Белорусские активисты выходят из мест лишения свободы с коронавирусом

Коронавирус в Беларуси: что происходит в СИЗО во время пандемии?

Вся система МВД выведена из-под государственного санитарного контроля. Как устроен быт в СИЗО в условиях пандемии?

В Беларуси ежедневно фиксируют около двух тысяч новых случаев заражения COVID-19, отмечает  Deutsche Welle. Добрался коронавирус и до СИЗО — после административных арестов многим белорусам пришлось обратиться к врачу. Международный комитет по расследованию пыток в Беларуси в промежуточном отчете за сентябрь-ноябрь отметил, что «государственными органами намеренно не предпринимается никаких мер для защиты задержанных от заражения коронавирусной инфекцией и для изоляции и лечения тех, у кого присутствуют симптомы заболевания». В каких условиях активисты отбывают «сутки» во время пандемии, что говорят правозащитники и медики?

«У 5 из 10 сокамерников подтвердился коронавирус»

«Я провел опрос в чате с бывшими сокамерниками, спросил, у кого в течение трех дней после выхода был диагностирован коронавирус? Не все откликнулись, но из 10 человек у 5 тест был положительный», — говорит хирург Дмитрий Маркелов. У него ковид также подтвердился, кроме того, протекал с пневмонией. Часть из 8 суток административного ареста Маркелов провел в изоляторе на Окрестина в Минске, часть — в Жодино. «На Окрестина в камере было пять человек, в Жодино — десять: кто-то кашлял, кто-то чихал, у меня тоже появились признаки болезни. Мне было хуже всех в камере, поднялась температура, была сильная слабость. Мы долго просили врача, стучали в дверь, в конце концов, пришел фельдшер, померил температуру (у меня оказалась больше 38), дал парацетамол и разрешил постельный режим», — вспоминает Маркелов.

После освобождения мужчина вместе с правозащитниками подал жалобу и в прокуратуру Минска по поводу условий содержания на Окрестина, и в прокуратуру Минской области о ситуации в Жодино: «Обращения перенаправили в те учреждения, на которые мы жаловались. Оттуда пришли отписки, что все хорошо, никаких нарушений не было».
В частности, на сайте «Правовой инициативы» размещен ответ начальника Жодинского ГОВД Владимира Троцюка. Он сообщает, что ИВС Жодинского ГОВД в августе, сентябре, октябре, ноябре и декабре посещали проверки из МВД Республики Беларусь и УВД Минского облисполкома, которые «не нашли недостатков в материально-бытовом, санитарно-гигиеническом обеспечении административно арестованных. Факты, изложенные в жалобе, не нашли своего подтверждения».

Статистики по заболеваемости COVID-19 в СИЗО нет

«Вся система МВД выведена из-под государственного санитарного контроля и надзора, его осуществляет подразделение департамента финансов и тыла МВД. Еще летом я пытался запросить какие-то сведения о заболеваемости, мне ответили, что это информация для служебного пользования. Тем не менее, известно, что многие из административно арестованных переболели коронавирусом», — комментирует юрист правозащитного центра «Весна» Павел Сапелко.

Гражданские врачи не могут повлиять на ситуацию в СИЗО, отмечает и врач-инфекционист Никита Соловей: «После событий 9 августа в Минздрав и МВД было направлено письмо за подписью более чем 450 медиков Минска с просьбой организовать допуск гражданских специалистов в изолятор на Окрестина, чтобы оценить состояние находившихся там людей. Нам ответили, что все необходимое делается, и МВД не нуждается в помощи людей, не относящихся к их системе».

В то же время тема пандемии используется как предлог для ограничения свобод или прав задержанных. «По опыту других стран, редко где вводятся серьезные ограничения на общение с адвокатом и, как правило, это компенсируют какими-то другими формами общения — по телефону, например.

У нас, во-первых, это ничем не компенсируется, во-вторых, сами по себе альтернативные формы общения не защищены законодательно от вмешательства администрации учреждений», — считает Павел Сапелко. Ограничения коснулись и приема передач для задержанных  — в ЦИП на Окрестина их принимают раз в неделю.

«Чем больше заболеют ковидом, тем меньше выйдут на марши»

Джазмен Павел Аракелян передачу получил только на пятые сутки после задержания. За время административного ареста Аракелян успел побывать в изоляторах на Окрестина в Минске, а также в Жодино и Могилеве, и всюду, по его словам, санитарные нормы не соблюдались: «На Окрестина не было ничего: ни туалетной бумаги, ни одного куска мыла. В Жодино в восьмиместной камере нас было четырнадцать. Посуды на всех задержанных не хватало, целое крыло — 150-200 человек — ели и пили из двадцати мисок и кружек, которые можно было, в лучшем случае, сполоснуть холодной водой, горячей там нет».
В Могилеве, по словам Аракеляна, каждое утро мерили температуру, и в отличие от двух предыдущих мест заключения, где сотрудники вообще никак не реагировали на просьбы задержанных, здесь, хоть и не сразу, но могли дать заболевшим таблетки.
Мужчина вышел из СИЗО с признаками коронавируса. Признается, что тест на COVD-19 не сдавал, но все симптомы заболевания у него были: температура, слабость и отсутствие обоняния. Заболели и его сокамерники.

«Думаю, в СИЗО логика простая, чем больше задержанных заболеют ковидом, тем меньше выйдут на марши, 2-3 недели, люди, в любом случае, проведут в самоизоляции», — отмечает легкоатлет Андрей Кравченко. Мужчина тест на коронавирус тоже не сдавал, но уверен, что переболел: «На второй или третий день после задержания у меня появился кашель, на пятый — сильное жжение в носу. Уже дома я понял, что не чувствую никаких запахов». Кравченко отбывал наказание в Жодино.

«В тюрьме выстроили 40 человек затылок к затылку, пошли в узкий коридор, сказали идти на корточках, тех, кто не мог, били дубинкой. Потом довольно долго заставили стоять на полусогнутых ногах, приседать, прыгать, в самом конце — ползти на четвереньках. Естественно, все это в куртке, в шапке, на мне после этого не было ни одной сухой вещи», — вспоминает спортсмен. Условия содержания, отмечает мужчина, также оставляли желать лучшего: в первой четырехместной камере было вначале 13, позже 20 человек: «Перед сном нас расселили, по восемь человек в четырехместную местную камеру. Первый раз на прогулку вывели где-то на пятый или шестой день».

«Условия содержания заключенных в СИЗО неадекватны, мы это слышим от людей, которые там были. Скученность, замкнутое пространство, естественно, способствуют распространению коронавирусной инфекции. Даже если один человек с легкой или бессимптомной формой находится в камере, почти стопроцентная вероятность, что заболеют все. Кроме того, особое беспокойство вызывает то, что заболевшие говорят об этом работникам изоляторов, и те не принимают адекватных решений, не изолируют заболевших людей», — подытоживает врач-инфекционист Никита Соловей.

Сообщество By_Pol опубликовало новое видео с камеры омоновцев во время акции протеста.

Автор: Татьяна Неведомская;  Deutsche Welle

Читайте также: