Рабы железной дороги

На простой вопрос – чем отличается раб от украинского гражданина, уверен, многие дадут ответ. Скажут, что у рабов не было никаких прав, и они должны были работать на хозяина за еду. У граждан Украины права есть — как это следует из наших законов – то есть, теоретически. А на практике все обстоит несколько иначе. За примерами далеко ходить не надо – взять, хотя бы, железнодорожников.

Начиная с июля этого года на вагонном участке №1 ЮЖД, в полном соответствии с приказом начальника И. Ф. Рудяченко №2279, была создана комиссия по рассмотрению актов, составленных на нарушения, которые совершены работниками Харьковского вагонного участка №1, которые осуществляют обслуживание пассажиров в поездах.

Казалось бы, ничего странного здесь нет – стремление начальства протирать штаны на заседаниях вместо работы неистребимо. Но в данном случае комиссия была создана как репрессивный орган, ибо ее результаты рассматриваются на оперативном совещании, которое в лучших сталинских традициях выносит решения о наложении взысканий и увольнении проводников.

Доводы о том, что согласно ст. 147-1 КЗОТ, дисциплинарные взыскания применяются органом, которому дано право принятия на работу, никакого эффекта не производят. То есть, начальник где-то бродит, а вместо него некая “тройка”, точнее, “семерка” – по количеству членов оперативного совещания – выносит решения. А заседания проходят каждый вторник и четверг – согласно приказу №2279.

Тут уже и профсоюзный юрист увидел повод для вмешательства, поскольку ни комиссия, ни оперативное совещание никого на работу не принимают и ни единой статьей КЗОТ не предусмотрены. А коль так – выходит, что увольняют людей некие общественники, начальником назначенные. И если кто из работников будет вышвырнут на улицу незаконно, никто за это отвечать не будет. Начальник ни при чем, ибо не он принимал решение об увольнении. А комиссия вкупе с оперативным совещанием – поскольку они органы коллегиальные, к персональной ответственности быть привлечены не могут по определению.

Конечно, далеко не все проводники довольны таким положением вещей, особенно уволенные, которые пытаются бороться. Например, Дмитрий Савин подал иск о восстановлении на работе и оплате вынужденного прогула, но о результатах пока что говорить рано, суд еще не вынес решение.

И можно предположить, что даже одно положительное решение погоды не сделает, особенно если прочитать протокол совещания при генеральном директоре Укрзализныци от 6-8 сентября. А там черным по белому записано, что ожидается отмена 30 пар ночных поездов, увеличение количества дневных поездов – с 18 до 22. И далее – «…указанные меры позволят освободить 55 составов (774 вагона…»

Иначе говоря, как минимум 774 проводника в самое ближайшее время лишатся работы. И их увольнениям надо будет придать хотя бы видимость законности. А кто же с этим справится лучше, чем некие коллегиальные комиссии и оперативные совещания? Впрочем если пассажиры радуются, что это их никак не коснется – зря.

Поскольку отменяются именно ночные поезда, которыми люди прибывали в другой город утром, за день успевали сделать свои дела и вечеро ночным же поездом уезжали домой. А теперь ехать придется днем, вечером устраиваться в гостиницу, чтобы на следующий день с утра заняться делами. И хорошо, если удастся все успеть до отхода вечернего экспресса. Иначе – еще одна ночь в гостинице, которая стоит вполне ощутимых денег.

Но вернемся к проводникам. А тут еще непонятно, кто из них кому должен будет завидовать – уволенные работающим, или наоборот. Все дело в том, что типовой контракт, который вынуждены подписывать проводники при приеме на работу, содержит всякие разделы, в том числе и обязанности сторон. Но в нем нигде нет ни единого упоминания о правах.

То есть, возвращаясь к вопросу об отличии гражданина от раба и вспомнив, что проводник – такой же гражданин Украины, как и все мы, отличия его труда от рабского уже будет сложно найти. У проводников, оказывается, прав нет – по крайней мере трудовых. А чтобы работники о правах не сильно вспоминали – можно их приравнять к преступникам. Например, обязав их сдавать отпечатки пальцев на работе. Как преступников в милиции.

Имеются ввиду биометрические системы идентификации сотрудников поездных бригад, законность внедрения которых в настоящее время проводит министерство инфраструктуры по поручению Генпрокуратуры Украины. Само внедрение производится согласно распоряжению министерства инфраструктуры. А с учетом того, что в одном вагоне работает один проводник, идентификацию было бы проще проводить просто по вагонам и спискам сотрудников. А это говорит о том, что отпечатки пальцев нужны совсем для других целей.

Конечно, одной из целей может быть элементарно потратить побольше денег. Как, например, в Харькове – на системы GPS позиционирования в электротранспорте. Словно троллейбусы и трамваи в любой момент могу оторваться от проводов, соскочить с рельс и отправиться в самостоятельно путешествие. Но все нововведения – тройки по увольнениям и съем отпечатков пальцев – появились уж очень близко по времени. Словно спланированный эксперимент по внедрению рабства на предприятии. А если он окажется успешным – кому и где ждать лишения собственных прав?

Сергей Ермаков, «Харьков криминальный», специально для «УК»

Читайте также: