Наши жены – прирожденные разведчики!

«Женщины абсолютно не приспособлены для ведения разведывательной работы. Они слабо разбираются в вопросах высокой политики или военных делах. Они эмоциональны, сентиментальны и не реалистичны». Если верить Генри С.А.Бексту, автору «Словаря разведчика» (Англия), то эти мысли высказал Рихард Зорге. Не верится, что подобное мог сказать известный разведчик, в группе которого была женщина! Да и частенько он привлекал к своей рискованной и опасной деятельности представительниц слабого пола.

Что же касается того, что женщины, якобы не разбираются в высокой политике, то вспомните только двух премьеров — Голду Меир и Маргарет Тэтчер. Перед ними, их умом пасовали не раз даже самые-самые государственные мужи.

А вот еще один пример, правда, тысячелетней давности. В 945 году Киевский князь Игорь отправился в очередной поход против восставших древлян. Вблизи города Искорестень они жестоко казнили его. Молодая вдова Ольга осталась править Киевом при малолетнем сыне Святославе. Целью ее жизни стала месть за убиенного мужа.

Княгиня, женщина умная и дальновидная, уделяла, говоря современным языком, много внимания и времени спецслужбе. Разведчики помогали Ольге в осуществлении ее замыслов. По указанию княгини пустили слушок о том, что якобы вдова изъявила желание стать женой древлянского князя Мала. Он клюнул и трижды посылал обширные делегации сватов. Всех их уничтожила спецслужба княгини, да так тонко, что «жених» ничего не заподозрил. Это было только начало. Княгиня однажды пожелала приехать на Древлянскую землю, — «поплакать над гробом мужа». Хитро задуманная операция завершилась гибелью пяти тысяч древлян.

И вот заключительный эпизод из древнего «Сказания о мести». Войска Ольги в течении года безуспешно осаждали Искорестень. Разведка донесла, что в городе всех запасов еще на год и осаде не будет конца. Враг выдержит.

Ольга предложила древлянам условия снятия осады Искорестеня — каждый двор поставит по три голубя и три воробья. Древляне удивились такой необычной и легкой контрибуции и отправили выкуп. Княгиня приказала к каждой птице привязать кусочки серы и поджечь их. Голуби и воробьи возвратились к своим гнездам, в родные места. Искорестень запылал и пал к ногам княгини. Впоследствии правительница Киева была канонизирована — православной церковью — «Святая равноапостольскя великая Княгиня Киевская Ольга».

Миф о неспособности женщин быть разведчицами раздули прежде всего авторы бессчетного множества произведений о мужчинах. Слабому полу отдавали в них только второстепенную, вспомагательную роль.

Специалисты же не разделяют подобного мнения. Например, известный американский контрразведчик Чарльз Россель в своих лекциях предупреждал: «Женщины- разведчицы являются самыми опасными противниками, причем их всего труднее разоблачить».

В какой-то мере утвердившийся миф попытался развенчать Игорь Дамаскин. В книге «Разведчицы и шпионки», Издательство ОЛМА пресс. Москва, он рассказал о десятках незаурядных разведчицах, которыми руководило чувство долга, любви и деньги.

Секреты тайного фронта Игорь Дамаскин, известный в России писатель- документалист, знает не понаслышке. В годы войны он был артиллерийским разведчиком, потом работал во внешней разведке, выполнял ее задания за рубежом. В его картотеке имена и псевдонимы около шестисот разведчиц Англии, Германии, Израиля, Индонезии, СССР, США, Франции, Японии. Самых различных эпох — от средневековья до наших дней. Со многими лично знаком.

В дальнейшем только о некоторых разведчицах — различных по идеологии и времени. Может даже и не самых выдающихся. Все же их жизнь и деятельность дают утвердительный ответ на вопрос, вынесенный в заголовок.

Конечно же, прежде всего о Мата Хари, якобы выдающейся разведчице. Якобы, потому что о ней бытует множество легенд, полных правды и небылиц. Многие исследователи вообще считают ее авантюристкой. Даже жертвой обстоятельств и времени. Игорь Дамаскин, например, пишет, что более или менее правдивое в ее жизни — это расстрел 15 октября 1917 года в лесу на окраине Венсенского полигона под Парижем. Впрочем, даже и о последних минутах жизни разведчицы бытуют различные варианты.

Мата Хари — псевдоним Маргарет Гертруды Целле. Родилась она 7 августа 1836 года в голландском городке Лаувердан. Отец ее, шляпный мастер, разорился, и девушка откликнулась на объявление в брачной газете капитана колониальных войск Рудольфа Маклеода и выскочила за него замуж. Увы, разные во всем личности не ужились. Как свидетельствуют биографы Маргарет, капитан был недобрым, жестоким человеком. Их сын умер, а дочь при разводе отсудил Маклеод.

В 1903 году 27 летняя Маргарет уехала в Париж. С чего, как пошутил один исследователь, началось покорение мира. Дебютировала в цирке, как наездница. Директор, некий Мольер, предложил ей сменить амплуа — исполнять восточные танцы, больше соответствующих ее внешности. Она была пластична и неплохо знакома с танцами дикарей Явы и Суматры.

Успех к Маргарет пришел после того как ее покровителем стал «мыльный король», владелец музея Востока, Жюль Гиме. Собственно он и сформировал загадочную восточную танцовщицу, покорившую Европу Мата Хари. Значение этого псевдонима трактуют по разному — то ли «утренний», то ли «утро», то ли «глаз зари».

Гиме открыл Мата Хари путь в великосветские салоны. Ее гастроли с огромным успехом проходили во всех главных столицах Европы. В числе поклонников танцовщицы были — члены королевских фамилий, видные государственные деятели, генералы, композиторы Пучини и Массне. Она разбогатела, купила виллы и замки, но не известно, почему все это потеряла. До этих пор биографы Мата Хари почти единодушны, расхождение может в некоторых несущественных деталях. А вот дальше — сплошная загадка, множество сомнительных версий.

Одна версия — еще до начала войны, в 1914 году, Мата Хари стала агентом германской разведки «Н-21». Однако в архивах не нашли ни одного сообщения, которое она могла передать. Версия №2 — в июле 1914 года Мата предложила свои услуги французской разведке, и они были приняты. Якобы уже в ходе войны Мата Хари передала немецкой разведке сведения о расположении французских войск и данные о некоторых государственных деятелях. Контрразведке из перехваченной радиограммы стало ясно, что танцовщица — немецкий агент.

Вот так бродила Мата Хари между двумя разведками. Французскую она покорила тем, что предупредила их о предстоящей высадке десанта с немецкой подводной лодки, а контрразведка понимала что Мата Хари двойной агент. Однако танцовщица тут же блестяще сориентировалась, и доказала французам, что немцы владеют их шифром и поэтому им становится известно все о предстоящих операциях. Это предупреждение сыграло в дальнейшем колоссальную роль и укрепило доверие к Мата Хари. Как ни странно Париж и Берлин были кровно заинтересованы в двойном агенте. Она же доила обе разведки, собирала деньги на женитьбу с русским офицером Вадимом Масловым, единственным мужчиной, которого действительно любила.

Что тут правда и где вымысел? Ответа нет, только версии. 13 февраля 1917 года во Франции Мата Хари арестовали, как германскую шпионку и предали военному суду.

Обстоятельства складывались для Мата крайне неблагоприятно. Главнокомандующий французскими войсками Р.Нивель бездарно провел одну операцию, и в ходе ее погибли 220 тысяч солдат и офицеров, союзников и Франции. Ее назвали «бойня Нивеля». Возмущенная Франция бурлила, в армии даже произошли восстания.

Конечно же, Нивеля и других бездарных генералов выгнали с позором. Все же козлом отпущения стала Мата Хари. Ее обвинили в том, что она передала немцам все сведения о предстоящем наступлении, и те подготовили достойную встречу. Пресса буквально бушевала, появились сообщения, что по вине Мата Хари потопили 17 кораблей союзника и погибла еще целая дивизия.

Суд был скорый и, видимо, неправый. Неправый потому, что Мата Хари арестовали за два месяца до начала «бойни Нивеля», да связи с немецкой разведкой у нее тогда не было. Все же главное обвинение осталось — шпионка Германии. Приговор — расстрел.

15 октября 1917 года Маргарет утром повезли на казнь. Поехала в модном черном пальто и треугольной шляпе. Вела себя мужественно. Когда перед расстрелом ей предложили завязать глаза, она отказалась. Священнику сказала:

— Я не желаю прощать французам. Впрочем, все равно. Жизнь ничто и смерть тоже ничего.

В предсмертном письме дочери Маргарет писала:

— Поверь мне, я не сделала ничего плохого. Но война имеет свои суровые законы.

85 лет прошло после расстрела Мата Хари, а до сих пор трудно отделить правду от вымысла.

История Мата Хари получила удивительное продолжение. С письмом матери Гертруду познакомили, только когда ей исполнилось 18. Звали ее Банда, что больше соответствовало индонезийским обычаям. Жила она на Яве в Батавии (ныне Джакарта).

Биографы отмечают, что в облике Банды было многое от матери. Также хорошо сложена, такие же длинные черные волосы и материнские черные очи. Получила хорошее образование и в 1935 работала директором школы.

У девушки было много друзей среди голландцев. Считалось, что Индонезия должна оставаться голландской. Дружила и с индонезийцами, боровшимися за независимость. В ее доме встречались и те и другие. Она любила Аббула Синдрахоро, одного из руководителей подполья.

В 1942 году японцы вторглись в Индонезию и жестоко расправлялись с голландцами, да и местным досталось. Банду же не тронули. Однажды к ней пришел родственник по матери некто Целе, оказавшийся Краусом, и предложил сотрудничать с японцами.

— Я надеюсь, вы проявите такие же способности, которыми прославилась ваша мать, величайшая шпионка нашего века.

В конце концов, Банда решилась стать японской шпионкой. Вместе с тем осталась другом тех, кто мечтал об Индонезии без Голландии и Японии. Аббул рассказывал ей о планах борьбы за свободу. Ему же Банда передавала планы битвы при Гвадалканале. Расположение японских войск и маршруты движения судов. Японцам же выдала ряд европейцев, работавших на союзников. Банду подозревали в двойной игре, но доказательств не имели.

Перелом в сознании молодой женщины наступил, когда она узнала о гибели Аббула, убитого коммунистами. Отныне и до конца своей жизни Банда была ярой антикоммунисткой, но продолжала помогать борцам за свободу Индонезии. Даже ездила в США собирать деньги для покупки им оружия.

Борьба с коммунизмом — вот чем жила Гертруда — Банда. Она пришла в французскую миссию и попросила направить ее в Индокитай, где Хо Шимин возглавил борьбу против французов. Ей удалось проникнуть в ряды повстанцев, где она добывала секретную информацию.

Из Вьетнама все же Банду отозвали. К ней пришел высокопоставленный американский разведчик и вновь напомнил о матери:

— Вы — дочь Мата Хари и еще более талантливы, чем ваша мать. Вы должны помочь нам победить коммунизм. Ваше место в самой горячей точке — в Китае.

В конце 1949 года в Китае появилась миссионер Вильгемина Ван Дирен. Ее руководителями были полковник Джон Макдональд и майор Фред Прайс. Она первой сообщила о том, что коммунисты поставляют оружие в Китай ХоШимину, о предстоящем вторжении в Южную Корею…

Увы, многие донесения разведчицы остались без внимания, их просто не оценили американские генералы. Джон Макдональд позднее с горечью признал:

— Если бы люди в департаменте слушали ее, большее количество наших ребят, которых мы потеряли в Корее, сегодня были бы живы.

В дальнейшей жизни Банды много неясного. Известно только, что ее предали и схватили в КНДР. Ей предоставили выбор — работать на КНДР или смерть. Вильгельмина Ван Дирен избрала смерть, 23 декабря 1950 года ее расстреляли.

Игорь Дамаскин задал вопрос, на который нет ответа, являлась ли Вильгельмина действительно дочерью Мата Хари. В их жизни много общего: обе работали на разные разведки, обоих расстреляли. Если мать держалась далеко от политики, то дочь была ярой антикоммунисткой.

Наверное, в истории каждой страны можно встретить имена разведчиц, чьи подвиги и слава не уступают мужчинам в мужестве и проницательности. Перелистаем страницы истории США. Вторая половина XIX столетия. Война между Севером и Югом, между противниками и сторонниками рабовладельчества.

В этой войне прославилась Элизабет Ван-Лью. Известная как «Безумная Бет». Она не скрывала своих взглядов, демонстративно предоставила свободу девяти своим невольникам, да еще выкупила несколько рабов, чтобы они могли воссоединиться с родными. Может «безумной» прозвали ее из-за некоторых слабостей, например, держала в кабинете живого коня, правда, обвязала его копыта соломой. Элизабет родом из Ричмонда, штата Вирджинии. Дом хорошо образованной и гостеприимной женщины стал центром общения влиятельных граждан, офицеров и чиновников. Тогда Ричмонд был столицей Конфедерации, сторонников Юга.

На Элизабет неизгладимое впечатление произвела казнь Джона Брауна — борца за освобождение негров. С этого момента, гласит ее запись в дневнике — ее народ находится в состоянии войны.

В салоне Ван-Лью гости вели откровенные разговоры, невольно раскрывали многие военные тайны. Элизабет по своей инициативе тайком посылала обстоятельные письма северянам. В начале им не придавали значения в штабе «северян», но затем оценили их и Элизабет стала единственной разведчицей Севера в Ричмонде.

Элизабет не имела профессионального образования, но ее искусство разведчицы было выше похвал. Она наладила сбор информации и безотказную систему ее передачи Северу, привлекла к разведке дочь, брата и бывших рабов.

Система оказалась необычайно прочной. Когда провалились некоторые курьеры, ни один не выдал Элизабет. Ее даже не подозревали, хотя и обвиняли в аболиционизме. Впрочем, южане однажды пытались расправиться с ней самосудом, но мужество и воля женщины заставили отступить негодовавших южан.

Одна только деталь, свидетельствующая о прочности созданной Элизабет системы разведки. Однажды после обеда она нарвала цветы в своем саду, а утром букет стоял на столе у командующего войсками Севера генерала Гранта, когда он сел завтракать.

Генерал Улис Симпсон Грант — 19-й президент США — после победы писал Элизабет.

— Вы слали мне самые ценные сведения, какие только получались из Ричмонда во время войны.

Как ни странно, несмотря на такое признание президента, дальнейшая жизнь разведчицы пошла под укос. Ее третировали сторонники Конфедерации, а правительство просто забыло о заслугах мужественной женщины. Элизабет кончила жизнь в нищете, ей помогали только друзья и верные негры. Впрочем, такова была судьба многих разведчиков, особенно в Советском Союзе.

Прославились еще две северянки: Эмма Эдмондс и Паулина Кашмэн — это сценический псевдоним актрисы Харриет Вуд. После войны она стала известной, как «шпионка Кумберленда». У южан прославилась Белл Байд. Однажды она демонстративно среди бела дня перешла линию фронта и передала генералу Джонсону ценнейшие сведения о предстоящем наступлении войск Федерации.

…В Тель-Авиве я как-то попал на улицу Брача. К сожалению, тогда мне не могли ничего сказать об этой женщине. И только сейчас из книги Игоря Дамаскина я узнал о судьбе героини Израиля.

Брача Фильд родилась в Берлине в 1924 году. Ее отец, богатый еврей, уверял, что гитлеровский режим не тронет ни его, ни его семью — ведь он воевал за кайзера и отмечен многими высокими наградами. Увы, он, как и многие другие убедились в жестокости и коварстве фашизма. Отец избежал концлагеря, покончил жизнь самоубийством. Мать Литта Фильд бежала заграницу вместе с сыном Петра и дочерью Брачей.

Петра попал в Америку, а мать с Брачей в Англию. Новая родина не понравилась девочке, она чувствовала там себя одинокой, без друзей. В марте 1939 года мать и дочь уехали в Палестину.

Не сразу нашла девушка свое место в Палестине, которая находилась под владычеством Англии. После того, как Гитлер развязал Вторую мировую войну, а корпус генерала Роммеля дошел до Элл-Аламейна, Черчилль разрешил привлечь евреев к защите Великобритании. Как грибы после войны стали расти еврейские отряды. Юноши и девушки охотно вступали в них, видели в этом возможность создания в недалеком будущем самостоятельного еврейского государства.

Действительно, после разгрома фашизма, эти отряды стали основой будущей армии Израиля. Правительство Великобритании, разумеется, было против независимого Израиля и развернуло беспощадную борьбу с еврейскими патриотами.

Брача мужественно сражалась в одном из отрядов, ей присвоили офицерское звание. Боевикам, Палмаха и Хагана грозила смерть, но ничто не могло остановить влечения молодежи в эти отряды.

В долине Шарон Брача в секретном лагере обучала триста юношей. Внезапно нагрянули английские войска, но ничего они не нашли. Брачу предупредил о налете британский офицер Шелби и она успела надежно спрятать оружие.

Во многих операциях участвовала Брача со своим отрядом. Последняя — 26 марта 1946 года была последней в жизни отважной девятнадцатилетней красавицы. Брачу смертельно ранили в бою с англичанами, когда ее отряд готовился встречать пароход с евреями нелегально возвращавшимися на историческую родину. Именем героини Израиля названы теплоход и улица в Тель-Авиве.

…В Отечественную войну прославились многие профессиональные, но больше не профессиональные разведчицы. Звания Героев Советского Союза удостоены: Аня Морозова, Вера Хоружая, Надежда Троян, Хелене Кульман, Мария Кисляк, Мария Осипова… Поставим многоточие, так как список весьма внушительный. Об Ане Морозовой — фильм «Вызываем огонь на себя». Он демонстрировался с огромным успехом.

На мой взгляд в литературе и кино рискованная работа разведчиц все же не нашла должного отображения. В преобладающем большинстве опубликованы только незначительные очерки о них. Между тем, например, о жизни профессиональной разведчицы Елизаветы Зарубиной мог бы быть создан увлекательный сериал, намного интересней, чем заполонившие экраны криминальные сериалы.

Калейдоскоп стран: Румыния, Австрия, Франция, Россия, Дания, Германия и США занимательные приключения и многие интересные и известные личности. О такой фабуле могли бы мечтать кинематографисты. Десятилетия в разведке и ни одного провала. Была она и Варво, и Зубрилина, и… Девичья же ее фамилия — Горская. Родилась Елизавета Юльевна в 1900 году в Северной Буковине, где ее отец управлял имением помещика. Жили не очень богато и не бедно.

Юлий Горский выделялся широкими и необычными для тогдашней Румынии взглядами, он любил русскую культуру. В его доме были не только Пушкин и Достоевский, но и Чернышевский, Плеханов. Это и способствовало формированию мировоззрения Лизы и ее брата.

…Осень 1917 года. Октябрьская революция потрясла планету. Лиза Горская — студентка Черновицкого университета перебирается в Париж, а затем поближе к бурлящей России — в Вену, где и заканчивала университет. Девушка уже тогда свободно владела русским, немецким, французским, английским и румынским языками, что в будущем чрезвычайно способствовало ее деятельности разведчицы.

Думаю, когда-нибудь все же найдутся писатели и кинематографисты, которые создадут большое полотно о Елизавете и Василии Зарубиных, выдающихся разведчиках. Частично, это сделал Тевелекян в романе «Рекламное бюро Кочека», об их работе в Германии.

Правда о бойцах тайного фронта становится известно большей частью только спустя многие десятилетия после их смерти. Даже и тогда нередко трудно отделить правду от вымысла и рождаются всевозможные версии.

Пожалуй, в одном единодушны биографы Зарубиной — в 1929 году, тогда еще Горская — переводчица советского постпредства в Вене — стала агентом советской разведки. Молодая австрийская коммунистка даже перешла в ВКП(б), сменила гражданство.

А вот дальше одни версии. Вот одна из них, связанная с началом тайной деятельности Горской.

В 1929 году руководитель советской резидентуры в Турции Яков Блюмкин приехал в Москву, то ли по вызову начальства, то ли в столицу его привели неотложные дела. Тот самый Блюмкин, который в 1918 году стрелял в немецкого посла в Москве графа Мирбаха.

После рокового выстрела чекист бежал на Украину, скрывался в повстанческих отрядах. Спустя несколько лет Блюмкина амнистировали и направили в разведку. После завершения учебы он возглавлял резидентуру в Турции, Закавказье и Ближнем Востоке.

Якова Блюмкина ждали в Москве. Одно время он работал в секретариате Троцкого и не порывал с ним связь. Больше того, даже передал ему деньги, привез его письмо Радеку. Такое, разумеется, Сталин не прощал — Блюмкина расстреляли. Якобы перед расстрелом он обвинил Елизавету Горскую в предательстве.

По версии Гордиевского и Эндрю — авторов фундаментальной истории КГБ — Горскую вызвало начальство. Она получила приказ выехать в Турцию, отбросить буржуазные предрассудки и добиться возвращения Блюмкина в Москву.

Вторую версию изложил известный разведчик П.Судоплатов. Лиза Горская, якобы ее мужем был Блюмкин, была потрясена, когда узнала о его дружбе с Троцким и немедленно сообщила начальству.

Игорь Дамаскин на основании архивных документов опровергает обе версии. Елизавета Горская действительно работала в Турции, но за несколько месяцев до ареста Блюмкина уже сотрудничала в секретариате ОГПУ. В архиве нашли рапорт Горской о ее встречах с Блюмкиным. Видимо от нее потребовали объяснений, не исключалась и ее приверженность Троцкому. В рапорте речь идет о товарищеских встречах с руководителем резидентуры, ни слова о том, что Блюмкин провез письмо Троцкого Радеку. Видимо это объяснение удовлетворило руководителей внешней разведки, во всяком случае Горскую оставили.

В 1929 году Горская вышла замуж за своего давнего жениха Василия Зарубина, приняла его фамилию. С того дня почти всегда супруги работали вместе во многих странах.

Дальше только фрагменты из жизни Елизаветы Юльевной.

…1933 год. В Германии вот-вот придет к власти Гитлер, начинается самая кровавая эпоха в жизни всего мира. В самое логово направили Зарубиных. Положение усугублялось тем, что в связи с приходом фашизма многие не арийцы, прежде всего евреи, покинули страну. Зарубиным удалось привлечь многих, из тех, кто любил Германию и ненавидел фашизм. Забегая вперед, скажем, что даже после отзыва Зарубиных, завербованные ими разведчики поставляли Москве ценнейшую информацию. Сообщили даже о дате нападения Гитлера на СССР.

Вардо вела работу с Вилли Леманом, известным по кличке «Брайтенбах» — видным сотрудником гестапо. Через его руки проходили ежедневные сводки, печатавшиеся только для Гиммлера и Гейдриха — самые-самые секретные. Он помог раскрыть шифр гестапо, казалось никому не доступный.

Поток информации «Брайтенбаха» был обширнейшим и ценнейшим. В частности он сообщал о новых видах оружия, о том, что Браун работает над созданием ракетной техники. Связисты Вардо Китти Харрис, Маргарет Браудер и другие едва успевали отправлять материалы в Париж, откуда они переправлялись в Москву.

Вилли Леман был, как говорится, на хорошем счету в гитлеровской Германии. Ему поручались даже контрразведывательские операции против СССР. Его наградили особой грамотой и портретом с личной подписью фюрера. Леман ненавидел фашизм, и до самой своей гибели в декабре 1942 года продолжал информировать центр. Как полагает Дамаскин, в значительной мере прообразом Штирлица был «Брайтенбах».

У Вардо были и другие ценные агенты. Например, «Винтерфельд» передавал секретную информацию из Министерства иностранных дел, ее дополняла «Фатум» — стенографистка МИД.

Любопытная и довольно характерная деталь. В 1937 году Зарубиных отозвали в Москву — то ли для очередной проверки, то ли для расправы. Как пишет Виталий Павлов, автор книги «Трагедия советской разведки», из-за этого пришлось оставить без связи ценнейших агентов на три года(!). И это в то время, когда всем было ясно — войны с Германией не миновать. Павлов — одно время возглавлял внешнюю разведку, был директором института истории разведки и, разумеется, в курсе всех дел.

В 1940 году, когда уже пылала Европа, вернее весь мир, в Центре спохватились и решили восстановить связи. В частности с Августой, которая имела выход на министра иностранных дел Нейрата. У нее была исключительная информация.

Вардо приказали выехать в Германию, связаться с Августой. Для прикрытия ее назначили сотрудником посольства. Елизавета Юльевна блестяще справилась с трудной задачей, однако в Москву возвратиться не могла. Приехала только после начала войны, когда всех интернированных сотрудников посольства вывезли из Берлина через Турцию. Кстати, эта Августа передала запись беседы Гитлера с английским послом, в которой он изложил основы своей политики в отношении СССР.

2 октября 1941 года. Василия Зарубина ночью вызвали в Кремль, как оказалось, на встречу со Сталиным. Если судить по многочисленной мемуарной литературе, это единственный случай, когда великий вождь лично напутствовал рядового разведчика перед дальней дорогой.

Супругов Зарубиных направляли в США. Василия Михайловича назначили секретарем посольства в Вашингтоне. Фактически же руководителем резидентуры разведки. Фамилию ему подправили на Зубрилин. У Вардо было также дипломатическое прикрытие. В США они уже успели поработать какое-то время после отъезда из Германии.

Сталин четко определил задачу Зарубина:

— Очень важно и необходимо знать об истинных намерениях американского правительства. Ваша задача, товарищ Зарубин, не только знать о намерениях американцев, но и воздействовать на них.

Перед прощанием Сталин почти по-отечески сказал:

— Я слышал, что ваша жена хорошо помогает вам. Берегите ее.

Запомним это отеческое напутствие вождя, оно уже вскоре «проявилось».

В октябре 1941 года Зарубины выехали из Москвы. На плечи Вардо легла рискованная работа с агентами, привлечение новых. Это требовало максимальной выдержки, без преувеличения, ювелирной точности.

Особенно ценную информацию передавал Яков Наумович Голос («звук»). У него была своя секретная сеть из двух десятков человек. Через Н.И.Воронцову-Коненкову вышли на Альберта Эйнштейна, а затем и в окружение Оппенгеймера, работавшего над созданием атомной бомбы. Многое сообщил физик-эмигрант Георгий Ганов.

В 1944 году Зарубиных неожиданно отозвали в Москву. Почему? Ведь не было каких-либо проколов или ЧП. Информация шла потоком. Они помнили, что еще несколько лет назад экстренный вызов означал арест, а может и расстрел. Многих коллег они не досчитались в трагические тридцатые годы.

Некоторые детали жизни Василия Михайловича раскрыли в своих книгах П.Судоплатов и В.Павлов, Оказывается, с 1940 по 1941 год Зарубин находился под подозрением, фактически его отстранили от реальных дел. Берия тогда на встрече с работниками внешней разведки назвал Зарубина немецким шпионом. Кстати, в 1942 году Василия Михайловича наградили первым орденом Красного Знамени.

Руководители внешней разведки все же отстояли Зарубина. Только их решимость позволила снять с него подозрения и направить супругов в США. По сути под свою ответственность.

В Москву Зарубиных отозвали не спроста. Сотрудник резидентуры в письме Сталину обвинил Зарубиных в том, что они агенты ФБР. Как выяснилось, автор письма был шизофреником, психически больным. Тем не менее, более полугода шла проверка. Можно только представить себе чего она стоила супругам.

После проверки Василия Михайловича назначили заместителем начальника внешней разведки. Увы, не надолго, его полного сил и бесценного опыта отправили в отставку. Берия, все же рассчитался с ним, хотя и спустя несколько лет.

Такая же участь постигла и Елизавету Юльевну, ее отправили в отставку, когда ей было только 44. Половину из них она отдала разведке.

Вот так великий вождь по «отечески» позаботился о виднейшем разведчике. И еще вспоминал Виталий Павлов, Зарубина — женщина активной с богатейшим опытом агентурной разведывательной работы. Операции, которые она проводила, отличались точностью, фантазией и проходили в экстремальных условиях фашистской Германии, поражали воображение мелких разведчиков.

В 1987 году Елизавета Юльевна умерла. Полковника в отставке похоронили с воинскими почестями. Кстати только ей и Зое Рубников, впоследствии ставшей известной писательницей Воскресенской присвоили такое воинское звание. К сожалению, в книге Дамаскина она только упоминается.

Думается, Игорь Дамаскин убедительно развенчал миф о якобы неполноценности женщин разведчиц. Без прикрас, одними только фактами. Как поучал еще Козьма Прутков нельзя объять необъятное. Тем не менее можно только сожалеть, что в книге нет рассказов об Ольге Чеховой и Надежде Плевицкой, известных артистках.

И уж совсем непростительно, что Дамаскин даже не упомянул Леонтину Коэн, которой в 1993 году посмертно присвоили звание Героя России. Мужественной разведчице тогда исполнилось бы 80.

Леонтина и ее муж Морис Коэн, также, но немного позднее удостоенный звания Героя России, были выдающимися разведчиками. Они проникли во многие сверхсекреты, в частности создания атомной бомбы. Одно время Леонтина работала под руководством знаменитого Абеля.

Один только факт. В исторической литературе и во многих мемуарах часто обыгрывается эпизод когда во время Потсдамской конференции Трумэн сказал Сталину, что в США имеется атомное оружие. Всех удивило, что Сталин отнесся к этому более спокойно, даже равнодушно. Видимо не понял, что это за оружие.

Секрет невозмутимости Сталина весьма прост, он знал уже об испытании атомной бомбы. Об этом сообщила Леонтина Коэн. Перед выездом в Потсдам он пригласил Курчатова и долго беседовал с ним, требовал ускорить создание своей бомбы.

Я начинал с цитаты Рихарда Зорге и закончу высказыванием Кима Филби, которого считают самым выдающимся разведчиком XX века. В своих мемуарах он писал, что в трудной борьбе с британской контрразведкой ставил себя в пример Симу. Сима — псевдоним Д. Коплон. Она проникла в ФБР и ее арестовали, трижды судили. Она проявила огромную выдержку и победила. Симу освободили. Вот ее мужеством восхищался сам Ким Филби.

P.S. Какой свежий пример: главой британская контрразведки МИ-5 назначена Элиза Мэниингэн-Буллер. До этого она пять лет была заместителем руководителя ведомства. Координировала деятельностью контрразведки с другими спецслужбами — как британскими, так и зарубежными. Кстати когда-то МИ-5 уже возглавляла женщина, Стелла Румингтон.

Как же можно после этого говорить о неполноценности женщин, как разведчиц!

Михаил Лейбельман

CASCADE RUSSIAN NEWSPAPER

Читайте также: