Как меня чуть не изнасиловали в подъезде

Эту чудом закончившуюся благополучно   историю  рассказала  Полина Немировская, в то время студентка юридического колледжа.  Которая выпила много водки в китайском кафе на Мытнинской улице и решила идти к подруге на Васильевский остров пешком. В подъезде чья-то мягкая рука закрыла ей рот. В левое ухо шепнули: «Тише, малышка, всё будет хорошо»…

Ранней осенью 2013-го года я выпила много водки в китайском кафе на Мытнинской улице и решила идти к подруге на Васильевский остров пешком. Ночи уже давно не были белыми, поэтому улицы становились опасным местом, но меня этим не напугаешь. Я шла по Невскому проспекту, преодолевая различного рода трудности, связанные с нахождением в состоянии алкогольного опьянения. От Мытнинской до Гаванской идти долго, наверное, больше часа. Но я дошла.

У меня была музыка в айподе, и она была на удивление хорошей. Я остановилась у домофона, но не звонила в него, потому что хотела дослушать песню. Песня кончилась. Я вынула наушники и набрала цифру 5. Дверь запищала, я дёрнула её, а чья-то мягкая рука закрыла мне рот. В левое ухо шепнули: «Тише, малышка, всё будет хорошо».

Я, в общем, поверила и решила, что какой-то знакомый решил надо мной пошутить. Пока мы поднимались по лестнице к почтовым ящикам, мой рот всё ещё был зажат.

Голос сказал зайти за угол, я послушалась. Мягкие руки повернули меня лицом к их обладателю. Он был русым, бородатым, носил синюю пуховую жилетку и ни на кого из моих друзей-шутников не походил. По виду я дала бы ему лет 30. Знакомы мы с ним явно не были. Он так же аккуратно, как закрывал мой рот минутой раньше, начал лезть мне под одежду и продолжал шептать, что всё будет в порядке и мне стоит расслабиться. Но я-то понимала, что в порядке ничего не будет.

Первый курс юридического факультета не прошёл даром, и моё знакомство с уголовным кодексом на тот момент уже состоялось. Русый парень, напротив, о наиболее вероятном варианте развития событий не знал, поэтому я решила ввести его в курс дела.

— Ты понимаешь, что сейчас будет? — я решила зайти издалека.

— Всё будет хорошо, — шёпотом заверил меня он, параллельно пытаясь снять с меня кофту.

— А вот и нет! — радостно возразила я, как возражает студенту профессор, сумевший заманить его в логическую ловушку. — Сейчас я буду кричать. Из-за этого выйдут соседи и увидят нас. Вызовут полицию. Тебя увезут, возбудят дело, будут судить по 131-й статье.

Потом отправят на зону. Знаешь, что там делают с такими, как ты? — как я слышала, за изнасилование несовершеннолетних в тюрьме опускают, а мне как раз было 17.

— Детка, расслабься… — рука уже расстёгивала мои джинсы. Парень явно жил настоящим, а не будущим.

К этому моменту меня наполнил праведный гнев: такое пренебрежительное отношение к моим познаниям в области уголовного законодательства было в крайней степени оскорбительным. Но казалось, что перспектива уехать далеко и надолго нисколько не трогала организатора моего ночного приключения. Пришлось придумывать другие способы воззвать к его инстинкту самосохранения.

— Да ты вообще знаешь, кто я? — не сказать, правда, что я была кем-то особенным, но попробовать стоило. — Ты знаешь, кто мои друзья? Что они с тобой сделают?

— Вообще-то нет, — молодой человек изменился в лице и начал пристально рассматривать меня в темноте. Повисла пауза. — Знаешь, я тебя, наверное, с кем-то перепутал.

Его рука оставила мои джинсы в покое.

— Извини! — крикнул несостоявшийся насильник, убегая вниз по лестнице.

Я с грустью смотрела ему вслед и разочаровывалась в выборе будущей профессии: спасли меня вымышленные друзья, а не уголовный кодекс.

Автор: Полина Немировская,  batenka.ru

Читайте также: