Осведомитель. Крах…

Донести на Нюрку?.. Она ведь неутомимо ловчит в своём буфете, — хотя б для того, чтобы прокормить молодого мужа… Что если объявить её «расхитителем социалистической собственности в особо крупных размерах»?.. Нет… Не тянет на «особо крупные»… Может, подговорить её спекульнуть дефицитными вещичками, либо скупить побольше инвалюту, и затем — сдать любимую?.. Не катит… Жена ведь, пусть и фиктивно. У неё живёт, с её барышей кормится, а арестуй Нюрку — и этой лафе кранты… Не с руки пилить сук, на котором сидишь!..

  6. КРАХ

…Явившись после новогодних каникул на очередное заседание кружка, Вадим нежданно узнал, что Зубова забрали в московскую докторантуру (не ради неё ли сексотил?!), и, срочно уволившись из универа, он уж укатил в столицу, ни с кем из кружковцев не попрощавшись. Странно!.. Неужели кураторы из КГБ разрешили ему такой финт?.. Или ими он и продиктован?..

На кружке студентам представился их новый руководитель — недавно защитившийся кандидат исторических наук Митюшкин. Бледнощёкий, гнилозубый, окаймлённая рыжеватым пухом несолидная лысина… Неприятный тип!.. Заседали недолго, минут сорок, но и за это время Митюшкин достал кружковцев своим занудством и мелочными придирками к содержанию доставшихся ему по наследству от Зубова курсовых работ членов кружка.

Про самсоновский взгляд на рабочее движение периода упадка он, к примеру, изрёк: «Слишком мрачно… Надо сделать бодрее, оптимистичнее и наполненней верой в конечное торжество идей марксизма-ленинизма!» Ничего себе!.. Так Вадим же всего лишь строго следовал ленинским оценкам… После эрудированного и интересно мыслящего Зубова терпеть над собою подобное убожество?!. Б-р-р!..

После занятий Вадим созвонился с Петей, и, доложив обстановку, напросился о немедленной встрече. Через полчаса он уже входил в знакомое здание областного управления.

Старший лейтенант встретил его как родного брата, вернувшегося домой после 20-летней разлуки. Широко улыбался, остроумничал, дружески хлопал по плечу… Всё – по Карнеги.

Ситуацию вокруг Зубова он прокомментировал лаконично: «Мы уже знаем… Всё — по плану. В дальнейшем его будут «вести» московские коллеги». Чуть пространней охарактеризовал итоги деятельности «Тёмного»: «Сработал на пять с плюсом, принёс много пользы, руководство тобою довольно!.. А теперь — отдыхай… Заслужил!»

На секунду Вадику стало приятно, но тут же в душе шевельнулась тревога: голос старлея звучал прощально…

Между тем Петя, достав из стола какую-то папку, торжественно объявил: «Начальство велело поощрить тебя… Ну и – компенсировать оперативные расходы… Помнишь, докладывал: однажды, что, опаздывая на кружок, взял такси… А в другой раз, по рекомендации Зубова, купил несколько монографий… Короче, распишись и получи на руки…»

Удивлённый Вадик автоматически расписался на подсунутом Петей бланке, и куратор с важным видом вручил… 30 рублей!.. Гм… С одной стороны, для жившего на стипендию в 40 рублей студента — не так уж и мало, но с другой — далеко не густо, учитывая старательность и энергичность агента «Тёмного»!.. И почему именно — 30?.. Не напоминает эта сумма некие 30 сребренников?!. Типа: вот тебе благодарность от ГБ, Иуда!.. М-да… Излишней тактичностью чекисткие финансисты явно не отличались!..

Вдобавок у Вадима создалось впечатление, что грошовая подачка брошена ему с одной-единственной целью: заполучить на руки его
расписку! Она — как документ, которым позднее при необходимости можно удостоверить факт сотрудничества Самсонова с органами на почве материальной выгоды… Эх, не следовало денежку брать!..

«Но что же мне теперь делать?» — пряча дензнаки в нагрудный карман куртки, растерянно поинтересовался Вадик.

«Как что?.. Жить!» — воскликнул Петя с таким радостным видом, словно час
назад был Вадику вынесен расстрельный приговор, но теперь его исполнение решили отложить, дав возможность ещё какое-то время топтать тропинку жизни…

«Но я хочу и в дальнейшем помогать органам в борьбе со всевозможными пособниками империализма!..» — тихо, но твёрдо заявил «Тёмный». Попросил горячо: «Предоставьте мне новую возможность!.. Готов участвовать в оперативной разработке какого-нибудь шпиона, пусть и с риском для собственной жизни… Пожалуйста! Я очень прошу!..»

«Осведомителей у нас много, а выявленных шпионов мало — на всех не
напасёшься!.. — почесав нос, печально пожаловался Петя. Тут же заверил: — Но я доложу руководству!.. Будем иметь в виду!.. Как только появится что-то интересное — сразу дам знать!»

С этими словами он выпроводив Вадима из своего кабинета, а потом даже лично проводил до выхода, лишав тем самым возможности заскочить к Юрию Юрьевичу и выведать что-либо дополнительно.

Иллюзий больше не оставалось: КГБ нарисовал на «Тёмном» жирный крест. Не оправдал… не сумел… выпал из обоймы!.. Иначе его бы не выпроваживали!..

Где-то лопухнулся… Или некие важные слова Зубова забыл пересказать в донесении, а куратор узнал о них от самого доцента, и перестал доверять добросовестности осведомителя… Или что-то ляпнул в беседах с чекистами, и показался им недостаточно надёжным…

Всё кончено!.. Важный и ценный осведомитель госбезопасности вновь превратился в затюкано-забитого жизнью бесправного студента… Беда!..

…По стране тяжко и холодно струился январь 1984-го года. Ползли неясные слухи о том, что в Узбекистане, после смерти многолетнего лидера Рашидова, начались аресты обвинённых в коррупции партработников… Эта новость была созвучной с начатым полгода назад шельмованием экс-министра внутренних дел Щёлокова и экс-главы Краснодарского края Медунова…

За этим явно крылся Комитет!.. Мотивы действий будто бы благородные — очистить партию от перерожденцев! Но в итоге — страдал её авторитет в целом…

Можно было догадываться, что этой быстро разворачивающейся компанией чекисты давали понять каждому номенклатурщику: «Завтра любого из вас могут точно так же публично ошельмовать, отлучить от должности, арестовать, осудить на длительный срок, а то и попросту шлёпнуть!..» .Отсюда рисовалась подлинная цель акции: запугать номенклатуру, и подавить её волю к сопротивлению намечающимся в стране реформам…

Единственное отличие от 37-го года — руководящие кадры травились и истреблялись не как «враги народа, агенты империалистических разведок и предатели», а — как «перерожденцы, взяточники и казнокрады»!.. Но суть происходящего и тогда, и сейчас была одинаковой: нанести удар в спину партии, и резко сменить общий курс в стране…

…Желай комитетчики в самом деле лишь хорошего партийному делу — они бы не арестовывали ныне переродившихся партработников, а несколькими годами ранее предвосхитили и предотвратили бы их перерождение!.. На то КГБ и поставлен, чтобы блюсти интересы безопасности государства, главный из которых — держать в незапятнанной чистоте моральный и политический облик державных Лидеров… И смехотворны оправдания вроде: «…инструкции не позволяют наблюдать за партийными кадрами…» Так поставьте вопрос о немедленной отмене этих инструкций — на Политбюро, на Пленуме ЦК, на съезде партии!..

Но КГБ поступил иначе… Долгие десятилетия коварно наблюдал разложение руководящих кадров, а теперь, когда этот процесс зашёл достаточно далеко, и компромат накоплен практически против каждого — начались шельмования и аресты… Выборочные, между прочим!.. Травле подверглись далеко не все перерожденцы, а лишь чем-либо мешающие и неугодные Комитету!..

Ещё в обществе ходили неясные слухи о болезни Андропова. То ли тяжко болен и умирает, то ли уже умер давно, а стране просто не сообщают… А ведь столько надежд связывали с этим человеком!.. Наведёт порядок, очистит социализм от деформаций, придаст новое, живительное дыхание бессмертным идеям марксизма-ленинизма…

…Что ж будет теперь?.. И кто возглавит страну после Андропова?..

Логично предположить, что новым Генеральным секретарём ЦК станет кто-то из нынешних членов Политбюро ЦК КПСС, то есть — один из уже поднявшихся до должных высот власти, показав себя партии и народу, и завоевав определённый авторитет…

Если судить по материалам последнего Пленума ЦК, и тому, кто там выступал с докладами и заключительным словом, то после Андропова самыми «руководящими» в партии сегодня числились двое: Черненко и Горбачёв.

Черненко — стар и еле дышит… Типичный партаппаратчик, малоизвестный и непопулярный в народе — куда ему в Вожди великой державы!..

А молоденький (по меркам геронтологического Политбюро) Горбачёв — без году неделя в Политбюро, ранее занимался только такой второсортной сферой, как сельское хозяйство, и уважением номенклатуры явно не пользуется… При Брежневе, на кино- и фото-съемках советского руководства его вечно ставили в самый задний ряд, и он мельтешил, старательно высовывая лицо из-за спин более маститых товарищей, чтоб хоть как-нибудь попасть в кадр!.. Ну никакого авторитета у партийных олимпцев!.. Когда-нибудь, быть может, и дорастёт до генсековского кресла… Но в ближайшие 10-15 лет — исключено стопроцентно!..

Кто ещё?

Председатель Совета Министров СССР Тихонов (формально по должности — второй человек в стране) — ещё дряхлее, чем Черненко. Своего потолка давно достиг, и теперь сидит в своём кресле, судорожно вцепившись в него обеими руками, и ожидая, когда «попросят»…

Устинов и Громыко, министры обороны и иностранных дел — авторитетны, влиятельны и уважаемы, но — возраст!.. Из них давно песок сыпется, а Генсека выбирают «на вырост», чтоб хватило на ближайшее десятилетие… По аналогичной причине не годятся столь же одряхлевшие, но менее авторитетные в стране руководители двух крупнейших советских республик — Щербицкий и Кунаев…

Алиев, Воротников и Соломенцев — новички в Политбюро, ни на что серьёзное не претендуют…

…Остаются двое: 1-й секретарь Московского горкома Гришин и 1-й секретарь ленинградской областной парторганизации Романов. Оба — широко известны народа и авторитетны среди партийцев, за обоими — должный опыт и заметное влияние в аппарате…

Но о Романове недавно пущен подлый слушок: якобы, выдавая дочку замуж, устроил свадьбу то ли в Зимнем, то ли в самом Эрмитаже, и при этом побил дорогущий царский сервиз… Компромат!

Причём не имело значения, бился ли сервиз действительно, и игралась ли свадьба в музее — сам существование подобного слуха показывало: влиятельные силы НЕ ХОТЯТ воцарения в Москве новой «романовской династии»!..

Кто именно не хочет?: А именно те, кто контролирует в советском обществе слухи… Догадайтесь с первой попытки, кто же это!..

Вот и осталась в итоге лишь одна реальная кандидатура: главный московский большевик Гришин!.. Уже авторитетен, но ещё не дряхл… Предан Компартии… Умён, не противен на лицо, компетентен… Он и примет державный руль из ослабших андроповских ручонок!..

Похвалив себя за проницательность, Вадик тут же взял в библиотеке томик избранных докладов Гришина, и тщательно законспектировал… Если честно — нудноватый гришинский стиль не блистал… Но кто из членов Политбюро, собственно, писал интересней?.. Лишь у Андропова иногда проскальзывали свежие мысли, но ему по генсековской должности положено!.. Да ещё кандидат в члены Политбюро Шеварнадзе изредка не по рангу оригинальничал и манерничал… Грузин!.. Вечно эта нация выкаблучивается…

…В середине января в жизни Вадика произошла важная перемена: фиктивно женившись на Нюрке, он стал обитателем её комнатушки в коммунальной квартире, в расположенном в центре города старинном трёхэтажном доме. Высоченные потолки, горячей воды нет, общие на 5 семейств кухня и туалет… Через год дом сулили поставить на капремонт, с предоставлением жильцам полноценных квартир в новостройках. Нюрке и прописанной у неё бабки из деревни на двоих полагалась однокомнатная квартира, Нюре же хотелось — 2-комнатной…

Она и предложила Вадику: «Всё равно трахаемся… Давай распишемся фиктивно, — переезжай ко мне!.. Заживёшь на всём готовеньком, пропишу у себя, а получим квартиру — выпишу, ещё и триста рублей получишь…»

А почему бы и нет?.. Дармовые хата со жратвой, постоянно баба под боком, три сотни в придачу…

Вадик согласился.

Расписались втайне, и без всякой свадьбы, разумеется. Вадик перебрался к Нюрке, насвистев соседям по общежитию, что снял комнату у некой старушки. Выписавшись из общаги, тут же подал документы на прописку у законной супруги…

…Прекрасно понимал тайный нюркин расклад: размечталась дурочка, что фиктивный брак станет реальным, и они проживут долго и счастливо, как муж с женою…

А фиг с маслом Нюрка на желает?!. На 10 лет старше Вадима, уродлива, грязнуля, тупа, необразованна… А он — юный красавчик, без пяти минут дипломированный историк, без десяти — блистательный офицер госбезопасности!.. Ну какая из них пара?!.

…В принципе, Самсонов и не прочь жениться… Лишившись родителей ещё в детстве, он воспитывался у троюродной тетушки, и получилось так, что после универа возвращаться ему было некуда. Очень хотелось заиметь собственный уютный дом, где его любят и ждут… Жена с собственной квартирой решили бы эту проблему!.. Но с таким «прицепом», как Нюрка, не обрадуешься даже и королевскому дворцу!..

Не надо спешить… Спокойно, планомерно и вдумчиво подыскать подходящую жёнушку — целомудренную, с пышной грудью и округлой попой, и ЭТО чтоб — маленькое, пушистое и красивое, а не вроде покрытой густыми зарослями, бездонной и вонючей дырищи, как у буфетчицы!.. Пока же можно год честно отмучаться и с Нюркой, чтоб потом, бесплатно откормившись, и получив свои триста — махнуть от неё на волю!..

Возможность после получения обещанных денег не выписываться из нюркиного жилья, а предъявить законные претензии на его часть — Самсонову даже не пришла в голову. Будучи честным советским юношей, воспитанный на Аркадиях Гайдарах и «Алых парусах», он не хотел, не умел, да и побаивался ловчить и «химичить» ради личной выгоды. Вот обмануть и околпачить кого-либо в интересах государства – это совсем другое дело!..

…Тут очень кстати Нюрку положили на пару недель в больницу — лечить открывшуюся на ноге вавку. Вадим остался у неё «на хозяйстве». В универе как раз были каникулы, и у Самсонова нежданно оказалась масса свободного времени, которое он в основном проводил дома, лежа на нюркиной кровати и тупо пялясь в пятнистый от безремонтья потолок.

От непривычного безделья в голове роились тревожные мысли.

Любой ценой нужно вновь просочиться в осведомители!.. Не желает ГБ подключать к другим своим оперативным разработкам — значит, нужно найти объект разработки самостоятельно, и затем, получив первоначальные доказательства вины, преподнести их Комитету на блюдечке: смотрите, какого зверя я для вас изловил!..

Однако где ж этого врага сыскать?!. В обстановке монолитного единства общества и сплочённости народа вокруг любимой Коммунистической партии антисоветчики всех мастей напрочь отсутствовали в окружающем Вадима человеческом пространстве. Не то чтоб их не существовало вовсе — наверняка были, но – хитро маскировались под советских людей, произнося вроде бы правильные слова и совершая якобы правильные поступки… А что в душе у каждого — поди, узнай!..

Вадик вдумчиво анализировал ситуацию, нащупывая достойный выход.

Донести на Нюрку?.. Она ведь неутомимо ловчит в своём буфете, — хотя б для того, чтобы прокормить молодого мужа… Что если объявить её «расхитителем социалистической собственности в особо крупных размерах»?.. Нет… Не тянет на «особо крупные»… Может, подговорить её спекульнуть дефицитными вещичками, либо скупить побольше инвалюту, и затем — сдать любимую?.. Не катит… Жена ведь, пусть и фиктивно. У неё живёт, с её барышей кормится, а арестуй Нюрку — и этой лафе кранты… Не с руки пилить сук, на котором сидишь!..

…Настучать на Игнатова Юрию Юрьевичу? Либо, как вариант, отправить телегу на Юрия Юрьевича Председателю КГБ?.. Типа: начинающий сексот изобличил внедрённого в органы вражеского шпиона!.. Круто…

Председателю Вадик решил пока что не писать — вряд ли дойдёт… И потом, начинать разумней с мелкого, чтобы потом уж подниматься на уровень покрупнее. А вот Пете вставить фитилёк в одно место давно пора!..

Перебравшись с ложа за обеденный стол, Вадим на одном дыхании накатал «Докладную от секретного агента «Тёмного», лично и строго в руки» — на имя Юрия Юрьевича.

В преамбуле были перечислены заслуги «Тёмного» перед ГБ, лаконично (но без малейших пропусков!) охарактеризован его титанический труд по внедрению в ближайшее окружение ярого врага Советской власти доцента Зубова и освещению ведущейся им подрывной антикоммунистической деятельности. По всему вытекало, что для СССР Вадим сделал никак не меньше Рихарда Зорге, в своё время предупредившего советское руководство о точной дате нападения Германии… И что ещё объединяло обоих самых блистательных советских разведчиков — по их донесениям руководство так и не приняло должных мер: Германия беспрепятственно напала на нас 22-го июня, а Зубов, избежав ареста, укатил в Москву…

«По чьей же вине это произошло?» — риторически вопрошал шефа «Тёмный», после чего переходил к основной части «стука».

Мельком упомянув выдающиеся деловые качества и регулярно демонстрируемую (не напоказ ли?) преданность партийному делу Игнатова, Вадик детальней всматривался в поведение куратора в ходе проведения операции. И что ж?!. Огромное количество нюансов и подробностей свидетельствовали, что хитроумный старлей давал «Тёмному» неверные задания и игнорировал многие факты из его докладов, тем самым фактически дезорганизовав работу по изобличению Зубова, и сведя к нулю её эффективность. Ну а ряд случайных оговорок и мимолетных реплик Пети позволяли заподозрить в нём тайное сочувствие диссидентству, сионизму, антисоветизму, капитализму, империализму и ЦРУ, агентом которого товарищ старший лейтенант, скорее всего, и являлся!

«Я не настаиваю, что вывод точен, но считаю его правдоподобным!» — щепетильно уточнял Вадим.

В заключительной части предлагалось следующее: поручить Самсонову оперативную разработку кого-либо из антисоветски настроенных преподавателей или студентов универа а Игнатова назначить куратором этой операции, подлинная цель которой — секретное наблюдение за самим Игнатовым, и сбор доказательств сотрудничества оного с западными спецслужбами и внутренними диссидентами.

«Враг Петя или не враг — бабушка надвое сказала, но в любом случае появится зацепка, чтоб остаться в «обойме»! А не оправдайся подозрения — всё равно похвалят за преданность Советской власти и проявленную при этом бдительность…» — справедливо решил Вадим.

Завершалась докладная многозначительным намёком: «Если по моему сигналу не примут адекватные меры, то это докажет, что кто-то в облуправлении КГБ покрывает изобличённых врагов!» Тем самым давалось понять Юрию Юрьевичу, что следующий донос будет уж на него самого, так что пусть шевелит копытами и возвращает «Тёмного» в строй, если не хочет неприятностей!..

…Отличная докладная! Ёмкая, умная, дельная — вполне тянет на звание самого толкового доноса в областное КГБ за последние 10 лет!..

Вложив листы в конверт и заклеив его, Вадим с чувством исполненного долга лёг спать, предвкушая с завтра жизнь счастливую и удивительную!..

…Ночью ему снился зловредные Юрий Юрьевич с Петей: сперва пытали его в чекистких застенках, потом повели на расстрел. . «А ведь я предупреждал!» — целясь в Вадика из пистолета, издевательски напомнил Юрий Юрьевич.

«А-а-а!..» — в ужасе завопил Вадик, просыпаясь в холодном поту. Вскочив, кинулся к столу, схватил конверт и порвал его на двадцать маленьких кусочков. Хотел бросить в мусорное ведро, но, спохватившись («найдут, склеят, прочитают — и мне конец!»), помчался в туалет — топить опасную улику в унитазе. Однако этого показалось недостаточным («если я уж «под колпаком», то канализационную трубу в подвале дома перекрыли сеткой, и перехватывают сбрасываемые в унитаз предметы!»), тогда каждый из лоскутов Вадим начал поджигать спичкой, и лишь когда пламя больно лизало пальцы — бросал недогоревшее в унитаз. Бумага шипела и гасла, Вадим спускал воду, и поджигал новый клочок. Провозился полчаса, опалил пальцы, перепачкался пеплом, раскалил унитаз, но ставшая смертельно опасной докладная в итоге наконец-то перестала существовать!..

Радовался, возвращаясь к себе в комнату, что сумел избежать самой большой ошибки за всю свою жизнь! Наивный… Всё худшее в его жизни только начиналось!..

…Кроме Нюрки, в коммунальной квартире жили ещё три семьи. О двух из них подробно рассказывать нет нужды, а вот в третью входили молчаливый литовец Стасис Бастис (отзывался на русское имя Стас), его жена Раиса (роскошных телес деваха из кубанских казачек), и их грудной ребёнок. Глава семьи работал в депо машинистом, сутками пропадая на работе, Раиса же почти постоянно была дома. Вадим с нею часто общался, балагурил, и иногда даже подумывал, не уговорить ли её снять трусики и показать ЭТО…

…И вот однажды, вскоре после уничтожения глупейшего доноса на Петю, при обдумывании новых кандидатур в объекты «стука», Вадима вдруг озарило: Бастис!.. Он же — прибалт!.. Стало быть — ненавидит Россию за якобы насильственное присоединение к ней в 1940-м году… Наверняка — буржуазный националист!.. Вот бы на кого собрать компроматик, и передать в КГБ, удостоившись затем от комитетчиков задания углублённо заняться соседом…

И для затравки, столкнувшись вечером на кухне со Стасом, Вадим без всяких обиняков высказал твёрдое убеждение в том, что Литва вправе, может, должна и прямо-таки обязана, сбросив оковы ига советской империи, обрести подлинную свободу и независимость в качестве суверенной державы.

Бастис – усатый, невозмутимый, чуточку настороженный — ответил, по-прибалтийски растягивая слова, что так не думает. И как литовец, и как гражданин СССР, и как член КПСС, наконец — он считает, что советская социалистическая Литва в составе дружной семьи прочих советских социалистических республик как раз и есть подлинно свободной и независимой, переживая ныне период небывалого подъёма и расцвета…

«Об этом очень хорошо сказано в сегодняшней передовице «Правды»!..» — наставительно подняв вверх указующий палец Бастис. И – скрылся в своей комнате.

Вадик ошарашено поморгал вслед. Что за лапшу ему только что развесили на уши?!. «Расцвет», «дружная семья», «сегодняшняя передовица»… Тьфу!.. И это при том, что, как всем прекрасно известно, после эстонцев литовцы – самая антисоветская по настрою из всех проживающих в СССР наций… Так мог ли литовец Бастис ДЕЙСТВИТЕЛЬНО верить в говоримое?.. Не мог. Следовательно – и не верил. Зачем же говорил?.. Да чтоб отвести от себя подозрения — вот зачем!.. .Стало быть, есть от чего подозрения отводить!..

Логичное предположить, что активно участвует соседушка в литовском буржуазно-националистическом подполье, по заданию которого и в КПСС вступил — разлагать партию изнутри!..

Вадим решил с коварным Бастисом больше не откровенничать, дабы не будить подозрений, а выведать требуемую информацию через Раису. План таков: заманить её в гости — напоив, соблазнить — шантажируя угрозой разоблачения перед мужем, завербовать — усердно использовать в дальнейшем и как агентшу, и как любовницу… Хороший план, реальный почти что, да только зря Вадик за двумя зайцами погнался: чтобы и спала с ним, и на мужа «стучала»… Слишком уж жирно!..

Короче. он купил бутылку водки и бутылку вина, приготовил хлеб и колбасу на закусь, и следующим вечером, дождавшись ухода недоверчивого Стаса в ночную, пригласил Раису к себе в комнатушку — «скоротать часок». Ей бы благоразумно отказаться, но она — скучала, а Вадик не казался ей представляющим какую-либо угрозу, и через полчасика Раиса уже вкатывала в комнату Самсонова коляску с похрапывающим младенцем, – принарядившаяся, смешливая, желанная… У Вадима от возбуждения в штанах заторчало!.. «Сперва — вино, далее водка, 10 минут комплиментов, потом за грудь, и — в койку!» — твёрдо решил он.

Однако с самого начала всё пошло наперекосяк — Раиса с ехидным смешком объявила, что не пьёт вовсе!.. Лишь пригубила рюмку с вином для приличия – и всё…

Не ожидавший преград с этой стороны Вадим немножко растерялся, и для храбрости тяпнул стакан водяры. До этого он уже пил водку несколько раз, но не в таких дозах, и под более приличную закуску. Ему стало горячо, в голове зашумело, задеревенели руки, язык начал заплетаться… Обхватив тёплую ладошку Раисы своими пальцами, Вадим путано заговорил о космическом одиночестве и роковом непонимании окружающими его гордого и чувствительного сердца, — «а ведь иногда так хочется найти родственную душу!» После чего уронил ладонь на округлое Раисино колено, явно намекая, с какого места хочет начать напряжённые поиски.

Раиса, сбросив его ладонь, с неожиданной твёрдостью напомнила, что он — женат, а она — замужем, так что либо пусть сменит тему, либо она немедленно уйдёт. По всему выходило, что показывать ЭТО она нынче не собиралась… Зачем тогда вообще припёрлась?!.

Вадик глуповато ухмыльнулся, поморгал, пьяно икнул, — и его вдруг понесло!.. Слова полезли наружу неудержимо и мутно…

Известно ли многоуважаемой Раисе, какое сложное время мы переживаем, и в какой противоречивой международной обстановке находимся?!. С одной стороны — неоспоримые успехи и достижения стран социалистического содружества, но с другой — происки мирового империализма, который спит и видит, как бы… как бы… Ик!.. Разумеется, злодейским замыслам международной реакции не суждено сбыться, поскольку советский народ весь как один сплочён вокруг любимой… Ик!.. Ик!.. Но есть и отдельные отщепенцы… Вроде Стасиса Бастиса, например!..

Вадим смолк, хитровато уставившись на вмиг переставшую улыбаться и тревожно уставившуюся на него Раису. Так хотелось схватить её за грудь и повалить!.. Но куда-то бесследно улетучились силёнки…

Тряхнув головой, чтоб взбодриться. Вадик ещё раз икнул, и — широко раскрыл Раисе глаза на её супружника. Оказывается, тот — далеко не честный советский труженик, а совсем напротив — матёрый вражина, злобный пособник империалистов, национал-уклонисткое отродье, вполне возможно даже — агент иностранной разведки и вражеский диверсант (недаром же на железную дорогу устроился — чтобы поезда под откос пускать!..)

Раиса была в шоке!.. А Вадим уж горячо шептал в её ушко, что и он — вовсе не тот задрыпанный студентик, за которого она его принимает, но лицо важное, практически – официальное!.. Ха-ха-ха!.. Он не будет упоминать название грозного учреждения, ответственным сотрудником которого является — она сама всё поймёт…

Так вот, он уполномочен высоким руководством сделать Раисе важное предложение!.. Она станет секретным сотрудником этого самого борющегося с врагами народа государственного учреждения, сообщая всю подноготную об антисоветской деятельности супруга. «Нас прежде всего интересуют структура подпольной организации и схемы проведения конспиративных встреч (где, с кем, во сколько), пароли, адреса явок, конспиративных квартир и складов с оружием, взрывчаткой и подрывной литературой, имена и приметы курьеров!» Взамен Раиса получит свободу от уголовного преследования для себя и своего ребёнка, а её мужу вполне заслуженный им расстрел заменят всего лишь десятью годами каторги…

Остолбенело уставившаяся на него, побледневшая как стена Раиса вовсе не спешила радостно прыгать до потолка при подобной перспективе, но Вадим не обижался, понимая: бедняжка ещё не осознала, насколько выгодное предложение ей сделано!..

И он — запел. Вначале — «Марш Будённого», а затем — «Там вдали, за рекой…», стремясь знакомой с детства мелодией пробудить в Раисе патриотические чувства, и тем самым подтолкнуть к отдаче себя в полное
распоряжение государства, а заодно — вновь положил ладошку на её потное колено…

…Вдруг Раиса, отшвырнув его руку и вскочив, без всяких объяснений заявила, что ни секунды здесь не задержится, и с бешеной скоростью выкатила коляску из комнаты.

Вадик ошеломлённо уставился вслед, не понимая, что происходит… Мысли заметались в его голове. Он вдруг понял, что совершил грубейший и непростительнейший промах: при вербовке открылся раньше времени, и теперь, провалив акцию, оказался полностью разоблачённым!..

Раиса всё расскажет мужу про Вадима: и как вербовал, и как приставал… Стасис набьёт ему морду, но это полбеды, а самое плохое — он же всём расскажет, что Вадик — осведомитель!.. «Засветившийся» сексот никому не нужен, и опасен даже… КГБ окончательно отвернётся от Самсонова, что автоматически влечёт за собою исключение из универа, армию и Афган…

…Любой ценой нужно исправить допущенную ошибку. Раиса не должна встретиться с мужем и рассказать о вызывающем поведении соседа по коммуналке. А помешать этой встрече могло только одно: скоропостижная кончина Раисы!..

…Убивать молодую обаятельную женщину, мать маленького ребёнка к тому же, было делом неприятным и непривычным. Но разве у Вадика был другой выход?.. Не было!.. Она сама виновата, Фактически став пособником врага народа…

В сегодняшнем мире, где социализм непримиримо борется с империализмом, любое вольное или невольное сотрудничество с империалистами является подлой вылазкой против всего прогрессивного человечества, покушающейся на наше светлое коммунистическое будущее!.. И что значит жизнь какой-то несознательной дурёхи в сравнении с будущим миллиардов?!.

Но – как осуществить задуманное?.. Двинуть в комнату к Раисе, якобы с извинениями за своё неправильное поведение, и, улучшив момент — выкинуть в окно?.. Третий этаж – недостаточно высоко… Ненадёжно!..

…В коридоре хлопнула дверь соседской комнаты — это Раиса закрывала замок, собираясь покинуть квартиру. «Бежит к телефону-автомату — чтоб позвонить на работу к мужу и предупредить!..» — услужливо подсказало Вадику сознание.

Раиса сама толкала его к решительным действиям, лишая выбора. На глаза Вадиму попался валяющийся под кроватью молоток. Наклонившись и схватив его, он встал, неуверенно покачиваясь на ногах. Шагнул к порогу…

«Пошла в магазин, споткнулась, упала, стукнулась головой… Типичная смерть от несчастного случая!.. Расскажу ситуацию в Комитете — меня отругают, но прикроют… Им ведь тоже не нужен вселенский скандал… Проследят за тем, чтобы милиция при расследовании не усердствовала!.. » — натужно шевелил Вадим мыслями, выбираясь из комнаты. Раиса уж была в конце коридора – копошилась у входной двери, с ужасом оглядываясь на приближающегося соседа

«Не отпустить живой!» — шевельнувшись в душе Самсонова, заботливо велел всегда мывший руки после очередных расстрелов Железный Феликс. «Велика Россия, а отступать некуда!» — вторили политрук Клочков и 28 панфиловцев. «Мы верим в тебя!» — немо шептали Александр Матросов и Зоя Космодемьянская, капитан Гастелло и киношный Штирлиц, Ворошилов с Будённым, Чапаев с ординарцем Петькой. 26 бакинских комиссаров, генералиссимус Суворов с фельдмаршалом Кутузовым, адмирал Нахимов с
матросом Кошкой, Дмитрий Донской с Кузьмой Мининым, Илья Муромец с Добрыней Никитичем и Алёшей Поповичем… А убийца Троцкого Герой Советского Союза Меркадер даже ободряюще помахал Вадиму окровавленным ледорубом!.. Все они верили в Вадима и знали, что он не подведёт, и коварная Раиса сейчас умрёт страшной и мучительной смертью…

Разве мог Вадим подвести эту ораву положившихся на него героев?!.

Вслед за Раисой он выскочил из квартиры на лестничную площадку. Она бросилась вниз по лестнице, часто стуча каблучками, и затравленно озираясь на преследующего её студента. Всколоченный, с дико сверкающими глазами, с молотком в руке, он был поистине страшен…

«Стой!..» — хрипло крикнул Вадим, метнувшись вслед за нею по ступенькам — и, споткнувшись, со всего разгону полетел вниз. Скатился по ступенькам, и сильно навернулся головой и позвоночником о стену. Всё вспыхнуло в его глазах, и адски резанула боль, но потом всё погасло.

…Потеряв сознание от болевого шока и полученных травм, Самсонов
впал в кому, в которой и пролежал ни много ни мало — 8 лет 8 месяцев 14 дней и 19 часов.

Не повезло ему!..

Продолжение следует

Владимир КУЗЕМКО, для УК

Читайте также: