ПРАВЯЩАЯ ЭЛИТА: ПОЛЬСКАЯ РАЗНОВИДНОСТЬ

Третий месяц Польша на грани политического кризиса. Афёра «Рывингейт», в которой замешан премьер Польши Лешек Миллер, внимание всего польского общества. Подобного в Польше не могут припомнить.

В отличие от украинских скандалов «высшего полета», их польский аналог становится поводом для расследований местной прессы, допросов высших должностных лиц вплоть до президента. Общий вывод польских наблюдателей таков: «Подобные вещи в Польше стали обычным явлением и происходят на всех уровнях власти, а председатель Совета Министров не контролирует коррумпированных чиновников. Существующая система насквозь прогнила». Такое заключение может служить неким утешением для граждан Украины: не у нас одних плохо, власть и политика, очевидно, аморальны по сути своей – вне зависимости от страны и «демократичности» государственного правления.

Суть скандала. В июле 2002 года кинопродюсер Лев Рывин пытался получить взятку в размере $17,5 млн от бывшего диссидента Адама Михника, который издает популярную в Польше газету Gazeta Wyborcza («Газета Выборча»). Михник сделал запись этого разговора. Рывин утверждает, что выступает от имени первых лиц в государстве, от некоей «правящей группы». В обмен за взятку он обещает Михнику обеспечить принятие Сеймом закона о радиовещании и телевидении с такими изменениями, которые позволили бы компании Agora S.A. (АО «Агора»), учредителю «Газеты Выборчей», заняться бизнесом на телевидении. Таким образом, коррупционное предложение Рывина сомнению не подлежит.

В 2001 году государственный комитет по телевидению и радиовещанию KRRiT (ГКТиР) приступил к новелизации закона. Закон расширяет полномочия комитета и усиливает позицию государственного телевидения ТВП, однако ущемляет интересы частных медиа компаний. В закон внесены ограничения для радиовещательных станций: в одном городе одному владельцу запрещено иметь более одной или двух (в зависимости от численности населения) радиовещательных станций.

В январе 2002 года проект закона передан на рассмотрение правительства. Правительство внесло свои изменения. Общегосударственной газете запрещено владеть коммерческим телевидением. Такая концентрация контроля над медиа-компаниями в руках правительства бьёт по частным компаниям и издательствам. Это означает, что «Агора» не может купить коммерческую телекомпанию Polsat («Польсат»). Кроме того, не сможет развивать радиовещательный бизнес, а также потеряет часть уже имеющихся радиостанций. Именно эта статья закона о деконцентрации медиа в одних руках положила начало «тихой войны» между «Агорой» и премьером Миллером.

Однако данные ограничения не касаются зарубежных инвесторов. Так, телерадиомагнат премьер Италии Сильвио Берлускони, высказывал заинтересованность в покупке «Польсата», что не вызвало беспокойство правительства.

В разговоре, записанном на диктофон, упоминается шеф польского телевидения Роберт Квятковски, который собирается в будущем приватизировать польский государственный канал TVP-2 (ТВП-2) и стать его владельцем. Упоминаются и движущие силы, руководящие новелизацией закона: тот же Квятковски и Влодзимеж Чажасты, секретарь комитета. Именно они манипулируют текстом закона, создавая возможность приватизации общественного канала ТВП-2.

На заседаниях экспертов министерства культуры неоднократно появляется секретарь комитета Влодзимеж Чажасты, который представляет интересы SLD (СЛД – правящая партия Союз левых демократов), получивший номинацию в наблюдательный совет от президента страны Александра Квасьневского. В ходе следствия стало известно, что именно его замечания и изменения в проекте закона имели основное значение, что он является идейным вдохновителем и теневым руководителем проекта.

В начале апреля 2002 г. проект закона поступил на рассмотрение Сейма. Началась война между частными медиа компаниями и правительством. В защиту закона выступила бывший вице-министр культуры Александра Якубовска, о законе говорил премьер-министр Лешек Миллер (председатель партии СЛД) и бывший министр культуры Анджей Челиньски (вице-председатель СЛД)), не остался в стороне вице-премьер Марек Поль (председатель коалиционной партии UP-СТ – Союз Труда, их поддерживает министр МВД Кшиштоф Яник (вице-председатель СЛД).

Еженедельники «Wprost» и «Polityka», радио и телевидение в один голос заговорили о том, что закон в представленном виде ущемляет демократию. Появились голоса утверждающие, что закон переделан так, чтобы уничтожить «Газету Выборчу» и «Агору». Однако министр Якубовска говорит, что это протест лишь нескольких частных компаний, которые хотят монополизировать мультимедиальный рынок. В полемику вступают СМИ. По их мнению не частные медиа компании являются самым крупным информационным концерном в Польше, а государство, которое контролирует информационные агентства PAP (Польское Агентство Прессы) и PAI (Польское Агенство Информации) и крупнейшие медиа компании – польское телевидение и радио. Назначение руководителей в эти государственные компании контролирует правительство СЛД. Таким образом, можно с уверенностью сказать о заинтересованности этой партий, которая являясь монополистом на медийном рынке существенным образом влияет на информационную политику государства и контролирует её.

На этом этапе в игру входит Лев Рывин – директор и член наблюдательного совета инвестиционной телекорпорации (TKP S.A.) – компании, контролирующей ТВ «Канал Плюс Польша» и цифровую платформу «Канал Плюс» («Канал Плюс» — подразделение междкнародного медиа-гиганта корпорации «Вивенди Юниверсал»), владелец фирмы «Heritage Films», которая на протяжении многих лет является основной на рынке электронных медиа: является производителем фильмов-«Оскаров» «Список Шиндлера» и «Пианист».

Рывин пришёл к Ванде Рапачыньской, которую хорошо знал по совместной работе, когда «Агора» владела пакетом акций «Канал Плюс».

Вот как описывает Ванда Рапачыньска предложение Рывина.

«11 июля Рывин при личной встрече попросил меня в конфиденциальном письме подчеркнуть «наши условия», которые, по мнению «Агоры», должны появиться в новом законе о телерадиовещании. Я указала на те пункты, с которыми мы раньше ознакамливали комитет по радиовещанию и Министерство культуры, т.е. то, что предлагали все частные компании. Рывин сказал, что к нему в гости на Мазурах приезжает ловить рыбу премьер-министр Лешек Миллер. На рыбной ловле я передам ему ваши пожелания».

15 июля Рывин был готов представить предложение премьер-министра. В якобы состоявшемся разговоре Миллер, от имени правительства, соглашается с «условиями» «Агоры». В замен за это «Агора» должна перевести 17,5 млн долларов на счёт фирмы Рывина «Heritage Films». Причём 30 проц. надо заплатить когда закон будет принят и вступит в силу, а 70 проц. – после покупки «Польсата». При этом Рывин подчёркивает, что эти деньги предназначены для правящей партии Союз левых демократов. Ставятся дополнительные условия: «Газета Выборча» должна перестать критиковать премьер-министра, а в «Польсат» принять на работу Рывина, который будет контролировать интересы левых демократов. На этой стадии разговора Ванда Рапачыньска передала всю информацию Адаму Михнику.

Адам Михник: «Первый раз я оказался в сложной ситуации и не мог поверить что Рывин, которого я знал мимолетно, и который входит в близкий круг «правящей элиты», мог от имени премьера Миллера сделать такое предложение — это было самоубийством. В тот момент я ничего не понял».

После дискуссий с ближайшими сотрудниками Адам Михник решил записать разговор с Рывиным, хотя был уверен, «что Рывин не осмелится повторить это предложение».

Через несколько дней Михник позвонил Миллеру и попросил встретиться. Встреча состоялась. Это признал и премьер–министр на допросе в прокуратуре. Выходя от премьера Михник лоб-в-лоб встретился с Рывиным, который входил к нему. Они молча прошли мимо друг друга.

Премьер Лешек Миллер: «Я сразу дал Рывину письмо Рапачыньской. Наступила тишина. Спросил, почему это сделал, кто ему сказал, кто подтолкнул на это. Назвал две фамилии — бывшего члена ГКТиР Анджея Зарэмбского и Роберта Квятковского. А потом спросил: «Что я должен сделать? Застрелиться?».

Узнав подробности скандала премьер Миллер промолчал и не сообщил, как положено по закону, генеральному прокурору. Он посчитал все это «гротескной фантазией» Рывина, который «обезумел от жажды денег». Это выглядит очень странным. Теперь парламентская комиссия должна выяснить, кто в верхних эшелонах власти дал Рывину такое поручение.

Факт останется фактом, однако подобные вещи в Польше стали обычным явлением и происходят на всех уровнях власти, а председатель Совета Министров не контролирует коррумпированных чиновников. Существующая система насквозь прогнила.

27 декабря 2002 года Михник опубликовал разговор в «Газете Выборчей». Политическая Польша закипела.

Генеральная прокуратура возбудила уголовное дело о платной протекции и коррупции, показания дают десятки лиц. Прокуратура допрашивает Льва Рывина и он спокойно выходит на свободу. Многие задают вопрос: почему в делах менее резонансных, где проходят суммы значительно меньшие, людей арестовывают? Прокуратура провела обыски в квартире и служебных помещениях Рывина. В отношении Рывина прокуратура избрала меру пресечения: подписка о невыезде с территории страны и изъяла загранпаспорт. В марте состоялось вручение Оскаров в Лос-Анжелесе. Фильм «Пианист» польского режиссёра Романа Поляньского, со-продюсером которого был Лев Рывин, получил номинацию, но сам режиссёр не мог выехать в США, где был бы немедленно арестован, т.к. 25 лет тому власти США обвинили его в изнасиловании. Награду должен был принять Рывин. Если бы выезд разрешили, то у простых людей родилась бы уверенность, что в Польше существует каста, которуя закон балует.

В январе 2003 г. создаётся сеймовая следственная комиссия. В неё вошли десять депутатов от разных партий. Первое заседание комиссии состоялось 15 января 2003 г. Продолжаются попытки вывести из комиссии «неудобных» депутатов.

Сеймовая комиссия ведёт расследование параллельно с Генеральной прокуратурой, происходит обмен документами. На заседания приглашают Генерального прокурора и министра справедливости Гжегожа Курчука.

Комиссия заслушала и допросила главного редактора «Газеты Выборчей» Адама Михника, кинопродюсера Льва Рывина, председателя совета директоров «Агоры». Ванду Рапачыньску, директора Telewizja Polska S.A. (АО «Польское телевидение» — ТВП) Роберта Квятковского, вице-председателя «Агоры» Петра Немчыцкого, зам главного редактора «Газеты Выборчей» Хелену Лучыво, шефа парламентского клуба СЛД Ежи Яскерня, главного редактора газеты «Нет» Ежи Урбана, секретаря ГКТиР и совладельца издательства «Muza» («Муза») Влодзимежа Чажастого, шефа политического кабинета Председателя Совета Министров Александру Якубовску, председателя ГКТиР Юлиуша Брауна, директора департамента концессий ГКТиР Агнешка Огродовчык, директор юридического отдела ГКТиР Янину Соколовску, члена наблюдательного совета ТВП Болеслава Сулика, Анджея Зарэмбского, бывшего секретаря ГКТиР. Комиссия уже провела 28 заседаний.

Свидетелям разъясняют, что в соответствии со ст. 233 п. 2 УК Польши давая показания перед следственной комиссией Сейма они обязаны говорить правду и только правду. На основании ст.233 п. 1 УК Польши неправдивые показания либо укрытие правды предусматривают уголовную ответственность в виде лишение свободы до трёх лет.

Комиссия востребовала распечатки счетов телефонных переговоров всех свидетелей, включая премьер-министра, однако члены комиссии проголосовали против разглашения счётов премьер–министра и членов его окружения.

Первым перед комиссией предстал главный редактор «Газеты Выборчей» Адам Михник. Он подчеркнул, что во время журналистского расследования старался понять, каким образом поступают деньги на счета фирмы Рывина «Heritage Films» (на счёт этой фирмы должны были поступить 17,5 млн долларов). В связи с этим Михник поставил перед собой вопрос: с кем поддерживает бизнес-контакты Рывин и его фирма? Что связывает шефа государственного польского общественного телевидения ТВП Роберта Квятковского и ТВ «Канал Плюс» Рывина, и какие связывают их бизнес-контакты? Как поступали денежные средства от совместной продукции фильмов общественного ТВП и «Канал Плюс»? Многого в этих вопросах достичь не удалось. Михник напомнил, что финансовая деятельность общественного телевидения была контролирована аудиторской компанией «Artur Andersen». На основании аудиторской проверки Министерство скарба не одобрило отчёт наблюдательного совета о финансовой деятельности ТВП. Во время журналистского следствия «Газета Выборча» пыталась получить отчёт аудита, но безрезультатно.

Перед тем, как ответить на вопросы комиссии главный директор польского телевидения Роберт Квятковски в своём обращении заверил, что он не виновен, не был автором «закона за взятку» и не посылал Рывина к Михнику. Пояснил, что работал над новелизацией закона о телерадиовещании, это было его обязанностью как шефа общественного телевидения. – «Рывин говорил Михнику о, якобы, мифической «правящей группе», чтобы придать правдивость сказанному» – так пояснил Квятковски слова Рывина. По его мнению такой группы не существует.

Однако результат работы следственной комиссии говорит о другом. Разногласия в показаниях в прокуратуре и перед комиссией шефа ТВП Роберта Квятковского заставили членов комисси потребовать отстранить на время следствия Квятковского от исполнения обязанностей председателя польского ТВ. Прокуратура провела обыски в служебном помещении Квятковского и вытребовала все телефонные счета. Збигнев Зёбро, член следственной комиссии от оппозиционной партии Право и Справедливость обратился к председателю комиссии с требованием поднять вопрос перед прокуратурой и привлечь Квятковского к уголовной ответственности по подозрению в совершении преступления – даче ложных показаний. Зёбро сослался на то, что председатель сеймовой комиссии Налэнч от имени комиссии сделал заявление в прокуратуру о совершении преступления – избиении бывшего председателя PZU (ПСО – польское страховое общество) Гжэгожа Вечежака. Это имеет связь с показаниями, которые перед комиссией дал Ежи Урбан, главный редактор газеты «Нет». Зёбро подчеркнул, что такая практика, хоть и является прецедентной, станет привычной для каждого органа, который, проводя следственные мероприятия, прийдёт к выводу, что имеются подозрения в совершении преступления.

Уйти в отставку Квятковски отказался, и это не удивительно. Властные амбиции с одной стороны и внушительные суммы, которые Квятковски получил, например, в 1999 г., в качестве оплаты за работу — 564 тыс. злотых (около 120 тыс долл. США), — отвечают на этот вопрос. Наблюдательный совет также не проголосовал за отставку: подавляющее большинство членов совета представляют интересы СЛД. Заработная плата члена наблюдательного совета составила в 1999 г. около 436 тыс. злотых в год (окло 10 тыс. долл. США).

Лев Рывин, подозреваемый апелляционной прокуратурой г. Варшавы в совершении преступления, предстал перед комиссией как свидетель с двумя адвокатами Функции адвокатов перед сеймовой комиссией ограничены: они могут выступать лишь как доверенные лица. – «Являюсь жертвой интриги Ванды Рапачыньской и «Агоры» – так представил свое видение событий Лев Рывин. Однако, когда члены комиссии начали задавать вопросы, Рывин замолчал. «Как подозреваемый, на основании ст.183 п.1 УПК Польши имею право отказаться от ответов и хочу этим правом воспользоваться».

«Что ж, пан Рывин воспользовался своим правом и не отвечал на вопросы, но в большинстве случаев отказ от ответов был для комиссии многозначащим» – так прокомментировал председатель сеймовой комиссии Налэнч допрос Рывина.

«Можно подозревать, что на разных этапах работы над проектом закона о телерадиовещании происходили фокусы, в разговорном понимании этого слова, – признал, отвечая на вопросы сеймовой комиссии, Юлиуш Браун, шеф Комитета по телерадиовещанию.

Гром грянул в субботу, когда газета «Rzeczpospolita» («Жечьпосполита») 22 марта 2003 г. напечатала интервью с президентом Польши Александром Квасьневским.

Корреспондент: «Должен ли Миллер возглавлять правительство в такой важный для Польши момент? Не отразится ли негативно скандал в правительстве на приближающийся референдум о вступлении Польши в Евросоюз»?

Президент: «На этот вопрос должен ответить сам Лешек Миллер. Я знаю, что эти дилеммы ему не безразличны. Он сражается со своей совестью и примет решение». И продолжил. – «С самого начала я говорил премьеру Миллеру и Адаму Михнику: передайте дело в прокуратуру, иначе будет несчастье. Это было в сентябре, октябре и ноябре прошлого года. Было много разговоров на разные темы, но к этому вопросу я всегда возвращался. Я говорил: «Нравится вам или нет, но афёра существует. Я имею претензии к себе…, если бы потребовал ту кассету, то имел бы её. Премьер совершил ошибку, министр справедливости Курчук (член Совета СЛД) совершил ошибку, я тоже – в каком-то смысле – совершил ошибку. Но когда премьер контролирует какой-то вопрос, то надо понимать так, что он знает, что делает. В этом же случае произошла серия существенных ошибок, надо было незамедлительно направить дело в прокуратуру. Но самый важный вопрос состоит в том, от кого же исходит предложение Рывина. И это до сих пор не выяснено».

Корреспондент: — «Догадывается ли пан президент, кто стоит за словами «правящая группа»? — «Вот именно нет, вот именно нет…» – последовал ответ.

Премьер Лешек Миллер в этот же день выступая в программе «Гость первой программы» публично резко парировал ответ президента: — «У меня нет проблем с ответом. Да, я в состоянии дальше руководить государством и правительством. Нет никаких преград». И иронически добавил: — «Это какая-то эпидемия. Недавно президент предлагал подать в отставку секретарю комитета по телерадиовещанию Чажастэму. …Если так пойдёт дальше, то, боюсь даже предположить, кому пан Президент предложит пойти в отставку на следующей неделе».

Как видим, премьер нервно отреагировал на слова президента, что не похоже на всегда спокойного в высказываниях Лешка Миллера.

Миллер сообщил о новом факте, который заставил многих задуматься: — «В конце июля 2002 г. Рывин передал письмо президенту, в котором ознакомил Квасьневского с разговором, который вызвал скандал».

Говорит член комиссии и депутат сейма, Збигнев Зёбро: — «В письме, переданном президенту, Рывин не даёт расширенного пояснения по существу дела, из чего следует, что президент об афёре знал раньше. Это письмо также «приоткрывает вторую тёмную сторону» – существует конфликт между премьером и президентом».

Комментируя интервью президента Ярослав Качыньски, лидер партии Право и Справедливость подчеркнул, что Конституция не даёт право президенту требовать отставки премьер-министра. По его мнению президент не имеет «серьёзной поддержки в парламентском клубе СЛД». Резкий ответ Миллера ставит президента, если брать во внимание письмо, в очень трудной ситуации. А правительство Миллера ставит под угрозу вступление Польши в Евросоюз в преддверии референдума».

«Пришёл момент, когда для спасения репутации партии необходимо кем-то пожертвовать. Президент выбрал Миллера. И ясно сказал, что премьер должен был поинформировать генерального прокурора о деле Рывина, как только ему об этом стало известно. Оставась сбоку, президент существенным образом влияет на назначения и дисциплину в партии. Но она вышла из-под его контроля».

Интервью президента появилось в тот момент, когда члены комиссии размышляли над трудным вопросом: имеют ли они право и целесообразно ли вызывать на комиссию в качестве свидетеля президента Польши Александра Квасьневского. Интервью развеяло их сомнения, но поставило новые вопросы перед парламентской комиссией.

На следующий день, 23 марта, президент встретился с председателем следственной комиссии, вице-маршалком сейма Томашем Налэнчем. Квасьневский передал оригинал письма Льва Рывина, датированного 25 июля 2002 года и вручённого президенту 28 июля 2002 года во время теннисного турнира в Сопоте.

«Существование корреспонденции между Рывиным и Квасьневским, с точки зрения комиссии, имеет существенное значение» – сказал Томаш Налэнч. И подчеркнул: «Мы обсуждаем вопрос вызова президента на заседание комиссии, но окончательный ответ будет дан после допроса премьер-министра Лешка Миллера, который перенесён с 12 на 26 апреля 2003 г. в связи с международными обязательствами премьера.

Оппозиционная Рlatforma Obywatelska (Гражданская Платформа) не исключает, что выступит с вотумом недоверия правительству Лешка Миллера, но это зависит от того, что скажет комиссии премьер, отвечая на вопросы. Если дойдёт до голосования в Сейме, это будет второе голосование о вотум недоверия правительству Миллера в этом году. Во время первого голосования в марте месяце не хватило 22 голоса.

Говорит Марек Бараньски, главный редактор газеты «Трибуна», являющейся рупором СЛД и пользующейся финансовым благославенством Рывина: «До этого времени партия СЛД славилась тем, что все внутренние проблемы решала в своей среде. На этот же раз кому-то стало выгодно вынести скандал на публику. В чём же дело? Дело в деньгах и власти… Сегодня решается вопрос, кто будет лидером партии. Сегодня СЛД самая сильная партия и без неё ничего нельзя решить. Кто сегодня руководит партией, тот руководит страной. И это вопрос – кто будет у власти завтра». А власть и деньги связаны между собой. И в этом вопросе спор идёт о деньгах СЛД.

В среду, 26 марта Президент Александр Квасьневский был допрошен в качестве свидетеля следователем Апелляционной прокуратуры, которая ведёт дело Рывина. Допрос проводился в президентском дворце Бельведер, который расположен в ста метрах от прокуратуры. Это расстояние шеф прокуратуры Зыгмунт Капуста и следственный прокурор преодолели пешком. Польское агентство РАР не сообщает, сколько длился допрос, известно только, что он состоялся в послеобеденное время, а поводом послужила информация о письме Рывина президенту, касающаяся разговора с Адамом Михником. Прокуратура передала сеймовой комиссии протокол допроса президента Александра Квасьневского, проходящего по делу свидетелем. На основании закона про тайну следствия эти показания могут быть разглашены членами следственной комиссии во время заседания.

«Допрос президента страны это прецедент в истории польского правосудия» — считает депутат Ян Рокита, представляющий Гражданскую платформу. «В истории Польши глава государства никогда не давал показания перед прокурором, а это значит, произошло событие, которое войдёт в аналы польского правосудия».

Депутат СЛД, зам.председателя следственной комиссии Богдан Левандовски считает, что «допрос президента говорит о том, что в Польше никто не стоит выше закона. Даже президент, если есть необходимость, даёт показания перед следственными органами. Его показания будут иметь важное значение для работы следственной комиссии».

Популярный «Tygodnik Powszechny» («Всеобщий Еженедельник») спрашивает: «Случайно ли то, что сегодня почти тайно хотели приватизировать вторую программу польского телевидения и превратить её в коммерческую телекомпанию принадлежащую de facto союзу левых демократов? А «Рывингейт» — это лишь ошибка в их работе».

«Gazeta Polska» напоминает, что в 1993-1997 г.г. в рядах прошлой партийной коалиции слышались голоса и предпринимались попытки приватизировать часть ТВП. Тогда попытка не принесла успеха, начались протесты «Unii Pracy» («Союз Труда»). Затем, после победы СЛД на выборах в 2001 году, эта идея появляется вновь. Газета, ссылаясь на информаторов, утверждает, что главным кандидатом на пост председателя этого нового канала был Лев Рывин.

Возвратимся к сегодняшним событиям. 25 марта 2003 г. Юлиуш Браун подал в отставку с поста председателя государственного комитета по телерадиовещанию.

22 марта комиссия выслушала 3,5 часовое обращение министра Александры Якубовской. 29 марта Якубовска давала свидетельские показания и отвечала на вопросы членов следственной комиссии. Она не была такая спокойная, как неделю назад. Не могла ответить на некоторые вопросы, путалась, а ранее сказанном. Загнанная в тупик вопросами Яна Рокиты, Якубовска повторяла уже сказанное в обращении, либо цитировала выдержки из документов. Неоднократно её просили отвечать на заданный вопрос прямо. Рокита коснулся вопросов монопольного бесправия общественного ТВП, процитировал вступивший в силу документ Антимонопольного комитета, касающийся вопроса монополизации медиа-рынка государством. Подчеркнул, что доминируя и имея монополию в медиапространстве государственное ТВП использует практику демпинга для ослабления конкурентов.

В разгар скандала многие СМИ уделили пристальное внимание биографии Льва Рывина. Представляли его как бизнесмена, известного кинопродюсера, актёра (играл роль российского мафиозо в фильме «Экстрадиция»).

На страницах прессы появилось опровержение Льва Рывина по поводу его связей со спецслужбами коммунистической Польши.

Третьего апреля комиссия допрашивала Болеслава Сулика, члена наблюдательного совета ТВП. Вспомнив возвращение Рывина из Советского Союза, быстрый выезд семьи в США и возвращение оттуда, что было в те годы сложно, появилось предположение о связях бывшего шефа Рывина по работе в агентстве «Интерпресс», сотрудника военной разведки полковника Войцеховского удалённого из США с отцом Роберта Квятковского, военным полковником, с которым также был знаком Рывин. Такую цепь могли использовать спецслужбы для концентрации денежных средств в руках Рывина через его «Канал Плюс». Независимый депутат Бохдан Копчиньски спросил, «чьим эмиссаром был Рывин? Людей, держащих в руках исполнительную власть? Сегодня мы говорим об этом. Моё утверждение, на фоне всего расследуемого нами дела, следующее: владея фактическими обстоятельствами, зная жизненный путь Рывина и его окружение, можно выдвинуть тезу, что Рывина использовала Военная Информационная Служба и гражданские спецслужбы ПНР. На этом фоне надо вспомнить полковника Алганова (офицер КГБ, работал в Польской народной республике на советские спецслужбы, встречался с политиками и разрабатывал новое поколение аппаратчиков, которое послушно служило Москве). Так в Польше начинаются проблемы».

Независимые журналисты начали своё расследование, и пошли тремя главными тропами. Первая — план приватизации программы ТVP-2. Вторая — желание группы политиков СЛД создать медиа концерн, который можно назвать «анти-Агора», т.е. такого, который мог бы противостоять «Агоре», издателю «Газеты Выборчей». И третий — спланированная приватизация «Издательства Школа и Педагогика» (WSiP), которое могло стать финансовой базой и войти в медиа-концерн.

Журналисты «Newsweek» возвращают нас в 2001 год. «История началась 29 октября 2001 года. На заседании ГКТиР связанный с СЛД секретарь комитета Влодзимеж Чажасты предложил, чтобы в готовящейся редакции новелизации проекта закона была запись о приватизации одной из программ ТВП. Тогда это предложение не прошло».

Чажайстый не сдавался и в августе 2002 года возвращается к «идее» частичной приватизации телевидения.

Готовый проект закона открывает новую лазейку. Вот что пишет уважаемая газета «Rzeczpospolita» («Жечьпосполита»): «В действующем сегодня законе написано, что ТВП транслирует две общегосударственные программы: Первую и Вторую. В контроверсийном проекте, который находится в Сейме, уже не упоминается сколько будет этих программ. Интересно, что в случае общественного радио ситуация остаётся без изменений – действующий закон говорит о трансмиссии четырёх программ и новый проект закона – также о четырёх».

Детально это описал «Newsweek»: «В предложении разработанном в госкомитете, а затем принятом правительством, появляются невидимые, а в действительности фундаментальные изменения. Во втором пункте статьи 26 исчезают слова: «программы Первая и Вторая», появляется обобщённое: «ТВП». (…) Происходят нелогичные вещи: в законе о Польском Радио правила становятся более точными, а правила о ТВП – более общими».

Такая обобщённая форма изложения закона даёт возможность приватизировать вторую программу ТВП – канал ТВП-2 или, как предполагает Юлиуш Браун, шеф ГКТиР, «позволяет телевидению прекратить трансляцию Первой или Второй программы – и тогда, используя освободившиеся частоты, комитет по телерадиовещанию перераспределяет частоты и выдаёт концессию уже новой, частной телекомпании». Браун вспоминает, что «Министерство культуры во время работы над проектом закона написало, что министерство скарба принимает решение о приватизации одной из программ ТВП. В правительственном же проекте закона этой записи уже нет. Таким образом были созданы предпосылки для приватизации программы ТВП-2».

Касаясь второго пункта расследования журналистов – создание финансовой базы группой, действующей в интересах СЛД, — обращает внимание тот факт, что «такой базой могло бы стать «Издательство Школа и Педагогика» – эту гипотезу выдвинули в августе прошлого года журналисты «Newsweek».

После разглашения записи к этой же гипотезе возвращается «Жечьпосполита». Обращает на себя внимание, «что судьба «Издательства Школа и Педагогика» решалась во время третьего тендера, именно тогда, когда Рывин обратился с коррупционным предложением к «Агоре». В тот момент «Агора» была одной из восьми фирм, которые приняли участие в тендере. 1 августа министр скарба Веслав Качмарэк вынес решение допустить к дальнейшему этапу переговоров «Агору», издательство MAC Edukacja («Воспитание») и Muzu («Муза»). Именно «Муза» связана с Влодзимежэм Чажастым, секретарем госкомитета по телерадиовещанию. (…) В сентябре 2002 г. «Агора» и «Муза» представили свои коммерчесские предложения. Одновременно в «Газете Выборчей» появляются критические статьи о фирме «Муза» и Чажастом. А 15 ноября министр скарба дал исключительное право на дальнейшие переговоры о приватизации «Издательства Школа и Педагогика» фирме «Муза». «Агору» выбросили из игры».

Таким образом был сделан первый шаг к созданию медиа концерна СЛД, который должен был принять на себя функции «анти-Агора» и противодействовать компании «Агора» дальнейшему расширению влияния на мультимедиальном рынке.

Какую же позицию занимают две крупные и влиятельные популистские политические партии LPR (ЛПС — Лига польских семей) и Samoobrona (Самооборона)? В прошлом их лидеры неоднократно высказывали мнение о «варшавской элите», которая наживается за счет простых поляков. Это подтвердил скандал «Рывингейт».

Крушение иллюзий общества состоялось. Они не верят модернизированным экс-коммунистическим партиям. Ярким подтверждением тому является опрос общественного мнения: СЛД граждане доверяют всё меньше, а 64 процента не верит, что «Рывингейт» расставит все точки над “i” и прокуратура в состоянии справиться с возложенными на неё обязанностями.

УЧАСТНИКИ СКАНДАЛА

Адам Михник

Адам Михник родился 17 октября 1946 г. В Варшаве. Студенческие годы в Варшавском университете прерывались отсидками в тюрьме (1965); в 1968 г исключён из университета за протесты и осуждён на 3 года. Был освобождён по амнистии в 1969, несколько лет работал электросварщиком. Основатель и член KOR (Комитет защиты рабочих) в 1977-1980 г.г. В 1975 г. экстерном окончил исторический факультет Познаньского университета. С 1977 года редактор независимых изданий («Biuletyn Informacyjny», «Zapis», «Krytyka»). В 1980-1981 советник независимого профсоюзного объединения Солидарность (NSZZ «S») в регионе Мазовше, член и советник объединения «Солидарность» в металлургическом комбинате им. Ленина в Кракове.

Автор научных работ и публикаций, философских трудов и эссе. В день введения военного положения в Польше 13 декабря 1981 г. интернирован, 3 сентября 1982 года предъявлено обвинение в попытке свержения государственного строя; амнистирован в 1984 году. Арестован в 1985 году и осуждён на три года. Амнистия 1986 года дала ему свободу. Участник переговоров «круглого стола в Магдаленке, участвовал в негоциациях рабочей группы по вопросам политических норм и СМИ между демократической оппозицией и коммунистическим правительством генерала Войцеха Ярузельского.

«Газета Выборча» была основана в 1989 году как платформа для первых демократических выборов в Польше. Её основателями является группа журналистов и деятелей независимых оппозиционных издательств. С первых дней редактором был Адам Михник. Начинала газета с восьми страниц и с тиражём 150 тыс экземпляров. Сегодня газета выпускается на 114 страницах с дневной продажей 424 тыс.экземпляров, работает в газете 770 журналистов в Польше и 6 за рубежём.

Мыслитель, историк, эссеист, политический публицист, автор многих статей и книг, в их числе: «Костёл, левица, диалог» (1977), «Шансы польской демократии» (1984), «Такие времена… Создание компромисса» (1985), «Польский впорос» (1987), «Дьявол нашего времени» (1995). Статьи в газетах «Der Spiegel», «Le Monde», «Liberation», «Lettre Internationale», «New York review of Books», «The Washington Post» и др.

Лауреат Prix de la Liberte французского PEN-Клуба, награждён фондом по Правам человека им. Roberta F. Kennedy. Почётный доктор New School for Social Research, University of Minnesota, Connecticut College, University of Michigan. Человек Европы 1989 года, лауреат премии международного союза журналистов Европы (1995); награждён медалью имени Imrego Ngaya (1995). Получил награду в области Журналистики и Демократии Организации по Безопасности и Сотрудничсеству в Европе (ОБСЕ) в мае 1996.

Награждён венгерским Орденом Офицерский Крест Заслуги. В июле 1999 г. стал первым не испанским, лауреатом престижной награды для журналистов им. Francisco Cerecedo; в ноябре награждён одной из высших чилийских наград, Командорским Орденом Bernardo O»Higginsa. Как единственный польский журналист оказался в списке 50-ти «Героев свободы слова», награды, учреждённой 3 мая 2000 Международным институтом Прессы (IPI). В сентябре 2001 награждён Орденом Великого Князя Литовского Гедымина «за вклад в развитие отношений между Польшой и Литвой»; в сентябре получил награду Carla Bertelsmanna «за мужество и стремление к свободе в области реформирования гражданского общества и СМИ». Награждён Большим Крестом Заслуги как редактор «Газеты Выборчей», «олицетворяющей собой политический, моральный и экономический прогресс». В ноябре в Королевском дворце в Амстердаме Михник получил награду Erazma «за признание заслуг и вклад в развитие европейской культуры, общественных наук и общества». В Мадриде получил награду фонда им. Salvadora de Madariagi «за многолетнюю борьбу за права человека и защиту демократии». В феврале 2002 г. награждён румынским еженедельником «Adevarul» «за чистый разум и выдержку в борьбе за демократию». В ноябре 2002 г. получил украинскую награду «За заслуги перед украинским народом».

Лев Рывин

Биография Льва Рывина не отличается от биографий бывших коммунистических функционеров, «сладко» обосновавшихся сегодня в СЛД.

Родился в 1945 в Пинске в СССР. В 1959 году был репатриирован в Польшу. Через 3 года его семья выехала в США (по программе воссоединения семей), в этом помог Польский Красный Крест. Однако родители решили возвратиться в Польшу. Имея 17 лет Лев остался продолжать учёбу в Tiden High School N.Y. Возвратился в Польшу в 1972 и поступил в Варшавский университет. Работал учителем, переводчиком в Прессагентстве «Интерпресс», в организации, работающей под прикрытием разведслужб Польской Народной Республики. Познакомился с полковником Мирославом Войцеховским, специалистом в области пропаганды, выдворенным из США за шпионаж. Когда Войцеховского назначили председателем Радиокомитета, тот взял к себе Льва. Началась настоящая карьера. Шёл 1983 г. Работал в госкомитете по телерадиовещанию в Варшаве заведующим торговым отделом по связям с заграницей польского телевидения, которое вскоре преобразовал в «Poltel», фирму занимавшуюся киноуслугами, дистрибуцией и продажей фильмов. Приложил усилия для подписания выгодного контракта с американской компанией, которая приступила в Польше к съёмкам фильма «Вихри войны». Благодаря этому «Poltel «заработал миллион, что было тогда огромной суммой, а Рывин неожиданно для него стал валютным банкиром телевидения. Если я не дал кому-то валюту, то никто из телевидения не мог выехать за границу» — так вспоминает Рывин. В это время Рывин начинает много ездить по миру и завязывать новые бизнес-контакты.

В 1986 году Рывин подготовил для показа сокращённую версию фильма «Shoah» Claude»a Lanzmanna. Фрагмент девятичасового фильма о Холокосте, был так сокращён, чтобы главным его акцентом был польский антисемитизм. Фильм вызвал бурю негодования зрителей.

В 1989 г. Лев Рывин назначен вице-председателем ГКТиР по финансовым вопросам, а в 1991 г. был уволен. Предпринимает первую попытку приватизации ТВП-2, но против этого выступили профсоюзы.

В начале 90-х годов Рывин выложил деньги на фильм о генерале Ярузельском, «польском Пиночете», над которым сегодня продолжается суд.

Имея контакты на Западе и людей, которые были уволены с телевидения, основал собственную фирму «Heritage Films» и занялся производством фильмов. Первые большие деньги заработал во время съёмок фильма «Список Шиндлера», известного голливудского режиссёра Стивена Спилберга. По поводу знакомства Стивена Спилберга и Рывина ходит анекдот. «Когда Спилберг приехал в Польшу, Рывин взял его на прогулку по краковскому Казимежу (район Кракова). Зашёл с ним в магазин и купил квашеные огурцы, которые съели тут же в магазине. Для Спилберга, родители которого были выходцами из украинской Одессы, это было личное огромное переживание, так как о квашеных огурцах ему приходилось лишь слышать, но никогда их не ел, так как в Лос-Анжелесе их просто нет». Под впечатлением огурцов Спилберг принял решение вести съёмки фильма «Список Шиндлера» в Кракове.

Фирма «Heritage Films» является сопродюсером более 20 фильмов: «Европа, Европа» Агнешки Холланд, «Похищение Агаты» Марка Пивоварскoго, «Батя», «Охранник для дочери» Мачея Слешицкого, «Любовные истории» Ежи Стухра, «Кольцо с орлом в короне», «Страстная неделя» и «Пан Тадеуш» Анджея Вайды, «Пианист» Романа Поляньскогоy, «Колдун» Бродского.

Сегодня Рывин основная фигура в польской кинематографии. А вот как оценивает Лев Рывин профессию продюсера: «Это такой тип, который не имеет таланта или опыта, но может идеально исправить проект фильма – это такой тренер с животиком».

Под конец 90-х годов с Робертом Квятковским Рывин принимает попытку вторично войти в большой телебизнес, который его притягивает. Это было ТВ «Platforma Cyfrowa» стоимостью 150 млн дол. Но попытку успевает торпедировать бывший министр скарба Емиль Вонсач с оппозиционной «Солидарности» AWS.

В широкий круг знакомых Рывина входили политики, с которыми он встречался на премьерах фильмов и спортивных мероприятиях – такие инвестиции перестают быть аполитичны, особенно тогда, когда партнёрами в бизнесе становятся контролируемые политиками ТВП и Телекоммуникация Польши.

Для поднятия своего престижа Рывин принял предложение стать председателем Польской федерации тенниса, хотя ничего общего с этим видом спорта не имел.

Когда скандал достиг апогея, Рывин подал в отставку с поста председателя «Канал Плюс».

Рывин имел наилучшие контакты с СЛД. Был, теоретически, идеальным «миссионером». Только возникает вопрос: чьим?

Рывин является лауреатом награды «Джентельмен 2001 года» за позицию, достойную подражания в личной жизни и профессиональной деятельности. Сегодня это выглядит иронической насмешкой.

Лешек Миллер

Лешек Миллер родился 3 июля 1946 г. в Жирардове. Окончил институт Общественных наук в Варшаве, магистр политических наук. В 1963 — 73 г.г. работал электромонтером на льнообрабатывающем заводе. Член Польской объединённой рабочей партии PZPR (ПОРП, руководящая коммунистическая партия Польши до 1989 г.) с 1969 г. до ее роспуска в 1990 г. В 1977 г. окончил Высшую школу общественных наук при КC PZPR (Центральном комитете ПОРП). С 1988 г. — секретарь ЦК и член Политбюро ПОРП. Участник «круглого стола» коммунистических властей с оппозицией. В 1990 г. вместе с Александром Квасьневским основывает партию SdRP (СДРП — социал-демократия Республики Польша), в которой постоянно занимает руководящие посты. Во время правления левых сил в 1993 — 1997 гг. был министром труда и социальной политики, управлял канцелярией Совета министров, руководил министерством внутренних дел и администрацией. После консолидации левых сил в июле 1999 избирается председателем СЛД. С 2001 г. десятый премьер-министр III Жечьпосполитой. Дети Лодзи признали Миллера Кавалером Ордена улыбки, в 2000 польский отдел UNICEF признал его Послом Доброй Воли.

Влодзимеж Чажасты

Бизнесмен, политик. Карьеру начал в 80-х годах в Союзе польских студентов. Там познакомился с людьми, которые стали его приятелями: Веславом Качмаркем, бывшим министром скарба (в январе уволен с поста), Анджеем Бартиковским, шефем Агентства внутренней Безопасности Польши, Робертом Квятковским, шефем польского общественного телевидения. Сегодня Чажасты основная движущая фигура в Комитете по телерадиовещанию.

Читайте также: