Полицейская одержимость свастикой в России

В России появилось новое развлечение — поиск и запрет свастики везде, даже в самых невероятных местах. Волна увлечения добралась до игрушек в Детском Мире, в магазине «Техника молодежи» и домах владельцев магазина прошли обыски и изъятия моделей самолетиков, в Смоленске оштрафовали журналистку за публикацию архивной фотографии времен оккупации города фашистами, и ведь это только верхушка айсберга.

 Журналист Илья Шепелин специально  отправился в глубины России на встречу с мелким провинциальным депутатом, которого оштрафовали за публикацию во ВКонтакте фотографии исписанного свастикой забора. Депутат боится преследований, поэтому попросил не называть его настоящего имени и города, где он живет, но истории это не меняет: невероятный полицейский поисковик по свастонам, покупки алкоголя ночью, нравоучительные беседы в отделении, веселые судьи и Россия-2015 во всей красе. Спасибо, Земля!

— Требую именем народа! — требует 30-летний региональный блогер Василий, выставляя перед кассиршей пузатые баклажки «Охота. Крепкое».

— Пивчанского пробейте! — на всякий случай поясняет региональный блогер Василий.

На часах четыре ночи, что гипотетически делает невозможным покупку алкоголя после десяти вечера. Но по дороге Василий вспоминает, что он не только блогер, но еще и депутат местного молодежного парламента, что страшно ободряет регионального блогера перед встречей с кассиршей. Вообще-то у этого парламента нет никаких полномочий и обязательств, а о его существовании вряд ли помнит даже учредивший сей орган чиновник. Депутатами этого молодежного парламента утвердили всех, кто умеет пользоваться электронной почтой и вовремя отправил по ней заявку на вступление.

— Именем народа! — назидательно повторил Василий и пододвинул бутылки к кассирше. Она снисходительно хмыкнула и пробила алкоголь. Правда, увы, депутатское звание Василия тут не сыграло никакой роли: огромный супермаркет в центре этого провинциального городка и так круглосуточно торгует алкоголем. Соседние магазины в свое время долго искали обходы закона о запрете продажи выпивку ночью и, например, догадались устанавливать у выхода барные стойки, что как будто бы превращало магазин в питейное заведение. Но крупные супермаркеты города решили не искать уловок, а попросту продолжили торговать бухлом по ночам.

Мы выходим с пластмассовыми бутылками на улицу и отхлебываем теплого пива.

— Нет! Так не пойдет! — решительно заявляет молодежный депутат Василий, с тоской разглядывая «Охоту». — Давай водочки еще возьмем.И мы возвращаемся в богоугодный супермаркет. Завидев нас с водкой, кассирша салютует и сама говорит, принимая бутылку: «Ну, раз именем народа…». Месяцем ранее городской суд признал регионального блогера и молодежного депутата Василия экстремистом, о чем он мне и рассказывает, когда мы принимаемся наконец за купленные напитки.Экстремистом Василий проснулся от звонка из полиции. Бодрый голос в трубке представился лейтенантом Марковым из отдела по борьбе с экстремизмом.

— Все нормально, вы не переживайте, — успокоил лейтенант.

— Вы просто приходите к нам, нужно пообщаться. Про Интернет поговорим, все как вы любите.Полицейский быстро надиктовал адрес и разъединился. Василию стало не по себе. «Обычно-то мне менты не звонят», — думал он, не подозревая, по какому поводу его вызывали. При встрече в полиции лейтенант Марков повел себя необычно.

— Значится, «Адольф, проснись, менты хуеют?» — игриво обратился к региональному блогеру полицейский.Василий поперхнулся.

— Да-да! Хуеют менты, Адольф! — повторил неожиданную фразу борец с экстремизмом. Василий, опешив, заозирался по сторонам. Ситуация отчасти соответствовала словам лейтенанта. Но Марков все-таки решил объяснить.

— Что? Забыли? Ну так я вам напомню.Он подвел блогера Василия к своему столу, достал из тумбочки папку с бумагами.

— Вот! Распечатки скриншотов вашей личной страницы, на интернет-сайте… — лейтенант запнулся и глянул в папку, — социальной сети ВКонтакте! Узнаете? Так тут же все и написано: вот эту фотографию вы выложили 17 сентября 2010 года, — полицейский повертел фотографию бетонного забора, на котором, в самом деле, были нарисованы свастика с надписью «Адольф, проснись, менты хуеют!».

Вам придется представить суровый свастон на месте этой милой кавай-картошки

Вам придется представить суровый свастон на месте этой милой кавай-картошки

У Василия во ВКонтакте выложено больше трех тысяч фотографий, большинство из которых составляют предмет его коллекционирования — бетонные стены и заборы с надписями. Большинство из них либо остроумно задуманы авторами, либо настолько безумны и парадоксальны, что от этого становятся еще смешнее.

Например: «Я умный и певец», «Настюха — самец!», «Кто не православный — тот получает по ебалу», «Бабы отнюдь не козлы». Не говоря о таких, которые становятся хитами Интернета, вроде «Бросать пить в такое сложное время для страны — глупо и подло».

— И вот на эту еще посмотрите, — продолжил полицейский и показал листок, на котором была фотография забора с нарисованной свастикой, к которой были приписаны тире и слова «Нацики сосут мою писю».

— Тоже выложено в 2010 году. Вы совершили преступление — продемонстрировав нацистскую символику. Это, между прочим, вам обойдется от штрафа в одну тысячу рублей до административного ареста в пятнадцать суток.

— Я же просто собираю низовое народное творчество! Это же как наскальные рисунки… — попробовал возмутиться региональный блогер Василий.

— Я бы тебе не советовал, — перейдя на «ты», веско оборвал его полицейский, и напомнил про максимальное наказание.Молодежный депутат понял, что объяснять что-либо про низовое народное творчество лейтенанту бессмысленно, и быстро стал соглашаться со всем, о чем его спрашивали, только изредка возмущаясь. Он подтвердил, что это его страница в соцсети и что это именно он размещал предъявленные фотографии.— Но в этих фотографиях ведь нет никакой нацистской пропаганды! Неужели запрещено любое изображение свастики?

— Я бы тебе не советовал, — вздохнул борец с экстремизмом и начал вбивать одним пальцем на клавиатуре в строке поисковика Mail.Ru запрос: «свастика нацизм запрещена».Выпавшие данные поисковика с сообщениями о том, что, исходя из последней редакции законодательства, теперь запрещена любая демонстрация свастики, быстро убедили регионального блогера, и он отступил.

— Давайте я просто фотографию удалю? Я согласен теперь, что по законам свастику нельзя выкладывать. Я же не фашист какой-то.

— Я бы тебе не советовал. Дело уже запущено, опрошены свидетели, которые видели эти фотографии у тебя на странице. Сделаешь только хуже.

— Да у вас там, что? Специальный поисковик по свастонам, что ли? Вы как вообще нашли эти фоточки из какого-то бородатого года среди трех тысяч картинок у меня? — из любопытства поинтересовался Василий.Полицейский Марков не без гордости улыбнулся.

— Все сам, все сам! На этом стареньком компьютере все пролистал, — сказал он, похлопывая серый системный блок. — Нашел твою страничку, показался ты мне интересным. И пролистал, пролистал все три тысячи фотографий!… Только ты скажи: ну чего так много фотографий выкладываешь, а?

— А вы только у меня так все просмотрели внимательно?

— Ну зачем же. Я всеми интересуюсь, слежу. Вот еще пять аналогичных дел веду, — показал лейтенант на стопку папок. — А вообще ты нормальный, я смотрю! Главное, ты закону не противодействуй.Суд прошел на следующей неделе. Полицейский встал рядом с молодежным депутатом Василием у входа в зал заседаний и без умолку втюхивал что-то о нацистской угрозе. При этом он разговаривал с Василием, как старый приятель. Настолько старый, что уже успел завести на тебя административное дело.

svaston-2

— Понимаешь, — говорил он, — на Украине тоже все началось с того, что там свастики стали в Интернете выкладывать. И к чему это привело? Оранжевая чума! Майдан! Сам видишь…

— А если свастика индийская, — посетил Василия неожиданный вопрос.

— Че?

— Свастика же не только у фашистом была, но и у индусов, например. Если их изображения свастики выкладывать?

— Я бы не советовал… — лейтенант Марков явно был разочарован региональным блогером. — Выебываться я бы не советовал.Судья спросил у обвиняемого Василия, почему тот выкладывал фотографии с надписями «Адольф, проснись менты хуеют» и «Нацики сосут мою писю».

— Я собираю фотографии настенных надписей.

— То есть вас это интересует как низовое народное творчество? — понимающе улыбнулся судья. — Как наскальные фольклорные изображения?

— Совершенно верно! — обрадовался Василий тому, с какой ясностью судья отнесся к нему.— Приговаривается виновным… — пробубнил судья спустя 15 минут в скороговорке, зачитывая вердикт. До этого Василий видел, как судьи выносят приговоры, только в фильме «Левиафан». За то, что обвиняемый раскаялся и оказал помощь расследованию, он получил минимальное наказание — штраф в тысячу рублей.

— А я так и думал, что ты нормальный парень! — полицейский любезно проводил регионального блогера Василия до работы, не слезая со своей волны.

— Ты на меня-то не обижайся только. Я тоже нормальный парень! Так только, профилактику приходится проводить с такими, как ты… А вообще, знаешь, я рыбак! Но я никогда не рыбачу сетью, только удочкой! Приехали? Ну бывай, до встречи!

Кавай-картошка приговаривает вас к нежной смертельной казни

Кавай-картошка приговаривает вас к нежной смертельной казни

Автор: Илья Шепелин, batenka.ru

Читайте также: