«Очаровательный шеф» по фамилии Гитлер

Нарушила обет молчания единственная из оставшихся в живых членов довоенной обслуги Гитлера – 91-летняя Роза Миттерер, в девичестве Краутенбахер.

Каждые 8 дней она ходит в парикмахерскую, где ей делают укладку, благодаря чему ее крашеная белокурая головка выглядит всегда аккуратно. Черты лица тонки, взгляд ярко-синих глаз внимателен. Осанка, правда, уже не та, что была в юности, оттого фрау Миттерер и не производит впечатления рослой. Но она еще вполне деятельна и на память не жалуется. Вот только о довоенном прошлом вспоминать не любит. Да и что вспоминать? Ну служила она горничной у хозяина Берхтесгадена, и звали хозяина Адольф Гитлер. В 1928 году туда приняли поварихой ее старшую сестру Анни. А в 1932-м, когда Розе исполнилось 15 лет, Анни и ее пристроила.

– Первая моя встреча с Гитлером произошла в кухне, куда он зашел, – вспоминает фрау Миттерер. – Он был очень любезен. Спросил, кто я такая. Я ответила, что я сестра Анни, а он сказал: «Вот как? Это хорошо». Ведь Анни была его любимицей.

В Берхтесгадене Роза и Анни жили в 15-метровой комнатке на одном этаже с Гитлером. Распорядок дня был всегда одинаков: подъем в 6 утра, облачение в рабочую униформу – традиционное баварское платье «дриндл» с белым передничком. Затем кормление хозяйских овчарок – Вольфа, Мука и Блонди. Потом уборка дома – от салона до кабинета Гитлера и его спальни.

«Спальня была очень скромной: железная кровать, ночной столик, стол, два стула и комод. И портрет матери над кроватью. Уборка труда не составляла, но еще мне приходилось помогать по кухне, а также разбирать тысячи писем и посылок с подарками для Гитлера. Присылали цветы, сигары, картины, даже домашние джемы. Многое потом передавалось местной бедноте».

«Вступать в нацистскую партию меня не принуждали, я и не вступила, – говорит Миттерер. – И на имперские партийные съезды в Нюрнберг не ездила, в отличие от сестры, Анни дважды там бывала. Но Анни вообще себя вела иначе, чем я. А по воскресеньям нас возили в церковь. Как говорила фрау Раубаль (Angela Raubal, сводная сестра Гитлера. – С. Д.), это делалось по распоряжению ее брата. Гитлер часто заходил в кухню, и если видел там меня, то всегда шутил: «Ах, наша малышка скоро станет толстушкой». Мы никогда не слышали от него ни одного худого слова. Можете говорить о Гитлере что угодно, но по отношению к нам он был хорошим человеком».

В компании с «хорошим человеком Гитлером» Роза часто наблюдала и других высших чинов Третьего рейха – Бормана, Гиммлера, Геббельса, фюрера штурмовых отрядов СА Рема (Ernst Rohm). «Серый кардинал Борман и Геббельс – самые скверные из всех. Оба бабники. Борман своих подруг даже сюда привозил».

На всю жизнь скромница Миттерер затаила обиду на Рема: «В один из дней лета 1934 года мы с Анни приготовили гостям Гитлера на обед телячье жаркое. Но после того, как его подали на стол, в кухню вбежал адъютант Гитлера с тарелкой в руках и сказал, что Рем отказался это есть, велев подать ему что-нибудь другое. Я прямо в ярость пришла: такое прекрасное жаркое, а ему не нравится! В тот вечер ничего хорошего я по его адресу не думала. А спустя пару дней узнала, что по приказу Гитлера почти все руководство СА расстреляли. И Рема в том числе».

Вскоре Роза оставила работу в Берхтесгадене. Рассчитали ее в один день – от желающих туда устроиться не было отбоя. В дальнейшем увидеться с Гитлером ей удалось лишь однажды: 10 декабря 1936 года он был почетным гостем на свадьбе ее сестры Анни. О том дне ей и теперь напоминает групповая фотография, на которой запечатлена и она. Недавно снимок увидел правнук Миттерер – 8-летний Флориан. «Это очень плохой человек, – сказал он мне, показывая на Гитлера. – Почему? – спросила я. – Он приказывал убивать людей».

Розе тяжело даются разговоры о Гитлере как о диктаторе и палаче народов. «Мама тогда была совсем юной, – заступается за Розу ее 68-летняя дочь Гизелла. – Если кто-то мил по отношению к тебе, то и ты ответишь тем же. И когда я говорю маме, что Гитлер убил миллионы людей, она мне возражает: «Но ведь я тогда ничего этого не знала».

Сегодня Миттерер не отрицает, что еще в те годы слышала о депортациях евреев: «В соседнем с нами Зальцберге был столяр-еврей, который плохо работал. И мне говорили, что за лень его сослали в Дахау. Позже я его встретила и спросила, где он пропадал. Он ответил, что был в Дахау. Но когда я стала его и дальше расспрашивать, он сказал, что мне этого знать не надо. Да я и не подумала ничего плохого – ведь он же вернулся».

Уже в первые послевоенные месяцы фотографии из концлагерей попали в прессу. Видела их и Роза, но на ее мнение о Гитлере это не повлияло: «Я не представляю, как Гитлер, которого я знала лично и который был очарователен в личных беседах, мог отдавать такие чудовищные приказы», – говорит она теперь.

В последние годы кто только из бывшей челяди фюрера не делился с прессой своими воспоминаниями – и его личная медсестра, и последняя секретарша, и даже телефонист. Теперь вот кухарка, чей элегический рассказ опубликовала Sddeutsche Zeitung. И «сенсация» сразу пошла гулять по мировым СМИ. Хотя что уж такого тут сенсационного? Что 91-летняя старуха и по сей день не желает признать, что ее «очаровательный хозяин» был монстром?

Так это проблема старухи. Или нас хотят подвести к мысли о том, что нацистское прошлое Германии нельзя оценивать однозначно отрицательно? И что в быту главари Третьего рейха были людьми, приятными во всех отношениях? Ну-ну, так недолго договориться и до их полной реабилитации. Впрочем, политики Латвии, Эстонии, а теперь вот и Украины своих пособников нацистов уже объявили национальными героями – при полном молчании демократических правительств стран ЕС. Но такое же молчание демократии Запада хранили и в 1933-м…

Сергей Дебрер, Русская Германия 

Читайте также: