана 50% предоплата за аренду, что было главным условием этой сделки. Однако этот договор (между моим хозяйством и сельсоветом) еще не был подписан главой РГА. Поэтому, получив благословение «папы» (главы РГА), Кожедуб эти 50 га забрал. Я попытался искать правды в облгосадминистрации, и направил письмо Кушнареву. Один из его замов ответил письменно, что, мол, разбирайтесь в суде.

Это было первое наше поражение, на которое можно было бы и закрыть глаза. Но весной 2003 г. Жерноклеев вызвал меня к себе и сказал, что если, мол, хочешь работать, то с тебя 10 тысяч гривен. Я просился не платить ему этих денег до урожая, из-за чего он сильно меня выругал, чему был свидетелем его бывший секретарь, и написал на меня заявление в РО в том, что с моей стороны была угроза его жизни и членам его семьи. Я, отец троих сыновей, клянусь самым святым для меня: заявление главы РГА было лживым фарсом. Начальник РО Кобченко Ю.Д. говорил со слов Жерноклеева: «Что ты там реверансы в кабинете «папы» выкидываешь? Я поставлю тебя на место!»

Потом меня вызвал к себе начальник налоговой милиции г. Лозовая Боженкин Н.В. и сказал следующее: «Трудно, дорогой. Может, ты мне поможешь, а я тебе — услуга за услугу. Я спишу тебе долги по налогам, а ты моему куму Спиваку Валере и его компаньонам Липовому Андрею и Кожедубу Юрию передашь часть земли и половину имущества хозяйства, — или мы заберем все сами».

Я не пошел на это. И началось: за месяц у нас в хозяйстве было одиннадцать проверок — от КРУ и управлений сельского хозяйства района и области до налоговой, СБУ и ОБЭП, который вообще не имеет права вмешиваться в деятельность частного хозяйства. Все это мы выдержали, но работа хозяйства была парализована.

Однако это были еще «цветочки». В августе на своем поле я в который раз задержал троих ребят, которые на личном транспорте воровали кукурузу с участка гибридизации. Площадь этого участка, на котором росла элитная кукуруза — 30 гектаров. При попустительстве местной милиции эти парни на машинах и мотоциклах несколько раз приезжали на поле и загружали машины кукурузой. Что не украли – то вытоптали.По подсчетам, ущерб был нанесен на сумму минимум 60 тысяч гривен, так как это 30 центнеров семенного материала. Но эти ребята уже имели срок условно и попросили, чтобы мы не заявляли в милицию, а они напишут объяснения о совершенном и расписки о том, что должны мне по 5 тыс. грн и со временем отдадут. Я пошел на это. Но вышло все иначе: у одного из них сестра в близких отношениях с одним из работников райотдела. И вот, 30 сентября майор милиции Хоменко И.И. берет меня под арест, арестовывает мой личный автомобиль, изымает расписки и объяснительную, закрывает в кабинете на втором этаже райотдела и вместе с начальником РО Кобченко Ю.Д. психологически и физически воздействуют на меня в течение 9,5 часов, оскорбляя и избивая. Против меня было возбуждено уголовное дело по статье 189.1 — вымогательство.

Вечером меня отпустили домой, и 34 км я шел пешком, еще не зная, что этот день был последним днем моей успешной, счастливой, нормальной гармоничной жизни. Я сломался. На следующий день я попал в Лозовскую больницу с инфарктом миокарда.

Но местная власть решила поиздеваться не только надо мной, но и над моими детьми. Начальник милиции, звоня ко мне домой, говорил моему младшему сыну Сергею: «Где твой батька- педик?» Куда идти? Кому жаловаться? Мое поведение стало неосмысленным. Я замкнулся, возложил свои обязанности по хозяйству на зама. Сидел дома, время от времени появляясь то на работе, то в больнице.

На этом все не закончилось. Жители села, где находится мое хозяйство, поняв, что наказывают не вора, а хозяина, разворовали весь находившийся в поле урожай, чем прибавили мне проблем. Через некоторое время те же жители села Алексеевка собрались на сходку и приняли решение продать поголовье крупного рогатого скота, находящееся в залоге банка «Аваль» (г. Павлоград), за что прокуратурой Близнюковского р-на в отношении меня потом было возбуждено уголовное дело за отчуждение имущества.

А беспредел продолжал набирать обороты. В декабре, во время моего отсутствия, в мой дом незаконно проникли два работника налоговой милиции — заместитель начальника Матушкин А.И. и Петренко С. Без санкции и акта изъяли документы хоздеятельности, напугали моих несовершеннолетних детей. Младший теперь просыпается ночью и плачет, от чего мое сердце разрывается на куски.

Я готов давать показания под любой присягой. Даже, несмотря на то, что мне из-за моих жалоб от начальника налоговой милиции Боженкина Н.В. передали следующее: «Если он этого не прекратит, его найдут повешенным в посадке». Мне больше всего обидно за то, что будущее наших детей будет проходить все в том же бесправном государстве, где мы являемся беспомощными быдлами в этом страшном необъявленном сафари, охотники в котором — власть имущие жирные коты, которые нигде больше не смогут сварить свои капиталы, кроме как на прессовании таких как я.

Неужели это никогда не прекратится? Прошу Вас, людей, которые будут читать эти строки, принять самые решительные меры к нашим горе- администраторам, возомнившим себя богами, коим дозволено все.»

От себя добавим. Подобная ситуация с фермерскими хозяйствами не является «ноу-хау» только Харьковской области. Подобное происходит по всей Украине. По жалобе Сергея Вдовенко Ассоциация фермеров и землевладельцев Украины подала заявление в Генеральную прокуратуру. Будет ли хоть какая-то реакция – покажет время. А Сергей Вдовенко, фермер, отец, в одиночку поднимающий троих детей, уже давно не может спать по ночам. Ему вдруг стало страшно жить в этой стране.

«УК»

Читайте также: