СМЕШКО VS. ПИСКУН — БУДЕТ СУД?

На днях в программе В. Арьева «Закрытая зона», генеральный прокурор Святослав Пискун публично заявил, что во времена президентства Леонида Кучмы в его адрес поступали угрозы от тогда руководителя СБУ Игоря Смешко. Пискун рассказал, что, узнав о указе о своей отставке, он планировал срочно созвать пресс-конференцию. «Вдруг раздается звонок. Звонит мне Смешко: «Ты не вздумай там дурака валять, потому что реакция наша будет очень быстрой и тихой». И положил трубку», рассказал Пискун. Заявление иначе, как сенсационным не назовешь. Хотя бы потому, что обвинения, высказанные главным прокурором государства, «тянут», как минимум на ряд статей УК. Понятно, что высказывая эти обвинения, генпрокурор отдавал себе отчет в их серьезности, а также имел на руках неоспоримые доказательства угроз — например магнитофонную запись разговора со Смешко. В противном случае, «под статьи» попадает уже сам Пискун.За комментарием «Трибуна» обратилась к обвиненному генпрокурором экс-главе СБУ Игорю Смешко

-Игорь Петрович, не могли бы Вы прокомментировать обвинения Генерального прокурора Святослава Пискуна в Ваш адрес, что Вы угрожали ему по телефону, после снятия его с поста Генерального прокурора осенью 2003 года?

-В твоем вопросе, Евгений, уже содержится частичная логика ответа на него. Зачем было угрожать Святославу Пискуну после его снятия с должности Генерального прокурора в 2003 году? Я подчеркиваю, именно, — после снятия?

И зачем кому-либо было «блокировать» какую-либо его пресс-конференцию в то время?

Что он мог тогда сказать о деле Георгия Гонгадзе? Сообщить о том, что генерала Пукача задержали по обвинению в уничтожении материалов милицейской слежки за Георгием? Это и так было известно. А ничего другого ни только Святослав Михайлович, но и другие в правоохранительных органах в то время еще не знали.

Правда заключается в том, что только оперативно-розыскные мероприятия спецподразделений СБУ с сентября 2003 года по январь 2005 года, дали ответы прокуратуре на то, кто именно снял «наружку» с Георгия Гонгадзе 16 сентября 2000 года, и кто был с ним в машине, на которой его увезли с места его исчезновения в этот же день. И не только дали ответы, но и обеспечили процессуальное закрепление этой информации. Ключевыми же, при этом, были соответствующие информации СБУ, переданные в прокуратуру в начале августа 2004 года и в январе 2005 года. Именно оперативники Службы безопасности 27 января этого года предоставили возможность сотрудникам прокуратуры допросить двух ключевых свидетелей, впервые давших под протокол показания, позволившие после этого провести задержание лиц, которые в настоящее время обвиняются в исполнении убийства Георгия. Свою роль сыграла в этом и милиция, но, правда, уже после февраля 2005 года. Без этого, не умаляя профессиональной работы следователей прокуратуры, не было бы задержания нынешних обвиняемых в исполнении убийства. В том числе, и предъявления нового уже обвинения и генералу Пукачу. При чем же здесь «героические действия» осенью 2003 года?

Что же касается высказанных обвинений в мой адрес, то сегодня я отправил письмо Святославу Михайловичу, с предложением извинится, и опровергнуть его «изложения на вольную тему», в отношении меня, в программе Владимира Арьева на 5 канале.

В противном случае, мой адвокат немедленно начнет соответствующие процессуальные действия и Святославу Михайловичу придется в суде доказывать свои обвинения. Соответствующие юридические консультации с моим адвокатом я уже так же провел сегодня. Это уже не шутки…

Что же касается самого звонка, о котором он сообщает в своем интервью, то его, разумеется, не было. До момента отставки С.Пискуна осенью 2003 года, я был на должности Председателя (СБУ — прим. авт.) менее двух месяцев… У меня просто еще не было вопросов, по которым я мог бы общаться тогда с ним. Тем более по телефону… Я ведь тогда еще только осваивал должность.

Правда, я хорошо помню, как сам Святослав Михайлович позвонил мне в первые дни моей работы в должности Председателя по вопросу борьбы СБУ с контрабандой в г.Одесса…И я не только помню…

Но это уже тема другого разговора, а что же касается Вашего вопроса, то если не будет извинений — будет суд!

Евгений Лауэр Трибуна

Читайте также: