Как Сталин НЕ победил коррупцию

Хотя в постсоветском обществе принято считать, что при Сталине взяточничества не было, коррупция присутствовала и тогда. Большей частью взятки были «в ходу» для решения бытовых вопросов, однако коррупция на местах затронула и промышленную отрасль.

Согласно недавно опубликованному отчету Ernst & Young, по уровню коррупции в бизнесе Украина занимает третье место в Европе – 85% менеджеров признались, что без взятки не обойтись. Коррупция существенно мешает улучшению бизнес-климата и реализации инвестпроектов в стране, поэтому украинская власть предприняла новую попытку борьбы с ней, криминализировав все элементы активного и пассивного взяточничества.

Согласно вступившему в силу 18 мая закону, даже обещание взятки (в Уголовно-процессуальном кодексе — обещание или предложение неправомерной выгоды) считается уголовным преступлением. Однако, как показывает история, без создания благоприятных условий для бизнеса и снижения уровня бюрократии победить коррупцию невозможно.

Напомним, коррупция стала почти неотъемлемой частью экономической жизни общества еще в годы НЭПа в связи с противоречивой политикой государства в отношении частного капитала — с одной стороны, советское правительство декларировало некоторую свободу торговли, с другой – продолжало борьбу с «классовыми врагами». После введения ряда мер по наступлению на «частника» (прямых вроде запрета на оптовую продажу им изделий из кожи и косвенных — снижения розничных цен и увеличения налога на прибыль частного капитала), нэпманы были вынуждены переходить на полулегальное положение.

Взяточничество стало одним из самых распространенных преступлений и, по мнению советской власти, одним из самых социально опасных, поскольку считалось, что таким образом буржуазия стремилась подчинить хозяйственный аппарат страны частным интересам. В 1922 г. правительство начало кампанию по борьбе со взятками – к примеру, согласно криминальному кодексу 1922 г. должностное взяточничество наказывалось от 3-хлетнег о лишения воли до высшей меры (расстрела) и конфискации имущества. (Отметим, что в 1924 г. на взяточничество приходилось около 40% привлеченных за должностные преступления).

С концентрацией власти в руках Иосифа Сталина борьба с коррупцией усилилась. Расследования дел по взяточничеству проводились в кратчайшие сроки, выносимые судами наказания ужесточились; кроме того, к уголовной ответственности привлекались не только взяткополучатели, но и взяткодатели. Однако с другой стороны, именно это ужесточение и усложняло борьбу со взяточничеством, поскольку показания дававших взятки людей зачастую были единственными доказательствами преступления, к тому же, проводить расследования мешала царившая на предприятиях и в артелях круговая порука.

Кроме того, как отмечает историк Игорь Говоров, поскольку в СССР действовало большое количество разнообразных должностных инструкций, директив и указаний, даже для принятого за деньги решения чиновники могли придумать официальную причину.

Таким образом, взятка оставалась одной из частей механизма работы экономики, только характер «подношений» сменился с денежного на натуральный, поскольку его сложнее было доказать в суде. Взятки передавались в виде покупки за бесценок дорогих вещей или продажи малоценных вещей по завышенным ценам, выплаты денег за якобы оказанные «экспертные» услуги, «проигрыша» в карточной игре и особенно часто – оформления фиктивного совместительства; кроме того, в виде взятки выступали банкеты – в особенности, ревизорам и проверяющим комиссиям. Наиболее распространенным взяточничество было в быту, однако и работа промышленности была тесно связана с ним.

«По сути дела, в условиях тотального дефицита и ограничений, взятка оказывалась для руководителей единственным средством добиться досрочного выполнения заказа, внеплановой отправки груза, внеочередного отоваривания фондов, отпуска товаров лучшего качества и сверх нормы» — пишет И. Говоров. По информации российского историка Бориса Соколова, министр транспортного машиностроения СССР Вячеслав Малышев, в годы войны возглавлявший танковую промышленность, за полгода в министерстве потратил на банкеты 1,8 млн рублей. А министр углепрома западных районов СССР Дмитрий Оника в мае 1946 года потратил на банкеты 350 тысяч рублей за счет угольных предприятий.

Взяточничество на предприятиях СССР было тесно связано с хищениями, которые приобретали замысловатый характер. К примеру, по словам историка РФ Ольги Эдельман, руководители промышленных предприятий организовывали подпольное производство профильной продукции, уводя от учета часть изделий и пуская их на продажу на «черном рынке». «В курсе была только верхушка нелегального предприятия – как правило, руководитель, бухгалтер и еще два-три должностных лица, содействие которых оказывалось необходимо» — пишет она.

В Украине за последние годы коррупция проникла на все уровни власти, экономики и общества и приобрела характер национального бедствия. Взятки и откаты маскируются под статьи расходов, заложены в тендерах и проектах. История убедительно демонстрирует, что одними только «сталинскими» методами искоренить это явление нельзя. Поэтому украинской власти, видимо, следует думать не только (и не столько) об ужесточении соответствующих статей УК, но прежде всего, об упрощении ведения бизнеса и минимизации роли государства в рыночных отношениях.

Автор: Валерия Вольвач,  UGMK 

Читайте также: