Про монархию, про революцию, про проституцию…

…И о том, как к православному приставали на улице падшие женщины и мужчины. История про то, как в Таиланде в 1932 году свергли абсолютную монархию и установили конституционную.

В начале 30-х группа молодых тайских офицеров оглянулась вокруг и ужаснулась – везде свергают, везде рушатся империи, а Таиланд вот уже сколько столетий замер на абсолютной монархии. И даже исхитрился не стать ничьей колонией, никогда, тем самым внося некоторый диссонанс в стройную марсксистскую теорию. Отстало, немодно. Да просто даже неудобно. Ну, и свергли.

В тот самый момент тайский король играл в гольф на самом первом официальном курорте Таиланда Хуа-Хин, им-же, королем, и основанном. Массы, уже никак не могущие по-старому, в лице офицеров, приблизились к королю, которому и в голову не приходило что-то начать по-новому. Так и сяк, мол, свергаем. Революция!

Король плюнул в сердцах – а вы не могли другое время найти для революции? Вы видите, чем я занят? Ну кто лезет с такими пустяками во время игры в гольф? Черт с вами, совершили революцию, успокойтесь, а теперь, если у вас нет ничего более важного, дайте спокойно доиграть. И доиграл.

Мне стало завидно, хотя никак такая революция в пламенные образы наших борцов за светлое будущее не вписывалась. Умеют ведь люди! Красиво, за игрой в гольф… Никто никого не резал, не пилил и не стрелял по подвалам, уж не говоря про гражданские войны. Король поправил пенсне и с чувством треснул по мячу клюшкой. Революция вошла в историю не так страны, как курорта и игры в гольф.

А у нас на радостях похватали топоры и порубали столько и настолько, что и сейчас никак очухаться не можем. А может, это потому, что Володю Ульянова в свое время не приобщили к гольфу? Или там Льва Давидыча? Пенсне у него уже было, осталось только клюшку приделать. Зато в Таиланде и поныне и курорты здравствуют, и гольф, и короли – причем последних уважают, по настоящему уважают, без всякой показухи.

Ну и конечно, нельзя не поговорить о проституции, об огромном количестве геев и трансвеститов.

Проституция – не та тема, где я могу-что поучительное изречь, просто не имею права. Если это древнейшая профессия, то что-то в этом есть? Лично я, к счастью, смотрю на все это только со стороны – что-ж, в Таиланде это не только индустрия, но и зрелище. Обход основных злачных мест Бангкока превращается в экскурсию – кучи баров и забегаловок, огни, рев музыки и зазывал, чадят уличные жаровни и этакие передвижные кухни, носятся взад и вперед мотоциклы, такси, тук-туки и прочие средства передвижения…

Некоторые из главных улиц Бангкока ночью представляют из себя просто-напросто одно здоровенное кафе-бар под открытым небом – столы и стулья прямо на тротуарах, и везде стайки девушек, между ними снуют одуревшие от доступного счастья туристы, тоже стайками или одинокими волками.

То там, то сям за столиком видишь пьянючего европейца или американца, в сопровождении одной или нескольких див. Он им что-то беспрерывно рассказывает, они очень внимательно слушают, все абсолютно понимают и не забывают подливать ему и себе, и в отличие от него, много и обильно при том кушая.

Есть и дорогие клубы с уже не совсем дешевыми подружками. А обычные уличные бары ничего не стоят – максимум, что от вас потребуют, купить выпивку – и любуйтесь изнанкой капитализма на здоровье. Или не только любуйтесь. Комнату или номер на час или ночь вам предоставят где угодно, от конуры поблизости до отнюдь не третьеразрядного отеля.

На улицах к вам будут приставать, и не только ночью, водители тук-тук и такси с фото красавиц и невероятно заманчивыми предложениями. Само собой, эротический или как его массаж. В гостиницах вам всунут рекламы агентств по снабжению на дому всем вообразимым и даже невообразимым, от дев и юношей до коллективов. Возможно все. Абсолютно. И доступно. Любые самые дикие фантазии. И все это – в пределах протянутой к телефону руки или согласного кивка головы, большего не требуется.

И летят на эти фантазии со всех концов света, и больше всего, как и следовало ожидать, наиболее ущербленные в женском вопросе – представители развитого запада. Есть тут такая мода – ходить, взявшись за руки. Идет реликт, какому и Ленин в его теперишнем состоянии не позавидует, и непременно взявшись за руку с таечкой.

Меня время от времени и 10 лет тому назад, и сейчас, достают вопросом – почему у меня нет тайской герлфренд и когда я ею обзаведусь, чтобы стать наконец порядочным фарангом. Я отвечаю, что я хотя и фаранг, но очень непорядочный, предпочитаю женщин своего племени. Когда ко мне время от времени начинают заезжать из России знакомые женского пола, возмущенная общественность в лице соседей и персонала кондо успокаивается и больше таких вопросов не задает.

Вернемся к теме – итак, Таиланд привлекает любителей рыночного секса, как байкеров – бесплатная раздача Харлеев. Ночью бары и клубы забиты всеми видами мужиков, любой расцветки, комплекции, состоятельности и прыгучести. Тайцев в ночных заведениях не увидишь. Только таек. Шныряют и белые хищницы, особенно в сезон.

Счастливы все. Вообще все это достаточно весело проходит и красочно – ничего, похожего на жертв и обожравшихся буржуазных гиен, и не могу я поверить, что беззаботный смех и искреннее веселье таек – только рабочая маска, скрывающая кошмары беспросветной действительности.

В конце-концов, Таиланд не та страна, где можно умереть с голоду. Такую индустрию и такой ее размах надо обьяснять чем-то другим, к голоду и прочим страхам марксизма не имеющим отношения. Наших ведь тоже на панель не угроза голодной смерти гонит. Но куда это меня?

Я не Куприн и не Толстой, а потому психологию тихо закрываю и продолжаю натурные зарисовки. О материальной стороне дела также много сказать не могу, не знаю толком. Недавно правда, вычитал, что тайская проституция держится главным образом на девушках из сельских райнов и по сути, является весомой частью экономики страны, привнося в в нее очень значительные средства. Причем они в свою очередь, текут в деревни, и во многом тратятся на образование младших братьев и сестер. Вот такая карусель.

Вход в райские кущи дешев и доступен практически любому туристу, хватило-б страсти. О безопасности наслаждений тоже ничего сказать не могу, но побывав в барах, мои знакомые говорили мне, что они-б на месте мужиков вбивались в двойной слой резины от водолазного костюма, предварительно оставив завещание. А другие говорят, что страхи сильно преувеличены. Не знаю и почему-то знать не хочу, и счастлив в своем неведении. И все-таки тайки популярны далеко не только как жрицы любви, встретить на улице смешанную семейную пару с весьма иногда забавными смешанными детишками можно очень часто.

Играют свою роль как их внешность, так и иная психология – в Азии мужчина считается главой, а Запад уже не знает, куда деваться от эмансипации. Насколько мне известно, тайка не будет сначала кидать в мужа кастрюлей с варевом или чем подвернется, и только потом вспоминать, по какому случаю был произведен запуск и стоило-ли того загубленное варево.

Гомосексуализм – его невозможно не коснутся, говоря о Таиланде. Обилие нетрадиционалов поражает. Кокетливые продавцы, накрашенные от волос до ногтей на ногах служащие в офисах, просто встречные на улице или в метро – специфического вида… Если-б в Таиланд запустить уголовный кодекс совдепии – я не знаю, по какой статье он накосил бы более. Дети в Таиланде рождаются, детей много и везде – но мне кажется, государство как-то, да обеспокоено ситуацией – мне говорили, например, что согласно данным опросов в школах, больше половины имели склонность к этому самому меньшинству.

Проституции, естественно, это тоже коснулось, в Таиланд рвутся за любовными утехами далеко не только традиционалы. Что это такое, я и близко предположить не могу. Не то поветрие, не то массовый психоз, не то бананы с ананасами у них такие. Вообразите ситуацию – была у меня знакомая тайка, просто знакомая, иногда болтали за жизнь, так вот у нее был (она давно уже уехала на работу в Голландию по гостиничному делу, девка была очень целеустремленной, получившей самостоятельно образование и стремившейся построить карьеру) типичный советский вариант, жила с родителями и братом в 2-хкомнатной квартире на окраине, брат тоже работал и вот женился, и пока не разьехались, ему с женой отвели спальню в и без того не хоромах.

На этом сходство и кончается, ибо его избранница… Ну да, вот именно. У нас папа убил бы сына вместе с его нетрадиционной женой, а мама разве что просила-б убить полегче и сразу. А у них спальню отдали. Чем это обьяснить, кроме буддизма, такое понимание и такую готовность принять чужой выбор, сколь странным бы он не казался?

Гомосексуализм естественнейшим образом переплывает в пик эротического туризма – трансвеститов. Мне иногда кажется, что в Таиланде трансвеститов скоро будет больше, чем обычных женщин. И пик пиков – «Алказар-Шоу» на курорте Паттайя, шоу, приравненное по уровню к «Мулен-Руж» Парижа и что-то еще – Лас-Вегаса. Шоу трансвеститов. Я там не был и вряд-ли буду, в силу крайней своей лености, меня проще сбросить с балкона, чем куда-то вытащить, а это еще и с выездом… Но шоу нравится всем, причем женщина утверждают, что от вида кое-кого на этом шоу у них просыпается острое чувство собственной неполноценности и ущербности.

Я недавно понял, что они имели в виду – об этом чуть позже. Увидеть трансвестита на улицах Бангкока проще, чем на наших улицах увидеть солдата. Распознавать их учишься очень быстро – у них не по-женски широкие плечи, узкие бедра и специфические лица, невольно привлекающие внимание. Какая-то смесь порочности и вызова. Привлекающая внимание как мужчин, так и женщин. О том, что имели в виду женщины насчет своей ущербности по сравнению с трансами – как-то раз ночью, гонимый кончившимся куревом и чувством голода, я пошел в ночной супермаркет. Купил что надо, и тут-же в кафешке заказал себе что-то пожевать. Сижу, жду.

Этот супермаркет пуст не бывает – он находится по соседству с одной из главных увеселительных улиц Бангкока с таким нам знакомым названием На-На (это и улица, набитая борделями, и станция метро), кроме того, рядом кварталы, заселенные исключительно неграми из 3-х стран и арабами оттуда-же. И вот в супермаркет вьезжают, как танки на Тверскую, или вплывают лебедем – не знаю, как лучше сказать – три трансвестита. Высокие, стройные, в черном.

Лица – точеные, с макияжем или как там называется. Ни на кого не глядя, ну просто полностью всех игнорируя, они набирают груду виски (неплохого кстати виски, я иногда в этом разбираюсь) и так-же гордо удаляются. Их сопровождал араб, как будто взятый из голливудской кинокомедии. Низенький, кругленький, в ослепительно белом шелковом костюме-тройке, с трудом передвигающий ноги из-за массы навешанного на него золота. Шоу! В них впились взглядами все – и мужчины, и женщины.

Как только они исчезли, мужчины с трудом подавили стон, а женщины несколько поувяли. Если они за виски такой выход устраивают, то что они на шоу вытворяют? Уровень трансвеститов – он ведь тоже разный, как и уровень жриц. Эти были явно не из уличных. Столичные штучки, бутик. М-да, трансвеститы – это песня.

Повторяюсь, я ни в коем случае не берусь осуждать или давать оценку всем этим явлениям. Тем более, если той-же проституции лет едва-ли не больше, чем всей известной нам истории. Я придерживаюсь или стараюсь придерживаться следующего – ничего нет напрасного и совсем ненужного, везде и во всем есть какой-то смысл, даже вот например, в нацпроектах российского руководства. Могу лишь сказать, что в Таиланде все это напоминает какое-то беспрерывное яркое шоу, в котором ты можешь быть зрителем, а можешь и участником. Не знаю насчет участия, а наблюдать все это иногда очень интересно.

Могу еще заметить, что переход в разряд участника, как мне кажется, происходит безболезненно в том смысле, что никто ничего не стесняется и никто ничего не осуждает. Не то детство, не то высочайший профессионализм… Всем тем, кого описанное интересует не только как потенциальных зрителей – слухи об этом эротическом рае не только не преувеличены, они, пожалуй, преуменьшены, и отстают от безудержной действительности.

Есть все и для всех, независимо от возраста и пола, национальности и партийности, состоятельности и здоровья, фантазии и реальности. Всем тем, кого этот беспредел не интересует – не волнуйтесь, Таиланд, к счастью, не только и даже вовсе не столько рай для эротоманов, как рай для просто туристов – от экстремалов до почитателей буддийских древностей и святынь, и таковым и останется. Пену то нагоняет, то сносит, а глубина остается.

Заканчиваю про религию и проституцию мыслями по поводу найденного в интернете. Роюсь как-то в сети в поисках того, кто и что именно сказал насчет землетрясения в Гаити. Нахожу какой-то православный форум, а на форуме в качестве гуру не то священник, не то авторитетный среди его обитателей человек. Он пишет, что по Юго-Восточной Азии ударило известное всем цунами, и что судя по Таиланду, заслуженно. Он был в Таиланде и делится впечатлениями. Народ, пишет гуру, хотя и приветливый, но жуликоватый. Но главное не в этом. Бангкок, гремит он, это Содом и Гоморра.

Таксисты и зазывалы на улицах предлагают всякое непотребство вроде откровенной проституции или боди массаж. Прямо на улицах, пугает он читателей, к прохожим иностранцам пристают продажные женщины или хуже того, трансвеститы. Сначала о приставаниях и предложениях непотребства.

Предлагают конечно, и кое-кто из таксистов, и зазывалы. Но идешь себе мимо, и никто на тебе виснуть с предложениями не будет, никто силком боди массаж не сделает. А вот насчет приставаний на улицах, это уж извините. Чтобы нарваться на такие приставания, надо быть в нужных местах в нужное время.

Это главным образом, три района красных фонарей. Да и там пристают, если ты на улице, не с предложением сотворить грех по сходной цене, а с предложением зайти в этот или в тот стриптиз-бар. В баре другое дело, там тебе садятся на ноги, на шею и куда можно. Но в бар-то надо для этого зайти, заказать что-нибудь и сесть.

Есть в Бангкоке и места, облюбованные уличными проститутками, но они не пристают, они дают понять, что они согласны. Так что гуру наш того, с больной головы валит на здоровую. Не ходи по злачным местам, и никто к тебе не пристанет.

Интересно и замечание про тайскую жуликоватость. Еду как-то в такси в МИД Таиланда, а чтобы таксист понял, где оно и куда ехать, дал ему свой мобильник, набрав номер чиновника МИДа, чтобы он ему по-тайски обьяснил. С английским в Таиланде такие же проблемы, как и в России. Тайцы упорно не хотят знать никакой другой язык кроме своего тайского. В общем, я про мобильник забыл. Уже вышел из МИДа и тогда только спохватился.

Таксист само собой, давно уже уехал, а таксистов в Бангкоке чуть поменьше, чем горожан и туристов. Решил все-таки отыскать мобильник, и через пол-дня поисков нашел таксиста вместе с целым и невредимым мобильником. Таксист попросил проверить счет – мол, смотри, я с него не звонил! Но есть в Таиланде и жуликоватость, есть за что метать громы и молнии. Например, подключка в Интернет, вот тут действительно, Содом и Гоморра.

Везде проклятый Wi Fi, и в Таиланде искренне полагают, что ничего больше человеку не требуется. Wi Fi хорош для влюбленного юноши, пишущего девушке, а также для девушки, если она отвечает юноше взаимностью. Wi Fi удобен для деловых людей, которым интернет нужен в качестве средства связи и источника последних новостей. Для серьезной работы в интернете или при помощи интернета Wi Fi совершенно не годится, это дамский пистолетик там, где требуется серьезный карабин.

Войтенко М.Д.Морской Бюллетень

Читайте также: