влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:


Письмо в УК

Фотогалерея

Редкие цветные фотографии Второй мировой войны

Редкие цветные фотографии Второй мировой войны

Голосование

Кто следующий на очереди за Гиви, Моторолой и другими террористами?

Безлер
Ходаковский
Абхаз
Плотницкий
Захарченко
Пушилин
Губарев
Козицын
Мильчаков
Гиркин

Реклама

Печать

Начальник патрульной полиции Николаева о службе, об уроках «мажоров», ожиданиях и реальности

21.12.2016 08:56

7 декабря исполнился ровно год с того дня, когда на улицах Николаева появилась патрульная полиция. С одной стороны, ее широко рекламировали власти, демонстрируя как показатель видимых реформ, с другой — с ней связывали надежды на улучшение криминогенной ситуации простые люди. Каковы результаты годичной деятельности новой полиции в  городе Николаеве?

 В чем ее недостатки? Оправдывает ли она доверие граждан? Какие проблемы испытывают полицейские? Почему, при всем старании полиции, преступность в нашем городе растет? На эти и многие другие вопросы, интересующие наших читателей, журналисты издания Новости N  попросили ответить начальника управления патрульной полиции Николаева Максима Ахрамеева.

Путь в полицию

- Максим Владимирович, Вы в Николаеве фигура загадочная: уже больше года занимаете одну из ключевых должностей в правоохранительной системе, а о Вас практически ничего не известно. В связи с этим первый вопрос: кем Вы были до поступления в полицию? Как попали в Николаев?

- Когда меня спрашивают «Вы откуда?», я отвечаю: гражданин Украины. Почему? Потому что моя судьба связана с несколькими городами. Родился и вырос в городе Енакиево. Затем окончил Горловский автодорожный институт Донецкого национального технического университета. Сразу после окончания вуза, в 2003 году, уехал в Киев.

Чем занимались в Киеве?

- Работал в ЗАО «Индар», начинал с наладчика, далее был повышен до техника-механика по эксплуатации и обслуживанию технологического оборудования. Затем меня пригласили на завод «Реле и автоматики» на должность начальника производства товаров народного потребления, где работал четыре года. Потом работал в торгово-производственной компании «Оми».

- Из всего сказанного понятно, что раньше Вы никакого отношения к правоохранительных органам не имели.

- Не имел. Но еще со школьной скамьи стремился туда. У меня дядя служил в Киеве, в «Беркуте» и, под влиянием его рассказов у меня возникало желание пойти служить в милицию. Даже была попытка поступить в Национальную юридическую академию им. Ярослава Мудрого в Харькове.

- И почему не поступили? Не прошли по конкурсу?


- Нет, причина, как говорят, прозаическая: родители мои — простые рабочие, и мы поняли, что поступить туда будет непосильно для нашей семьи.

- Но все же Вы попали в полицию? Да еще сразу — на руководящую должность?

- Ну, не сразу. Никто сразу не попадал на руководящую должность, нужно было это заслужить.

- А как? Давайте сначала — как попали в полицию?

- Начну с того, что, работая начальником производства на заводе, я получил еще одно высшее образование — заочно окончил киевский Национальный экономический университет имени Гетьмана, бывший КИНХ (Киевский институт народного хозяйства). Я считал себя производственником, видел свое будущее на производстве и готовил себя к этой карьере. Но в 2008 году, во время финансового кризиса, я остался без работы. Это был тяжелый период в моей жизни: был безработным, затем несколько лет занимался предпринимательством. После 2013 года я как и все граждане, поверил, что скоро в стране все начнет меняться...

- Кстати, Вы принимали участие в событиях на Майдане?

- Да, я периодически ходил туда.

-Я имею в виду, были ли Вы активным участником?

- Нет, не был.

- Понятно. И что дальше?

- Я услышал о реформе органов внутренних дел. Когда объявили набор в патрульную полицию г. Киева, я подал заявку (мечта-то, еще юношеская, осталась!). Прошел тестирование и — тишина. Неделя, две, три никаких вестей нет. На четвертой неделе приходит приглашение пройти тесты по физическим нормативам. Пришел, сдал.

- У Вас с этим все в порядке? Вы занимались спортом?

- Занимался боксом. Поэтому без проблем выполнил требуемые нормативы. Дальше были тесты по психологии, прошел психологический отбор, собеседование и все: я — рядовой тогда еще милиции, курсант. Два с половиной месяца мы учились.

Путь в Николаев

- Кто были Ваши преподаватели, инструкторы во время учебы? Наши специалисты или иностранные?

- Преимущественно, конечно, наши. Иностранцы нам преподавали только тактику, это были американцы, из Калифорнии. Также тактику преподавали спецы из спецподразделения «Сокол», которых тоже вначале обучали американцы.

- Сколько было человек в первом наборе и как, на каком этапе отбирались будущие руководители подразделений?

- Всего нас было две тысячи человек, в каждой группе — по тридцать курсантов. И тогда же, во время этой учебы, нас тестировали, давали оценку активности в группе, лидерским качествам, оценивали, как мы себя ведем, как каждый из нас позиционирует себя среди однокурсников. С нами работали специалисты-психологи. То есть уже на этапе учебы подбирался руководящий состав. В результате из двух тысяч учащихся была отобрана группа из 100 человек, в которую попал и я. С нами проводились собеседования, в них участвовала и Хатия Деканоидзе, а затем для этой группы было организовано дополнительное двухнедельное обучение. И здесь преподавали уже исключительно американцы. В итоге все 100 человек получили соответствующие сертификаты командиров патрульной службы полиции. Американцы сами выбрали из этой сотни 40 командиров рот, а уже командиры выбирали себе замов, опять же 40 человек из этой сотни. Это 80 руководителей, остальные 20 — резерв, они возглавили другие службы патрульной полиции.

- Какое назначение Вы получили после учебы?

- Командир роты, у меня было сначала 30 человек личного состава, потом добавилось еще 50 человек. Мы обслуживали Деснянский район Киева, это Троещина, работало 18 экипажей. Затем был заместителем командира батальона.

- Как Вам предложили возглавить патрульную службу в Николаеве?

- Меня вызвал начальник Департамента и сказал: поедешь в Николаев, у тебя два дня, чтобы собрать команду. Команда — это четыре командира батальонов. И в течение этих двух дней я выбирал ребят, из тех, кого знал, на кого можно положиться. Вот мы впятером и приехали.

- Какого числа?

- Мы приехали 25 ноября минувшего года. И до 7 декабря проделали всю организационную работу. Это были две бессонные недели: нужно было распределить людей по четырем батальонам, проанализировать, кто есть кто — кто с гражданки пришел, кто бывшие сотрудники милиции, распределить, чтобы в батальонах всех было поровну. Парни, девушки... В Николаеве уже были отобраны кандидаты на руководящие должности, нужно было с каждым из них провести беседу… В общем, все делалось, как говорится, «с колес»: форма — с машины, кроме того, нужно было еще подогнать ее каждому; оружие, которое приходило из Киева и которое нужно было оформить — с машины; патрульные «Приусы» — они приходили из Сум, из Харькова, нужно было их подготовить, помыть, наклеить символику… Словом — в эти две недели спать было некогда.

- Сколько изначально было набрано людей в патрульную службу города Николаева?

- По штату у нас 568 должностей, это с учетом аппарата управления. Без него — 501 полицейский.

Ожидания и реальность

- У людей были большие ожидания: вот появится новая полиция и наведет, наконец, порядок, хотя бы на улицах. Но надежды, скажем прямо, не оправдались. За этот год уличная преступность, наоборот, увеличилась — одни говорят, что на 40%, другие — вдвое. Вы согласны, что уличная преступность выросла?

- Она выросла, согласен. Но на то есть причины.

- Какие?

- Уличная преступность напрямую зависит от социально-экономической ситуации в стране. Помните, был всплеск преступности в начале 90-х? Затем благосостояние людей улучшилось — соответственно, был спад преступности. Сейчас в стране тоже тяжелые времена, боевые действия в зоне АТО. Работы нет, кто-то доведен до отчаяния, есть, наверное, такие, кто никогда не думал, что пойдет на преступление, но жизнь заставила. Я никого не оправдываю, просто констатирую факт. Вы говорите, ожидания не оправдались. Но люди, в основном, замечают плохие стороны, а хорошие видят мало. Например, раньше все говорили что ГАИ — коррумпированная, брали взятки. Сейчас в патрульной полиция взяток не берут. Разве это не плюс?

- Согласен, более того, могу и сам назвать явные плюсы в работе патрульной полиции. Прежде всего — это скорость, реакции на вызовы людей. Милиция по вызову могла ехать час, два а то и вовсе не приехать. Сейчас в подавляющем большинстве случаев патрульные приезжают быстро. Второй плюс — полицейские, в целом, более доброжелательны к гражданам. Так что вы не правы, когда говорите, что люди не замечают положительных сдвигов. Но у людей были очень высокие ожидания: все думали, что после появления новых патрульных можно будет свободно ходить по улицам, не бояться, что кто-то выхватит сумочку или сорвет цепочку, отберет мобильный. А получилось наоборот — уличная преступность только выросла. Почему? Вы назвали социально-экономическую ситуацию, но это же не единственная причина...

- Нет, конечно, причин много, можно долго дискутировать на эту тему. На мой взгляд, большую роль играет то обстоятельство, что у нас никто не занимается воспитанием молодежи: молодежными программами, созданием условий, для занятия спортом, интересным делом. Тем более, никогда не воспитывалось в них уважение к правоохранительным органам, а по большому счету — к закону. Только сейчас мы начинаем потихоньку это делать. Сегодня в патрульной полиции есть школьные офицеры, которые ходят в учебные заведения, общаются с молодежью, стараются расположить к себе молодых людей. Но этого, конечно, мало. Государство должно повернуться лицом к молодежи.

Уроки «мажоров»

- И, тем не менее, есть проблемы и с полицией. Давайте разберем нашумевшую ситуацию, когда четыре наряда патрульных не могли справиться с двумя дебоширами на Советской. Проводили Вы разбор этого происшествия?

- Да, конечно. Здесь также на первое место выходят пробелы в законодательстве. Кстати, когда нас учили на курсах, то обещали: будут созданы все условия, поменяют Законы, дадим полномочия… Ничего из этого не сделано. А ведь Закон — это основной инструмент в работе патрульной полиции. Теперь давайте рассмотрим упомянутую Вами ситуацию. Для начала отметим: события происходили в час ночи. Кто в час ночи может находиться на Советской? Люди, скажем так, отдыхающие, многие в состоянии алкогольного опьянения, которые ищут приключения. Второе: на видео мы видим не все, а только то, что находилось в поле зрения снимающего, а людей-то там было много. И были провокаторы, которые провоцировали обе стороны — как хулиганов, так и сотрудников полиции. Третье: когда я вызвал всех патрульных из этих четырех экипажей и спросил: «Ребята, почему так получилось?», единственное, что от них услышал, было: «Мы хотели все решить мирным путем».

- И Вы считаете, что они действовали правильно?

- Нет, я так не считаю. Но хочу объяснить, почему они хотели ситуацию разрешить мирным путем. Первое, что мы видим на видео — поведение нарушителей, подпадающее под статью 178 административного кодекса (распитие алкогольных напитков или появление в нетрезвом виде в общественных местах). Второе — мелкое хулиганство, статья 173. Третье — 185 статья (неподчинение работнику полиции). Многие спрашивают: почему полиция уже тогда не действовала жестко? Отвечаю: потому что эти статьи не работают.

- То есть, нельзя надеть наручники за мелкое хулиганство?

- Объясняю: по статье 173-й выписывается протокол об административном правонарушении. Согласно админкодексу, задержать его мы можем на три часа. Далее: для того, чтобы составить протокол, мы должны установить личность человека, на которого будет выписан протокол. Далеко не всегда люди носят с собой документы, удостоверяющие личность. Если личность не установлена — невозможно составить протокол об административном правонарушении. Три часа прошло — мы не имеем права держать дальше человека, должны выпускать. Многие этим пользуются: на вопрос, кто он, отвечает: «Иванов Иван Иванович». Три часа дурака провалял — мы его должны отпустить.

- Но здесь же речь идет не о том моменте, когда хулигана уже привезли в участок и выясняют личность. А вопрос в другом: почему не усмирили на месте? Почему не надели наручники, не посадили в полицейскую машину?

- Да, могли, и нужно было так сделать — посадить в машину, отвезти, то есть изолировать от общества. Но случилось так, как случилось. Да, патрульные проявили робость — но и здесь можно назвать разные факторы, которые на них повлияли. Например, тогда все еще находились под впечатлением событий в Кривом Озере (арест полицейских, подозреваемых в убийстве человека, — ред.) Еще говорят: с мажорами, мол, столкнулись на «крутом» «Мерседесе», и оробели. Я не отрицаю, может, и это сказалось каким-то образом. Но основная причина — отсутствие у полицейских должных полномочий. Полицейских элементарно не уважают. Почему в Европе нет такого? Потому что там законы работают: оскорбил полицейского — сразу наручники и увезли. Если мы хотим развивать демократию, интегрироваться в Европу, то у демократии должна быть сильная полиция, сильный закон. Государство — это закон. В ситуации, которую мы рассматриваем, сотрудники полиции не чувствовали за собой защиту государства, закона. Все патрульные знают: чуть что не так — сразу жалобы, прокуратура, наказание...

- Какие выводы сделаны после того случая?

- После того случая, после проведенной работы, после дисциплинарного воздействия многое поменялось. Во-первых — опыт уже есть: тогда просто психологически многие были не готовы к решительным действиям. Все патрульные анализировали ту ситуацию, теперь уже действуют по-другому. Плюс к этому, они каждый день, каждый час приобретают опыт, бесценный опыт.

- Так чем все-таки эта история с «мажорами» закончилась? Я, слышал, обещали всех уволить...

- Ну, всех не уволили, уволили четырех человек, руководящий состав понизили, остальные понесли дисциплинарные наказания различной степени.

- Как Вы лично считаете, этих четверых уволили правильно?

- На этот вопрос отвечу так: решение об увольнении принималось в Киеве.

- Понятно. А как вообще наказывают полицейских за разные нарушения?

- За разные нарушения разные наказания. Есть дисциплинарный устав, который был и будет. Есть замечания, есть выговор, строгий выговор, потом уже отправляем на комиссию, которая решает, годен не годен. Есть финансовые воздействия, скажем так, депремирование. С другой стороны, от того, что я накажу патрульного рублем, у него знания не появятся, так ведь? Поэтому есть еще такое наказание, как учеба в выходной день, если патрульный чего-то не знает из нормативно-правовых документов, правда, сейчас такого уж почти нет.

- Вы материте подчиненных — например, как делает это руководитель полицейского подразделения в Кривом Роге?

- Нет! Я считаю, что руководителю вообще непозволительно не то что материться, а даже повышать голос на подчиненного. Руководитель должен быть выше этого.

Что делать с беспорядком на дорогах?

- Давайте поговорим о ситуации на дорогах. Такой вакханалии, как сейчас, никогда не было. Увеличилось количество ДТП, особенно со смертельным исходом. Вообще, складывается впечатление, что в нынешнем году Николаевщина будет на первом месте по смертям на дорогах. В связи с этим вопрос: как вы относитесь к идее создания дорожной полиции как отдельного подразделения?

- Это не будет отдельное подразделение. Еще, наверное, рано говорить, во всяком случае — мне, но такое подразделение будет, и оно будет входить в состав управления патрульной полиции.

- Значит, такая идея рассматривается?

- Да. В какой-то мере дорожная полиция и сейчас уже есть: управление патрульной полиции города Николаева контролирует дорогу Николаев-Коблево.

- В чем, по Вашему, причина такого хаоса на дорогах?

- Виной всему — безнаказанность. И здесь мы снова упираемся в законодательство. Возьмем серьезные ДТП с потерпевшими: кого из водителей пугает штраф, как мы уже говорили относительно хулиганов, в 51 грн. за не пристегнутый ремень? А это одна из главных причин смертельных случаев на дорогах. Поэтому в ближайшее время я буду настраивать своих подчиненных останавливать автомобили, в которых водители или пассажиры не пристегнуты, проводить профилактические беседы. Но этого, конечно, мало. Посмотрите, сколько в европейских странах крутится социальных роликов на телевидении об аварийности — такие, что кровь стынет в жилах. Это работает, психологически воздействует. Должен быть всесторонний, комплексный подход к проблеме, одни только полицейские не в силах перевоспитать водителей, изменить менталитет.

- А чего сегодня, конкретно, не хватает патрульным, чтобы воздействовать на нерадивых водителей?

- Все того же — прав, законных полномочий. Посмотрите, как за последние пять лет сузили полномочия гаишников и дальше, соответственно, патрульной полиции! Разве правильно, что у полицейского должна быть причина остановки автомобиля? Ко мне приезжали коллеги из европейских стран и диву давались: как это вы не можете остановить автомобиль без причины? Вы же полицейские! Мы объясняем — а вот так: у нас есть 5-й раздел закона о национальной полиции, статья 35 - «Причины остановки транспортного средства». Они не могут понять, как этот так? Это одно. Второе (это уже до маразма дошло): все суды требуют видеодоказательства любого, куда ни кинься, правонарушения. Слова полицейского недостаточно, рапорта полицейского недостаточно — везде дайте видео! Не пристегнут ремнем безопасности — дайте видеодоказательство, проехал на красный сигнал светофора — дайте видеодоказательство. И я очень рад, что мы до конца года установим видеорегистраторы в полицейских автомобилях.

- Во всех?

- Во всех.

- Как Вы относитесь к презумпции правоты полицейского? Она должна быть?

- Может, это громко сказано — презумпция правоты! Но государство должно дать больше полномочий сотруднику полиции, например, за оскорбление полицейского должно быть наказание.

- А сейчас нету? Мне приходилось много раз наблюдать ситуации, когда полицейских кроют матом — и они почему-то ничего не делают.

- Прежде всего, должно быть уважение к полицейскому. Без этого изменений к лучшему не будет. Приведу пример: я ехал в Кривое Озеро, очень срочно нужно было туда попасть, ехал с включенным проблесковым маячком — синего, красного цвета, когда нужно было, включал СГУ, сирену. Вы думаете, кто-то мне уступил дорогу? Никто! Но хочу заметить: на протяжении 200 километров мне попались два автомобиля с белорусскими номерами. Вот они, водители этих автомобилей, увидев за 800 метров полицейский автомобиль, принимали резко вправо, пропускали меня. Вот это порядок. А у нас: остановил сотрудник — сразу: «А че остановил? А доказательства? А не предъявлю..» Это в лучшем случае, а еще может и матом покрыть. Так не должно быть.

- Как Вы смотрите на то, что многие водители паркуются, где попало и как попало? В николаеве есть улицы, где из-за этого просто не проехать: 3-я Слободская, Шевченко?

- Да, нередко нас критикуют: почему мы не реагируем на то, что машины ставят там, где нельзя, мол, патрульная полиция бездействует! Эти критики не знают до конца законодательство. Мы можем вынести постановление только в том случае, если докажем, что водитель УПРАВЛЯЛ транспортным средством и совершил правонарушение. Например, стоит автомобиль с нарушением правил дорожного движения. Патрульный будет ждать водителя час, тот в конце-концов явится - и мы не сможем ничего сделать.

- Почему?

- А он скажет, что это жена его была за рулем и поставила так автомобиль, а он, якобы, пришел устранить данное правонарушение. Сядет и поедет.

- Готовясь к интервью, я насчитал за год в Николаеве около 20 ДТП с участием полицейских автомобилей. Это так?

- У нас официально зафиксировано 12. Может, были еще мелкие, незначительные ДТП. А 12 случаев — это те случаи, по которым проводились служебные расследование, где-то мы были виноваты, где-то нас «догнали».

- За какие деньги производится ремонт автомобилей?

- На это выделяются средства, мы проводим тендер, на сегодня все машины на ходу, устранены все недостатки.

- Сколько автомобилей, точнее, экипажей дежурит в городе?

- Город ежедневно патрулирует в среднем 30 автомобилей, по два человека экипаж.

- У вас есть каких-либо сложности в материально-техническом обеспечении, например, нехватка горючего?

- Никаких. Бензин выделяется, канцпринадлежности выделяются, автомобили починили — абсолютно никаких в этом плане проблем нет.

- Люди заметили, что кроме полицейских автомобилей, появились и пешие патрули. Это надолго?

- Мы постоянно изучаем ситуацию, совершенствуемся, вносим коррективы. В данном случает сделали вывод, что пеший патруль необходим. В последние полтора месяца у нас ежедневно выходит на улицы 14 пеших патрулей. И мы видим, что это очень эффективно: во-первых, граждане видят и чувствуют себя более безопасно. Во-вторых, потенциальные преступники видят и уже задумываются, стоит ли... Это, прежде всего, превентивные меры, они необходимы.

Сила есть... и ум тоже

- В Николаеве популярно видео, на котором снято задержание пьяного военнослужащего на автовокзале, который бросался на людей с ножом. Двое новых полицейских, достаточно крепких, никак не могли надеть на него наручники, пока не подбежал третий, в старой форме с надписью «Милиция» на спине. И он за 15 секунд скрутил дебошира и надел наручники. У вас так плохо с физической подготовкой?

- Такое могло быть, не спорю, но мы растем, набираемся опыта, учимся. По физподготовке проводим занятия каждый день. У нас есть тактик, педагог, мастер спорта по единоборствам, который прошел месячное обучение в Киеве, обучался также в Турции — постоянно обучает ребят. Я ставлю им задачу: приемы задержания должны быть отработаны до автоматизма.

- Материальной базы для этого достаточно?

- У нас есть три спортивных зала — один для игровых видов, второй — с тренажерами, и третий, который канадские коллеги нам помогли отремонтировать, с матами, для единоборств.

- Сколько раз в течение года полицейским в Николаеве приходилось применять оружие?

- Всего три раза. Первый раз — это был предупредительный выстрел в воздух в ситуации с «херсонскими». Второй раз — на улице Спортивной, когда задерживали бросившего гранату, ранившего нашего сотрудника. И третий раз — в Корабельном районе пришлось нейтрализовать агрессивную собаку.

- Сколько у вас женщин служит?

- 109 девушек, 20% личного состава.

- Они себя уверенно чувствуют, справляются наравне с мужчинами?

- Вполне. Девушки очень эффективны особенно в семейных конфликтах, а их очень много. За сутки мы обрабатываем порядка 250 — 300 вызовов на линию 102, среди них семейных скандалов очень много. Девушки — более тонкие психологи, могут легче разрядить ситуацию, ведь не все конфликты решаются силой. Да и насчет силы — не сомневайтесь, хотя с виду она может быть маленькая, хрупкая, но владеет, как говорится, всем арсеналом. У меня есть много благодарных писем от жителей города, которые благодарят, что вовремя приехали, разобрались, помогли, помирили. И большая роль в этом девушек-полицейских.

- Были патрульные, которые не выдержали, как говорится, тягот и лишений службы и уволились?

- Были такие.

- Сколько всего уволилось за год?

- В городе Николаеве за все время работы патрульной полиции уволилось 22 полицейских. Из них четыре (те самые) — за совершение дисциплинарных проступков, 16 уволилось по собственному желанию, один — по выслуге лет, один полицейский умер.

- Какова мотивация была у тех, кто ушел по собственному желанию?

- Разная мотивация. Самый первый парень, который уволился, признался мне, что психологически не готов к несению службы — не готов штрафовать людей и т. д. Кто-то нашел другую работу, кто-то уехал за границу.

- Какая зарплата у полицейского?

- Восемь тысяч гривен.

- У всех одинаково?

- Если это рядовой полицейский — у него восемь, если полицейский с высшим образованием, имеет офицерское звание — у него восемь двести.

- Офицер имеет всего на двести гривен больше?

- Да. У всех патрульных в Украине такая зарплата. За исключением Киева — там зарплата на две тысячи больше.

- А почему?

- Там очень тяжелая служба, очень, без преувеличения.

-А у Вас какая зарплата, если не секрет?

 - Какие тут секреты? Мы открыты. У меня, как руководителя управления, 15 тысяч гривен.

- Вы много говорили об учебе. Но это все были краткосрочные курсы. Сейчас вы как-то повышаете свою квалификацию, как работника правоохранительной системы? 

- Да, в настоящее время я учусь в магистратуре Национальной академии внутренних дел в Киеве. 

Автор: Николай Трофимов, Новости N

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу help@cripo.com.ua

Новости ТВ
Загрузка...
МетаНовости
Загрузка...