влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:


Письмо в УК

Фотогалерея

Самодельные бронемашины боевиков-смертников ИГИЛ на базе обычных кроссоверов

Самодельные бронемашины боевиков-смертников ИГИЛ на базе обычных кроссоверов

Голосование

Можно ли победить коррупцию в Украине?

Можно, но не быстро
Это не возможно
Окончательно победить не удастся

Реклама

...
Печать

Как расследовать сексуальные преступления в зоне боевых действий

20.06.2017 09:15

В зоне АТО продолжают происходить сексуальные преступления, однако из-за несовершенного законодательства и неспособности власти расследовать их они остаются невидимыми. Правозащитники  сообщают, что сексуальное насилие чаще всего применялось в контексте лишения свободы как метод истязания мужчин и женщин, чтобы выбить признание, заставить отдать свою собственность или выполнить другие действия. 

С началом вооруженного конфликта в Украине правозащитные организации объединились в Коалицию "Справедливость ради мира на Донбассе". Коалиция документирует нарушения прав человека, обновляя разработанную в Британии базу Memex Patriarch. Правозащитники надеются, что их работа поможет в будущем привлечь к ответственности виновных в международных преступлениях.

Отдельное внимание они уделяют сексуальному и гендерно-обусловленному насилию.  Проведя свыше 300 глубинных интервью с пострадавшими от войны и экспертами, которые сотрудничают с ними, Коалиция заявляет о 206 случаях разных форм сексуального насилия. Лишь 11 из них произошли на подконтрольной правительству Украины территории.

"Мы выяснили, что каждый третий респондент, который содержался в незаконных местах несвободы, свидетельствовал о фактах сексуального насилия в этих местах", — рассказывает правозащитник Владимир Щербаченко.

Правозащитники зафиксировали такие формы сексуального насилия, как принудительная проституция, стерилизация, повреждение половых органов, принуждение к обнажению и публичный показ в обнаженном виде, угрозы сексуальным насилием, совместное содержание женщин с мужчинами. Кроме того, они зафиксировали два случая повреждения утроб беременных женщин.

Похожие выводы и в докладе Мониторинговой миссии ООН по правам человека в Украине о сексуальном насилии, связанном с конфликтом в Украине, который был обнародован в феврале 2017 года по результатам регулярного мониторинга с начала 2014 года.

Расследовать такие преступления крайне трудно, объясняет глава Мониторинговой миссии ООН по правам человека в Украине Фиона Фрейзер.

"Пострадавшие не говорят о том, что с ними случилось, из-за психологической травмы, чувства стыда или страха мести и потому, что не верят в эффективное расследование. Часто жертвам нужно несколько лет, чтобы собраться с силами и сообщить о преступлении", — рассказывает она.

Миссия сообщает, что сексуальное насилие чаще всего применялось в контексте лишения свободы как метод истязания мужчин и женщин, чтобы выбить признание, заставить отдать свою собственность или выполнить другие действия. Случаи сексуального насилия также имели место и на блок-постах и в населенных районах, где присутствуют вооруженные люди.

НУЛЕВАЯ СТАТИСТИКА

Хотя такие преступления не являются частью широкомасштабного и системного нападения на гражданское население, как это было в вооруженных конфликтах Югославии, Руанде или Конго, но это не значит, что их не нужно расследовать Нацполиции и военной прокуратуре, отмечают правозащитники. Они указывают, что у стражей порядка нулевая статистика в привлечении виновных к ответственности.

Государственные органы не документируют такие преступления, в том числе и те, которые могут быть квалифицированы как военные преступления, не анализируют доступную информацию и не формируют доказательную базу для органов национальной и международной юстиции.

Нацполиция Луганской области, опросив в течение 2014—2016 годов освобожденных из плена мужчин и женщин, не выявила случаев сексуального насилия.

"По информации Военной прокуратуры сил АТО, в течение 2015 года по 152 статье Уголовного кодекса ("изнасилование") в зоне АТО открыли два уголовных производства. Но впоследствии их закрыли из-за отсутствия состава преступления. В 2016 году не открыли ни одного производства", — рассказывает Владимир Щербаченко.

НЕСОВЕРШЕННОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

Такая статистика не отображает реальных объемов проблемы, так как следователи и прокуроры из-за несовершенного законодательства не учитывают гендерный аспект при квалификации преступлений.

"В Украине норма права до сих пор не соответствует норме жизни. Парадоксально, но на третьем году войны и законодательство, и практика так и не приспособлены к реальным условиям расследования преступлений, совершенных в ходе вооруженного конфликта", — говорит глава правления Центра гражданских свобод Александра Матвийчук.

Устаревший Уголовнй кодекс Украины не определяет гендерно-обусловленного или сексуального насилия. Сегодня в Украине ст. 154 (принуждение к вступлению в половую связь) используют лишь в случаях, когда потерпевшая материально или служебно зависима от преступника. Ее крайне редко применяют к сексуальному насилию в условиях конфликта.

Уголовный кодекс предусматривает преступления, связанные с сексуальной эксплуатацией и принудительной беременностью, но такие нормы используются лишь в контексте торговли людьми (ст. 149). А это уже ограничивает область применения этих положений, убеждены в Мониторинговой миссии ООН.

Законодательство и судебная практика определяют изнасилование как половые отношения между лицами противоположного пола против воли жертвы, сопряженные с физическим насилием, угрозой насилия или с использованием беспомощного состояния потерпевшей человека. Но такое определение не охватывает изнасилование между людьми одного пола.

Думать, что сексуальное насилие переживают только женщины — ошибочно, говорят в Коалиции "Справедливость ради мира на Донбассе". Из 206 зафиксированных случаев 94 преступления были совершены по отношению к мужчинам.

Кроме того, Уголовный кодекс не учитывает "вынужденное согласие", когда человек боится отказать в половом контакте, осознавая обстоятельства.

 

"Определение в ст. 152 КК Украины ("изнасилование") не соответствует нормам международного права хотя бы потому, что предусматривает лишь "половой контакт естественным путем", то есть анальное или оральное проникновение квалифицируется не как изнасилование, а как насильственное удовлетворение половой страсти. Более того, преступления против половой свободы расследуются через призму согласия или несогласия жертвы. Мы считаем, что в контексте вооруженного конфликта не должно быть такой концепции. Ведь есть обстоятельства, которые не позволяют дать добровольное согласие, даже если вербально оно было выражено", — объясняет представительница Мониторинговой миссии ООН Наталия Пилипив.

Она обращает внимание, что в Украине не криминализированы домогательства.

"Но домогательства происходят на блокпостах. Если военный полностью ощупал женщину и удерживал ее, то это же сексуальное насилие, за которое никто не будет нести ответственности!" — рассказывает Наталия Пилипив.

В докладе Миссия констатировала, что украинской системе правосудия не хватает законов, институционной возможности и опыта, чтобы эффективно расследовать и рассматривать в судах такие дела. Из-за этого преступники остаются безнаказанными, и это провоцирует новые преступления.

"Мы видим свежие случаи сексуальных преступлений даже в 2017 году. Возможно, они менее жестоки, но такая практика продолжается по обе стороны линии столкновения", — рассказывает Наталия Пилипив.

Она считает, чтобы исправить ситуацию, преодолеть правовой вакуум недостаточно, для стражей порядка нужно проводить серьезные и долговременные тренинги.

"Юридическая практика, которая есть в настоящий момент, не дает эффективно расследовать преступления. Статья 84 Уголовного процессуального кодекса предусматривает ряд доказательств, которые могут использоваться в уголовных делах, в том числе свидетельство жертвы и свидетелей. Но они у нас почти не используются. Людей, которых лишили свободы в контексте конфликта, качественно не опрашивают, что именно они наблюдали во время плена", — говорит представительница Мониторинговой миссии ООН.

"В делах об изнасилованиях следователи и прокуроры сосредоточиваются лишь на двух видах судебно-медицинской экспертизы как доказательствах — иммунно-биологическая экспертиза для установления факта проникновения и так называемое "снятие побоев" для доказательства недобровольности акта. Первый нужно провести в течение 36 часов, при условии, что биологический материал сохранился. В лучшем случае в течение семи дней. Но часто это невозможно, если преступление происходило в контексте лишения свободы. Если не будет результатов этих двух видов экспертизы, считайте, что уголовное дело — мертвый случай. Оно никогда не дойдет до зала суда, а жертва никогда не получит доступа к правосудию", — объясняет Наталия Пилипив.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

Владимир Щербаченко жалеет, что в лучшем случае пострадавшие в Украине получают первичную медицинскую помощь. А серьезного обследования и лечения — им ждать не приходится. Он рекомендует Украине ратифицировать Европейскую конвенцию по возмещению ущерба жертвам насильственных преступлений.

 

В парламентском комитете по правам человека знают о проблеме сексуального, гендерно-обусловленного насилия и безнаказанности. Там следят за отчетами Мониторинговой миссии ООН и правозащитных организаций. Глава комитета и депутат от фракции "Батьківщина" Григорий Немырярассказывает, что в мае встретился с разработчиками законопроекта "О внесении изменений в Уголовный кодекс по обеспечению его гармонизации с положениями международного права". Ими выступили коалиция правозащитных общественных организаций "Правозахисний порядок денний" и юристов Национального университета имени Тараса Шевченко. Настоящий документ позволяет убрать вакуум в законодательстве.

"Мы договорились о следующих шагах, что должен быть сделано, чтобы этот законопроект зарегистрировали в парламенте. Я уже говорил с некоторыми депутатами, чтобы они выступили соавторами документа, чтобы была поддержка большинства фракций и, чтобы он не откладывался в парламенте в длинную шкатулку", — сказал Григорий Немыря.

Между тем, народный депутат от БПП Ирина Суслова убеждена, что для преодоления безнаказанности, парламенту нужно ратифицировать Стамбульскую конвенцию.

"Но депутаты вызывающе провалили голосование за ее ратификацию и за законопроекты об имплементации конвенции. Чтобы все депутаты поняли свою ответственность за нератификацию конвенции, мы приведем много примеров, что такое домашнее, экономическое, психологическое, физическое насилие. Если они не будут голосовать за данные законы, они будут поддерживать преступников", — жалеет она.

Кроме этого, депутат сообщила, что в ближайшее время будет разрабатываться порядок имплементации положений Стамбульского протокола ООН в украинское законодательство совместно с общественной организацией "Україна без тортур" и Уполномоченной Верховной Рады по правам человека. Он поможет бороться, в частности, с насилием, рабством и истязаниями.

Документ определяет процедуры и стандарты фиксации повреждений, проведения психиатрических экспертиз, допроса жертв и свидетелей, сбора доказательств, определяет этические принципы и принципы эффективного расследования случаев истязаний.

Автор: Николай Мирный, журналист Центра информации о правах человека, газета "День"

 

 

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу help@cripo.com.ua

Новости ТВ
Загрузка...
МетаНовости
Загрузка...