Как УБОП времен Луценко фабриковал «дела коррупционеров»

Главными аргументами в нашумевшем деле стали паспорт без человека, запись без диктофона и доказательства, не нашедшие подтверждений. О том, как украинской милицией «шьются» уголовные дела о коррупции с подставными «потерпевшими» и «свидетелями».

Дело это было громким, как говорится, резонансным. Два с половиной года назад, на излете оранжевого безвременья, правоохранители выдали «на-гора» очередного чиновника-коррупционера и соответствующую информацию.

СМИ взорвались заголовками и комментариями: «Во время получения взятки задержан глава Новоодесской администрации!»; «Фігурант, зловживаючи владою, вимагав у громадянина 150 тисяч доларів США»; «Этот факт свидетельствует об эффективной работе МВД»; «Министр МВД Юрий Луценко отметил заслуги УБОП по изобличению взяточника» и, наконец, — «Взятка века!». Кстати, особенно старался в изобличениях нынешний «политический узник» Юрий Луценко. Со всех телеканалов он заявлял о беспрецедентном деле, — задержании крупного взяточника.

Журналисты местных и неместных печатных и интернет-изданий с энтузиазмом подбрасывали в топку народного гнева всё новые подробности собственных расследований. Костёр из компромата согревал и освещал многих и выгоден был многим.

Во-первых, — тогдашней власти. Демонстрировались успехи на фронтах борьбы с коррупцией на фоне катастрофически падающего рейтинга этой самой власти. Прием известный и эффектный в кратковременной перспективе. Можно отвлечь внимание народа от элементарных житейских проблем и от неуспехов в государстве.

Во-вторых, — некоторым структурам, которые имели свой интерес в Новоодесском районе. Игорь Николаенко (а речь именно о нем), в то время исполняющий обязанности главы райгосадминистрации, стал для них серьезным препятствием в осуществлении давно налаженных и не вполне законных деяний. Ему удалось в судебном порядке разорвать ряд явно противоправных сделок по аренде земельных участков. Вторгся, как говорится, в сферу интересов земельных дельцов. Фактически, за арендой скрывалась перепродажа земли. Кому ж понравится такая активность молодого руководителя? В коррупционеры его!

В-третьих, – правоохранителям, которые получали неплохие преференции от этого дела. Премии, звания, награды, именное оружие. Начальство ласково потреплет по загривку, а там, глядишь, – повышение по службе выйдет за «галочку» в отчете по коррупции.

В традициях системы

Над сценарием задержания и дальнейшего препровождения чиновника не мудрствовали лукаво. Года с 37-го прошлого века такие сюжеты пишут в тех же кабинетах. Меняются только названия ведомств и фамилии руководителей. Ну и добавляются, само собой, новомодные «фишки».

Это сегодня, после двух лет испытаний, Игорь Николаевич рассказывает о том дне относительно спокойно. Можно лишь догадываться, как это спокойствие дается.

23 января 2009 года против него было возбуждено дело о вымогательстве денежных средств. То, что все эти действия – провокация, Николаенко понял сразу. Равно, как и то, что механизм запущен, действует заказ, «сопротивление бесполезно», к сожалению. И помощи ждать не от кого. Все слова и аргументы не значат ровным счетом ничего.

Не объяснять же, в самом деле, правоохранителям, что вопросы аренды земли не относятся к полномочиям главы райгосадминистрации. Что решения по земельным вопросам принимаются исключительно сессией районного совета, то есть депутатским корпусом. Дальше — по процедуре, прописанной законодателем, глава администрации подписывает соответствующее распоряжение.

Нет, решает где-то и кто-то, должна быть взятка. Находятся заявители – руководители некой фирмы «Колхида», находятся быстро реагирующие правоохранители, защищающие их интересы.

Причем, скорость действий и напор поражают. 23 января по заявлению Липатовой и Стоянова (так называемых руководителей «Колхиды») возбуждено уголовное дело, а всего через 4 дня Генпрокуратура, видимо, окончательно разобравшись, вынесла соответствующее Постановление. Общение с подследственным самого следователя не впечатлило. Поэтому, после ночи в УБОПе, Николаенко посадили в машину и «торжественно», с мигалками, в сопровождении машин «Беркута», с круговой охраной отправили в Киев.

Дальше – Киевский УБОП, суд, Генпрокуратура, Лукьяновское СИЗО и обратно, — Николаев. Никаких следственных действий, никаких объяснений, никаких доказательств. Ничего! Человека просто держали под арестом и уговаривали подписать показания против себя. Такие же убедительные просьбы звучали и в адрес жены, особенно усердствовал заместитель Николаевского УБОПА В.Журавель. Главное требование с его стороны – оговорить мужа. Аресты же продолжали продлевать по мере необходимости.

Игорь Николаевич вспоминает занятный случай. Когда его привезли в один из районных судов Киева за постановлением об аресте, судья, читая материалы дела и не подозревая, что задержанный уже в зале, удивленно обратилась к правоохранителям: «Ладно, я-то арест подпишу. Но как вы вообще планируете строить обвинение и продлевать арест с такими-то бумагами?». Народ в погонах заморгал – у нас доказательства есть, мы все организуем. Понятно, что последние сомнения в «заказухе» состряпанного по-быстрому дела, у Николаенко развеялись.

«А он улыбался…»

Наконец, дело передали в суд. Не имея под собой основательной доказательной базы, там оно стало постепенно разваливаться.

В первую очередь, выясняют, кто же заявители, по обращению которых раскрутилось дело. Открытиям удивились многие, в том числе и суд Жовтневого района, куда передали дело для рассмотрения.

Так, оказалось, что основного заявителя, некого Вячеслава Стоянова, просто не существует. В судебном порядке было установлено, что гражданину Стоянову В.М. выдан незаконным путем паспорт в Центральном РО УМВД в Николаевской области с целью создания искусственных доказательств обвинения.

В суд правоохранительным органам его доставить не представилось возможным, и, более того, в ходе процесса были представлены сведения о том, что Стоянов В. по месту жительства никогда не проживал и об указанном лице в адресном бюро УМВД Николаевской области данные отсутствуют. Известны масса примеров существования человека без паспорта, а в этой истории паспорт есть, а человека не существует. То есть все это время дело «шилось» на основании заявления человека из ниоткуда.

Что касается еще одной потерпевшей, гражданки Липатовой, то она фигурировала в деле как руководитель фирмы «Колхида». И только суд установил, что такая фирма на территории Украины не зарегистрирована, директора нет, учредительных документов тоже. Саму Липатову на заседание не доставляли долго, но, по настоянию судьи «потерпевшую» наконец-то привезли. Ее ответы суду могли бы позабавить. Только Николаенко и его семье было не до смеха.

На вопрос судьи: «А как Вы поняли, что с Вас вымогают деньги?», Липатова ответила почти по Фрейду: «А он (авт. – не Фрейд, понятно, Николаенко) ехидно улыбался». В конце концов, призналась, — заявить о вымогательстве взятки ее попросили. Тех, кого тоже «попросили», насчитали семь человек. Все они от своих обвинений отказались. Но это не помешало следственным органам составить обвинение в 70 страниц текста.

Как уже потом выяснилось в судебном заседании и отмечено в Постановлении областной прокуратуры, «денежные средства в квартиру Николаенко были занесены В.Машталером, который во время реализации данного преступления выступал в качестве «охранника денежных средств». Вместе с тем Машталер В.Н. являлся оперуполномоченным антикоррупционного бюро ГУБОП МВД Украины и постановлением заместителя Генерального прокурора Украины был включен в состав следственно-оперативной группы по данному уголовному делу. Впоследствии на судебном допросе он подтвердил, что лично доставил деньги по указанию своего руководства. Комментарии нужны? Особенно впечатляет выражение «во время реализации данного преступления».

Еще один сюрприз заготовили последователи пресловутого Мельниченко. Те, кто записывали телефонные разговоры Николаенко. Когда в судебном заседании затребовали прослушать оригинал записи, оказалось, что записи в стенограмме и на диктофоне не совпадают. А капитан УБОПа И. Пустовит, который расшифровывал запись, откровенно признался, — некоторые фразы, которых не было в диктофонной записи, дописал в стенограмму по просьбе начальника отдела Р.Качана. Рассказывают, таких шокирующих заявлений Жовтневый суд до этого не слыхивал.

Извините, ошибочка вышла

Игоря Николаенко оправдали полностью. Через две недели после того, как материалы судебного заседания поступили в областную прокуратуру, его пригласили в это учреждение. Там вернули вещи и документы, сообщили о закрытии уголовного дела: «Извините».

Скромно так, тихо, может даже, совестливо. При съемке заказного «кино» «Взятка века» и после — не пострадал ни один сотрудник правоохранительных и судебных органов. Ни заместитель начальника Николаевского УБОПа В.Журавель, ни следователь Генпрокуратуры Р.Псюк, ни оперуполномоченный В.Машталер, ни начальник отдела УБОПа Р.Качан.

Работу сделали, заказ или приказ выполнили, как говорится, — ничего личного. Что до всего остального, — «извините». Кстати, никто из них слова этого не произнес. Не сказали и, наверное, не скажут слов извинений и те журналисты, которые без суда и следствия выносили свои вердикты. Которые подбрасывали «жареные» факты собственных расследований и элементарно путались в изложении информации. А надо бы. Это был бы поступок.

Тема борьбы с коррупцией, безусловно, актуальна всегда. Бороться надо, карать надо. Но почему выходит, что любого чиновника, да и вообще любого человека, можно легко обвинить и вдоволь поиздеваться лишь по одному единственному заявлению?! Заявлению несуществующих людей и несуществующих фирм. Можно легко поставить крест на карьере, искалечить физически и морально. Можно уничтожить репутацию и перечеркнуть все достижения и достоинства человека. Можно унижать и запугивать семью. В общем, можно все.

«Картина маслом» вырисовывается следующая – государственного служащего незаконно обвинили в преступлении, при этом никто не был наказан. Более того, государство выучило человека, он имеет огромный опыт управленческой работы, безупречную репутацию, силы и желание работать. Но все это в один момент перечеркнуто «кистью» мошенников и, мягко говоря, нечестных правоохранителей.

Есть во всей этой истории, кроме юридического, моральный и нравственный аспекты. Именно ситуация с обвинением во взятке стала индикатором человеческого отношения. Говоря проще, «проверкой на вшивость». Те, кого считал друзьями, в самый главный момент, скажем мягко, таковыми не оказались. И наоборот. Те, от кого не ожидал поддержки, пришли на помощь.

Игоря Николаенко я знаю давно. Мы работали вместе в администрации, встречались семьями на истфаке, который закончили в разные годы, но который нас объединял. Общались, советовались, просто дружили. Когда я увиделась с ним недавно, поняла — Игорь изменился. Может, взгляд стал жестче. Может, его советы стали более практичными, с учетом собственного опыта. Да и как не измениться после всего? Надо иметь мужество и силу, незаурядную волю, самообладание и холодный рассудок, чтобы достойно пережить два года испытаний. Так вот — он это все пережил.

Автор: Елена Ивашко, специально для «УК»

Читайте также: