УЩЕРБНЫЙ ГЕНОФОНД

11 января в дежурную часть управления внутренних дел в городе Сумы поступил звонок от 15-летней сумчанки. Девушка сообщила, что вместе с подругой нашла в подвале жилого дома на улице Лебединской… грудного младенца! Оперативная группа и карета «скорой помощи» выехали на место происшествия. Финал этой заурядной по нынешним временам и нравам истории поразил даже видавших виды милицейских работников. Спасительницы

…По указанному адресу милиция и медики действительно обнаружили 17-летнюю Наташу Смирнову и 15-летнюю Татьяну Марченко. Младшая подруга держала на руках завернутого в шерстяное одеяло новорожденного ребенка.

Последний раз подобная история случилась в Сумах около 10 лет назад.

Тогда случайный прохожий обнаружил крохотную девочку на берегу реки

Псел. К счастью, благодаря профессионализму врачей малышка выжила, и спустя год ее передали на воспитание семье местных жителей. Больше такие ЧП не повторялись. Поэтому вслед за правоохранителями на улицу Лебединскую ринулись представители местных телестудий и газет.

— Представляете, — рыдала Наташина мама, Варвара Ивановна Смирнова, — я

прихожу домой, а тут девочки с ребенком! И что за дрянь его родила? Ее,

стерву, расстрелять нужно за то, что она свою кровиночку в подвале

бросила!

Милиционеры, тем временем, выяснили обстоятельства случившегося. Около восьми часов утра Наташа и Таня проходили мимо подвала и вдруг заметили, что на куче мусора лежит белый сверток, из которого доносился детский плач.

— Я сначала решила, что мне показалось, — рассказывала милиционерам Таня.

Посмотрела на Наташу, а она застыла, как вкопанная…

Обменявшись взглядами, девочки кинулись в подвал и увидели посиневшего от холода малыша! Натянув на младенца свои куртки, спасительницы отнесли его к Наташе домой.

«Звезды» телевидения

— Развернув ребеночка, мы увидели, что это мальчик, — рассказывала Наташа. А еще заметили у него на животике кровь. Что делать? Таня сказала, что

видела, как перевязывают младенцам пуповину по телевизору, и попыталась это сделать. А я не смогла его даже на руки взять. Так испугалась…

Перевязав малышу пуповину, девочки положили его под одеяло. Чем его

кормить, они не знали. Поэтому, когда он начинал плакать, Таня носила его на руках и баюкала. Так продолжалось до обеда. Вернувшаяся домой Варвара

Смирнова сказала девочкам, что нужно вызвать милицию и врачей. Так они

и сделали.

Когда все детали происшествия были выяснены, медики увезли малыша в

областную детскую клиническую больницу. Правоохранители принялись разыскивать его маму. Поскольку действия неизвестной женщины законом квалифицированы как преступление, ей грозило наказание лишением свободы на срок до пяти лет по 135-й статье УК Украины (неоказание помощи лицу, жизнь которого находится в опасности). А журналисты наперебой повествовали о спасительницах ребенка населению области:

девчонок показывали по телевизору, писали о них в газетах.

Гром грянул спустя несколько дней. Увидев репортаж о девочках и спасенном малыше, соседи семьи Смирновых позвонили в милицию и в один голос заявили: «Наташка-то сама беременная ходила! А теперь цирк

устраивает…». Версию соседей милиционеры проверили быстро. Вызвали в управление Таню и Наташу, и уже через пол часа девочки признались во лжи!

Позже в милиции рассказывали журналистам: сотрудники были

потрясены трагедией, которая произошла с ребенком. Поэтому и не

обратили внимания на состояние Наташи Смирновой. Сейчас, когда правда известна, припоминают: юная мама была чудовищно бледной, на ее лице то и

дело появлялись гримасы боли. Говорила она очень тихо и невнятно, при

малейшей возможности старалась присесть и свернуться комочком. Нельзя не отметить: и сами девочки, и мать Натальи — настоящие актрисы. Варвара Ивановна, например, так естественно рыдала!

Как же все случилось на самом деле? Ответить на этот вопрос могла только

юная мама…

«Пишите, что хотите…»

Улица Лебединская находится на окраине города. Около тридцати лет назад

здесь были построены «малосемейки» для работников заводов. Но в последние годы большинство предприятий области «заморожены», и местные жители остались, в большинстве своем, без работы. Впечатление район производит угнетающее: дома нуждаются в капитальном ремонте, детские площадки превращены в мусорники, лавочки около парадных оккупировали бомжи и наркоманы…

Дверь в квартире на четвертом этаже долго не открывают. Потом до меня

доносятся шаркающие шаги, и на пороге появляется растрепанная женщина лет за сорок с помятым лицом. Ошибиться невозможно — хозяйка жилища

злоупотребляет спиртным.

— Наташа, тут к тебе журналисты приехали! — кричит Варвара Ивановна дочери.

— Не буду говорить! — доносится из глубины квартиры. — Пусть, убирается!

Но «сдаваться» я не собираюсь. Спустя десять минут мне удается

выманить девушку на лестничную клетку. Дрожащими руками она берет сигарету. Неумело затягивается и упрямо твердит: «Пишите, что хотите, ничего не скажу!»

Наташа невысокая и худенькая, по-подростковому угловатая. Летний халатик

открывает острые локти и коленки. Длинные, темно русые волосы собраны в

«хвостик». Большие, серые глаза смотрят на меня с ужасом. «Господи, да она сама еще ребенок!», — думаю я. — Куда ей сына воспитывать…» Надеясь сменить тему разговора спрашиваю: «Где здесь ближайшее кафе? Пойдем пить кофе…».

Удивительно: она послушно, опять же, совершенно по-детски, одевается и

идет со мной. Голова низко опущена, вязаная шапочка надвинута на лоб.

— После того, что произошло, мне в магазине хлеб не продают, — вдруг

вырывается у девушки. Из кафе, наверное, вообще, выгонят…

Действительно, прохожие смотрят на мою спутницу как на прокаженную.

Поэтому мы отправляемся в кафе в центре города. Там больше людей. И меньше любопытных, осуждающих взглядов.

Неблагополучная семья

Предлагать спиртное несовершеннолетним — преступление. Но рожавшим женщинам 100 грамм, наверное, не повредят. Я заказываю коньяк, и

уже через десять минут по щекам Наташи ручьем текут слезы: она рассказывает мне историю своей невеселой жизни.

— У моих одноклассников были любящие родители, — вспоминает Наташа.

Приводили своих детей в школу, обновки им покупали, переживали за них. А

мои мама и папа даже на родительские собрания ходить не хотели! Да что

там говорить… Я им была не нужна. Мама вечно навеселе. Папа сутками на

работе. Я как-то в учительской разговор подслушала; моя классная

руководительница объясняла завучу, почему я плохо учусь: «Что вы от нее

хотите? Она же из неблагополучной семьи!»

Наташа помнит время, когда ее отец прощал своей супруге

пристрастие к спиртному. Надеялся, что жена справится с дурной привычкой. Но время шло, а Варвара Ивановна ничего менять в своей жизни не хотела. Родители начали скандалить. Временами дело доходило до драки. Главной причиной ссор, конечно, являлся хронический алкоголизм «хранительницы» домашнего очага. Но муж обвинял жену еще и в том, что «взял ее замуж с ребенком» — сводным братом Натальи. Иногда он тыкал рукой в сторону дочери и говорил: «И эта такой же б… будет. Того и гляди, принесет в подоле…»

— Когда он впервые это сказал, мне было не больше десяти лет, — вздыхает Наташа. — Я сразу и не поняла, о чем он говорит. А когда сообразила, очень обиделась: за что он со мной так? Потом привыкла…

Полтора года назад девушка познакомилась с 20-летним парнем. Говорит, что сразу в него влюбилась: «Он такой хороший!» Впрочем, называть имя своего возлюбленного она категорически не желает. Так же, впрочем, как и отягощать его заботой об общем ребенке.

— Он меня любит, — утверждает Наташа, — я в этом уверена. Но насильно его

женить на себе я не хочу. Рано ему еще о ребенке задумываться. Кстати, он

не знает о том, что случилось.

О своей беременности Наташа узнала примерно на четвертом месяце — когда

начала набирать в весе. Поначалу даже не расстроилась. Удивилась! А потом

решила рожать. Идти на аборт было страшно.

— Мне мама рассказывала, что она легко рожала, — говорит моя собеседница.

Поэтому я была уверена, что и у меня все получиться. Чувствовала я себя

хорошо. К врачам не обращалась.

Удивительно: по словам Наташи, родители даже заметили, что она

беременна. А своего возлюбленного она в последние месяцы, якобы, избегала. Правду говорит девушка или нет, сказать сложно. Возможно, что близкие все понимали, но делали вид, что остаются в неведении. Так удобнее. Нет проблемы — нет и причин, что-то предпринимать.

Роды и сны

Роды у юной мамы начались около 8 утра 11 января. Варвары Ивановны дома не было уже вторые сутки — у нее был очередной запой. Отец ушел на работу в шесть часов. К счастью, к Наташе заглянула подруга Таня Марченко. Она-то и исполнила роль «повитухи».

— Больно было очень, — говорит моя собеседница. — Но я терпеливая. Справилась… К груди я сына не прикладывала. Говорят, если это сделаешь, отказаться от малыша не сможешь. Когда все закончилось, мы с Таней стали думать, что делать дальше. Но так ничего и не придумали. Потом пришла мама. Она вспомнила, что читала в газете о моей сверстнице, которая выбросила своего ребенка в подвал. И мы решили, что будем говорить, когда приедут врачи и милиция. Мы же не знали, что журналисты с видеокамерами примчатся…

Рассталась Наташа с младенцем легко. По ее словам, во время беременности

она часто думала о том, что ребенок ей не нужен. Тем более, что никогда не

любила малышей: они ее раздражали.

— Я еще в детстве поняла, что дети — это обуза для взрослых. Я тоже была для

своих родителей обузой…

Но в последнее время Наташу стали мучить странные сны. Ей кажется, что

незнакомые мужчина и женщина уносят ее сына, а она бежит за ними, но не

может их догнать.

— Понимаете, я его теперь очень люблю, — рыдает моя собеседница. Но забрать не могу. Отец, узнав о том, что я родила, сказал: если я заберу сына из больницы, он выгонит меня из дома. А куда я пойду?! Работы у меня нет.

Образования тоже…

В областной детской клинической больнице, где сейчас находится ребенок,

Наташа не появлялась — боится осуждения со стороны медиков. Но знает, что

врачи назвали малыша Ванечкой. По словам главного врача клиники Аркадия Лушпы, новорожденный чувствует себя хорошо. При поступлении его рост был 60 сантиметров, а вес — 2360 грамм. Сейчас он немножко поправился. Если мама его не заберет домой, он будет передан в Дом малютки.

— Я так хочу, что бы он был со мной, — говорит Наташа. — Я найду работу и

квартиру. Я все сделаю! Лишь бы его не успели усыновить!

Почему-то я ей верю…

Мнение специалиста

Комментирует Наталья Левицкая, практикующий детский психолог:

К сожалению, подросткам не свойственно задумываться о проблемах, которые влечет за собой рождение ребенка. В силу своего возраста они привыкли, что вопросы материального обеспечения решают их

родители. Поэтому юноши и девушки, как правило, наивно предполагают, что мама с папой будут содержать и младенца. Но так, к сожалению, происходит далеко не всегда.

Еще десять лет назад число юных рожениц было гораздо меньшим. С чем это связанно? В последние годы наш мир существенно изменился. Думаю, не ошибусь, сказав, что новое поколение выросло на американской и европейской культуре. Посмотрите, какие фильмы смотрят подростки, какую музыку слушают, чем увлекаются. Если по телевизору показывают секс, почему не заняться им в реальной жизни? Секс — обязательная составляющая «красивой жизни», которую тиражирует Голливуд. А в юном возрасте особенно остро хочется жить красиво. Отмечу также, что новое поколение очень раскрепощенное. У подростков почти нет комплексов. Они стараются взять от жизни все, что хотят. И часто попадают «впросак».

Узнав о своей беременности, девушки все чаще не идут на аборт. Причин тут несколько. Кому-то не позволяет вера в Бога. У кого-то нет денег, чтобы оплатить медицинское вмешательство. Бывает, девочки просто боятся, что во время аборта им будет больно. Довод «но рожать тоже больно!» — на них не действует: ведь мы говорим о детях. Они рассуждают так: в больницу, нужно идти сейчас, а рожать я буду потом. Вот и вся логика… Помимо этого, многие уверены, что роды — естественный, природный процесс. А значит, не настолько болезненный.

Случай Наташи Смирновой можно назвать типичным лишь в какой-то мере. Конечно, как и ее ровесники, она является «продуктом» нашего времени. В то же время, ее поведение после рождения ребенка вызвано проблемами в ее семье. Пьющая мать, вечно занятый работой и недовольный отец. По сути, она вела себя в полном соответствии с полученным в семье воспитанием. Заложенной в сознание — в детстве — схемой поведения родителей. Они считали свою дочь обузой — так же и она отнеслась и к своему ребенку. Поступить иначе девушка просто не могла: искусству любить учат старшие, а Наташу не любили. Отмечу также, что идея разыграть

спектакль принадлежала не Наташе, а ее матери Варваре Ивановне. Нужно быть очень сильной, чтобы в день родов, которые проходили в домашних

условиях и без помощи специалистов (!), перечить своей родительнице. Скорее всего, девочка вообще плохо понимала, что происходит с

ней и ее ребенком. Осознание пришло гораздо позже. Так же, как и

чувство вины…

…В данное время прокуратура Сумской области решает вопрос о возбуждении по факту случившегося уголовного дела. Вероятно, Наташа Смирнова будет привлечена к ответственности.

P.S. Фамилии и имена главных героев публикации изменены по этическим

соображениям.

Инна Майская, специально для «УК», Киев — Сумы

Читайте также: