Самые кровожадные ОПГ СНГ. Банда «волговских»

Когда полтора десятка лет назад вместе с гостиницей «Волга» в центре Тольятти открывался ресторан, вряд ли кому-нибудь могло прийти в голову, что этому заведению уготовано судьбой войти в историю. Увы, криминальную.

Случилось так, что именно в стенах этого ресторана зародилось преступное сообщество, названное по месту прописки «волговским». Его кровавые деяния стали сюжетом для целого ряда крупных судебных процессов. Один из самых громких среди них, но вряд ли последний, проходит в 2003 году в знаменитом автограде. На скамье подсудимых большая группа активных членов «волговской» ОПГ, которым инкриминировалось 17 заказных убийств и преступлений. В обвинительном заключении, содержащем около 700 листов, обстоятельный перечень преступных деяний. Среди жертв банды — заместитель директора завода «Волгоцеммаш» Александр Ануфриев, директор ассоциации дилеров АО «АвтоВАЗ» Олег Яркин, директор телекомпании «Лада ТВ» Сергей Иванов, директор ЗАО «Электрон» Владимир Тюрин, начальник отдела по борьбе с организованной преступностью городского УВД Дмитрий Огородников и бывший оперуполномоченный отдела по борьбе с бандитизмом Петр Логинов.

А среди подсудимых кроме «штатных» бандитов бывший сотрудник Ставропольского ГАИ Виктор Султанов и брат одного из киллеров, оперативник уголовного розыска Автозаводского РУВД Алексей Сидоренко. Такая вот пестрая компания.

Отцами-основателями «волговских» были первый главарь банды Александр Маслов, работавший в гостиничном ресторане, и его правая рука Владимир Карапетян (Вова Армян), служивший там же швейцаром. Постоянными посетителями были их друзья, составившие потом костяк банды: Дмитрий Рузляев (Дима Большой), Александр Федорычев, Евгений Совков (Совок), Вадим Старцев, Александр Мочалкин, который потом стал финансовым мозгом «волговских». Совков и Рузляев готовили группы киллеров для уничтожения конкурентов, а разработка схем, по которым банда, превратившаяся со временем в настоящее организованное преступное сообщество, начала окучивать АвтоВАЗ и примыкающие к нему структуры, легла на плечи Александра Мочалкина. Кстати, когда через несколько лет его убили во время очередной бандитской разборки, на поминках «боевые друзья» покойного говорили, что именно он изобрел аферу под названием «реэкспорт автомобилей», авторство которой приписывают бывшему хозяину «ЛогоВАЗа» Борису Березовскому.

Суть заключалась в следующем: поскольку экспортные «Жигули» стоили в два раза ниже номинала, то на партии легковушек, предназначенных для продажи за рубеж, выправлялись все положенные для подобных операций документы.

На самом деле «экспортировались» лишь бумаги, а сами машины не покидали пределов России и продавались отечественным потребителям. При этом завод получал низкую экспортную цену, а разница шла в карманы махинаторов.

На подобных «реэкспортных» операциях предприимчивые дельцы ежегодно зарабатывали до 150 миллионов долларов.

В память о «заслугах» Мочалкина подельники изобразили его на могильной плите сидящим за столом, заваленным бумагами. Поза и выражение лица — ни дать ни взять респектабельный бизнесмен. А вообще центральная аллея тольяттинского кладбища — настоящий пантеон, заставленный фигурами именитых бандитов, павших в ходе междоусобной борьбы за миллионы, которые крутятся вокруг АвтоВАЗа. Время от времени эта борьба оборачивалась настоящими войнами, когда кладбищенские могильщики буквально валились с ног, предавая земле тела погибших авторитетов.

Одним из первых на этой аллее нашел вечный покой сам отец-основатель «волговских» Александр Маслов. Его застрелил молодой боевик из соперничающей кавказской группировки. «Трон» тогда унаследовал Дмитрий Рузляев, и на какое-то время «волговскую» ОПГ стали называть «рузляевской». Бытует версия, что Дима Большой, несмотря на кажущийся авторитет, был лишь прикрытием, формальным лидером, а в действительности за ним стояли силовые структуры. Столь нестандартный (а может быть, в какой-то степени и стандартный для некоторых силовиков?) ход был сделан, чтобы создать противовес доминировавшей тогда в тольяттинском бизнесе ОПГ, которой руководил опытный криминальный лидер Владимир Вдовин (Напарник).

Повторяем, что это только версия. Но фактом остается то, что союзником «волговских» тогда вдруг стала чеченская бригада, возглавляемая бывшим оперативником Автозаводского РОВД Шамадом Висултановым. Через какое-то время «волговским» удалось объединить под своей крышей ряд других, действовавших ранее сепаратно банд. Не желавшие сдавать своих позиций вдовинцы оказали ожесточенное сопротивление. В ходе бесчисленных бандитских разборок, которые то на время затухали, то потом вспыхивали с новой силой, за несколько лет с обеих сторон погибло около 500 человек.

Кончилось же тем, что фактически произошло перераспределение сфер влияния. Доминирующую роль вместо одной ОПГ стала играть другая — «волговская». Именно она взяла под контроль практически весь Автозаводский и Комсомольский районы города, десятки дилерских компаний и поставщиков АвтоВАЗа, половину отгружаемой с автозавода продукции. Более того, создали даже свою дилерскую организацию.

Постепенно интересы «волговских» вышли далеко за пределы Тольятти. Они установили контакты с солнцевской и омской бригадами, наладили связи с самарскими авторитетами. Особенно тесные связи у них завязались с рязанскими бандитами, которым выдавались заказы на отстрел членов соперничающих банд, просто тех, кто по тем или иным причинам стал особенно неудобен — будь то чиновники, журналисты, представители менеджмента. Некоторых киллеров вербовали даже в Москве. Именно одну такую столичную убойную группу сформировал активный член «волговской» группировки Виктор Самбур. Его правой рукой стал ветеран-«афганец» Дмитрий Генкель.

Правда, по первому полученному им паспорту он — Жуков, а Генкель — фамилия жены, талантливой балерины «Русского имперского балета», ученицы Майи Плисецкой. «Афганец» очень гордился женой и взял ее фамилию. А свел его с Самбуром брат балерины Евгений, который жил в Тольятти и был одним из «волговских». Правда, «автобизнесом» не занимался, а по поручению банды «крышевал» один из оптовых магазинов. Дмитрий же, в качестве московского агента группировки «волговских», реализовывал в столице получаемый в Тольятти по чеченскому каналу героин, а из Москвы поставлял метадон. Но главной его задачей было вербовать в столице киллеров для выполнения заказных убийств в Тольятти.

Среди доказанных следствием эпизодов — убийство тольяттинского авторитета Сергея Мухина, который перешел дорогу «волговским». Акцию осуществил нанятый Генкелем в Москве киллер за смехотворную сумму — 2 тысячи долларов. На самом деле Генкелю ассигновали на организацию теракта 5 тысяч «зеленых», но три он присвоил, решив, что киллер обойдется и двумя тысячами. Между тем, занимаясь поставками героина, Генкель сам сел на иглу. Это сказалось и на его «профессиональной» деятельности: он стал допускать одну ошибку за другой. В очередной заказной операции сам решил исполнить роль киллера, попытавшись убить известного тольяттинского тренера по боксу Станислава Кокшарова. Тот считался близким другом местного авторитета Константина Шейкина, враждовавшего с «волговскими». Только чудо спасло Кокшарова. Получив несколько ранений, он успел скрыться в ближайшем подъезде, который был оборудован домофоном. Генкель же, посчитав, что его жертва получила смертельные ранения, отправился в Москву, даже не «сбросив» пистолет: он решил подработать на этом, продав оружие по прибытии в столицу. С ним он и был задержан на одной из станций по ориентировкам, которые были разосланы во все линейные отделы милиции и в аэропорты.

Вслед за Генкелем уже в Тольятти арестовали Самбура. В процессе следствия был обнаружен черный список «волговской» ОПГ: в него бандиты заносили фамилии людей, подлежащих устранению. Среди них был, например, и заместитель директора завода «Волгоцеммаш» Александр Ануфриев. Арестовав Генкеля и Самбура, милиционеры подарили предпринимателю несколько месяцев жизни. Но его ликвидировала другая группа «волговских» киллеров — это как раз те, дело которых сейчас рассматривает в Тольятти Самарский областной суд.

А Генкель и Самбур уже осуждены, получив по совокупности совершенных преступлений по 18 лет лишения свободы. Татьяна Генкель тем не менее до сих пор не верит в виновность мужа, называя «бредом» все обвинения против него.

За время существования «волговской» ОПГ состав ее, особенно в руководящем звене, практически полностью обновился.

Кто-то угодил за решетку, но самые большие потери бандиты понесли в ходе межклановых разборок. Вслед за первым главарем банды, «человеком из ресторана» Александром Масловым место на центральной кладбищенской аллее занял Рузляев (Дима Большой). Его сменил в руководстве Евгений Совков (Совок). Вместе с примкнувшим к нему Александром Белянкиным, вожаком «провинциальной», так называемой купеевской бригады, они организовали массовый отстрел тех, кого подозревали в покушении на Дмитрия Рузляева. В числе убитых был известный авторитет Евгений Сорокин (Сорока). Приговор в отношении него привел в исполнение штатный киллер «волговских» Андрей Милованов (кличка — Зеленый). Именно ему, бывшему спецназовцу, отличавшемуся высоким профессионализмом, поручались наиболее ответственные теракты. В разное время он лично расстрелял директора тольяттинского рыбокомбината «Садко» Оксану Лабинцеву, директора телекомпании «Лада ТВ» Сергея Иванова, директора компании «Доллас» Сергея Долгих.

А потом случилось так, что Зеленый уподобился джинну, который, вырвавшись из бутылки, бросил вызов своему хозяину — главарю «волговских» Евгению Совкову. Вообразив себя неким суперменом, начал конфликтовать с ним, считая, что его заслуги на криминальной ниве недооцениваются. Развязка наступила, когда после очередного заказного убийства Совков, как считал Зеленый, заплатил ему слишком мало. Сводить с ним счеты в Тольятти не решился, а узнав, что шеф находится в Москве, отправился в столицу. Подкараулив Совкова у Краснопресненских бань, он застрелил его.

До сих пор не совсем ясно, как подельники докопались до того, кто автор этого убийства — то ли получили соответствующую маляву от московских коллег, то ли капнул кто-то из информаторов в правоохранительных органах. Так или иначе, но судьба Зеленого была предрешена. Сознавая нависшую над ним угрозу, тот залег на дно. Бывшим друзьям проштрафившегося киллера удалось узнать адрес его любовницы. Возле ее дома Милованова подкараулили и исполнили вынесенный приговор. Это случилось в феврале 2001 года.

Но к этому времени «волговские» так наследили, что к розыску членов банды подключились все силовые структуры города и области. Последним громким «подвигом» бригады из ресторана стало убийство главного редактора газеты «Тольяттинское обозрение» Валерия Иванова. Незадолго до гибели он говорил коллегам, что готовит новый материал о криминальной кутерьме вокруг АвтоВАЗа, о том, как бандитам потакают некоторые коррумпированные чиновники и политики. В частности, обмолвился о том, как в дела АвтоВАЗа пытается внедриться один из известных российских олигархов, опираясь при этом на помощь чеченских преступных авторитетов. Было известно и то, что фигуранты будущей статьи Валерия Иванова пытались помешать ее появлению угрозами, которые перемежались предложением крупного денежного отступного, если он откажется от своего намерения.

То, что большая группа «волговских» оказалась на нарах — серьезный удар по преступному миру Тольятти. Но говорить о его полном разгроме еще рано. В федеральном розыске находятся последний финансист «бригады из ресторана» Андрей Плесаков, один из вожаков банды Александр Белянкин. А главное, вокруг АвтоВАЗа продолжают плести сети другие криминальные структуры. И хотя поле деятельности их несколько сузилось, криминогенная обстановка в городе продолжает оставаться достаточно напряженной, заказные убийства и межклановые разборки преступных групп продолжаются. Уже после ареста «волговских» были расстреляны машины авторитета Рафика Шафигуллина (Татарина) и его охранников. Оперативники довольно быстро установили и задержали непосредственных участников и организаторов этой бойни. Но осуждены были только двое из них. У остальных нашлись высокие покровители, в том числе депутат Госдумы, племянником которого оказался один из главных подозреваемых.

В итоге чудом уцелевший Татарин (он был только ранен) вновь вернулся в Тольятти. Теперь авторитет либо договорится со своими «обидчиками» (это люди из чеченской ОПГ), либо грядут новые кровавые разборки.

Аркадий Бережной, privatelife.ru

Читайте также: