Конец террористической организации: семь сценариев

Современная история знает лишь семь сценариев, которые делают возможным уничтожение террористической организации. В большинстве известных случаев «могильщиками» террористов становились сразу несколько факторов. Впрочем, террористические структуры в ряде случаев проявляли поразительную живучесть. К примеру, полностью разгромленные итальянскими спецслужбами «Красные Бригады» десятилетие спустя возродились под новым именем -«Антикапиталистические Ячейки». В их состав вошли ветераны «Красных Бригад», «Ячейки» имеют ту же структуру, что и «Бригады».

Неспособность пережить смену поколений

Под «сменой поколений» здесь подразумевается не только замена террористов старшего поколения новичками, но и способность формулировать и детализировать идеологические цели группировки. Подобную метаморфозу вынуждены переживать абсолютно все структуры, например, фирмы обязаны меняться, чтобы соответствовать новым требованиям рынка. Некоторые террористические группировки оказались неспособными к изменениям, в результате они прекратили свое существование, либо значительно ослабели. История последних десятилетий показывает, что наиболее часто подобные проблемы возникали у леворадикалов — подобным образом исчезли такие суперзвезды большого террора 1970-х -1980-х годов, как «Японская Красная Армия», германские «Красные Бригады», американские Symbionese Liberation Army и Weather Underground и т.д. Схожая судьба часто уготована праворадикалам — нацистам, фашистам и расистам различных толков. Один из ярких примеров такого рода — американский «Ку-Клукс-Клан»/Ku-Klux-Klan.

Достижение цели

Существует ряд примеров того, как террористические группы прекращали свое существование после того, как достигали поставленных целей. Последним примером такого рода может служить эволюция Африканского Национального Конгресса (АНК)/African National Congress. Конгресс боролся с режимом апартеида в ЮАР, проводя, в том числе, и атаки, которые можно было считать террористическими. Лидер АНК (точнее его вооруженного крыла — «Копье Нации»/Umkhonto we Sizwe) — Нельсон Мандела/Nelson Mandela с 1964 по 1990 годы находился в тюрьме, причем по обвинению в терроризме (он даже проходил специальную диверсионную подготовку в Алжире). В 1990 году Мандела поддержал демократические реформы в ЮАР и призвал к прекращению военных действий (ранее он отклонял подобные предложения белых властей ЮАР). В 1994 году Мандела стал первым демократически избранным президентом ЮАР, а боевики АНК вернулись к мирной жизни.

Аналогичная метаморфоза произошла с Организацией Народа Юго-Западной Африки/South-West African People Organization и еврейской «Иргун Цвай Леуми» (она же известна по аббревиатуре «Эцел») и т.д. Показательно, что бывший лидер «Иргуна» — Менахем Бегин впоследствии был избран премьер-министром Израиля.

Политическая трансформация

В некоторых случаях активность террористов удавалось снизить, «переключив» их усилия в политическое русло. Так произошло, например, с Организацией Освобождения Палестины во главе с Ясиром Арафатом, которая начала мирные переговоры с Израилем в 1990-е годы. Впоследствии кадры ООП вошли во властные структуры Палестинской Автономии. Аналогичные плоды дали переговоры с Ирландской Республиканской Армией, колумбийской Народной Освободительной Армией и, на определенном этапе, со шри-ланкийскими «Тиграми Освобождения Тамил Илама». Тем не менее, даже успешные переговоры часто приводили к росту насилия. От организаций- «соглашателей» отпочковывались «непримиримые», которые начинали вести войну на свой страх и риск.

Потеря поддержки

Известно, что террористические группы могут долгое время выживать лишь с помощью поддержки общества или хотя бы определенной части общества. Эта поддержка позволяет им рекрутировать новых членов, получать финансовую поддержку, успешно скрываться, вести разведку и пр. Однако террористы постоянно рискуют утратить эту поддержку. Подобное может произойти, например, в случае, если желание помочь террористам оказывается сильнее страха перед возмездием государственных структур (особенно тогда, когда власти действуют жестко и жестоко). В этом случае население впадает в апатию, которая становится смертным приговором для террористов. Иной способ лишения террористов поддержки — предоставление населению лучших альтернатив. Это могут быть, например, программы по созданию рабочих мест; действия, направленные на уничтожение дискриминации национального или религиозного меньшинства, которое породило террористов и т.д.

После распада СССР прекратили свое существование многие группировки радикальных коммунистов — они лишились советской поддержки (военной, экономической и политической), а, кроме того, крах мировой системы коммунизма породил в их сторонниках серьезные сомнения в реальности цели их борьбы. Аналогичная история произошла, например, с палестинской «Организацией Абу Нидаля». За 20 лет своего существования Организация провела около ста террористических атак в 20 странах мира, в результате чего погибло более 1 тыс. человек. Она приобрела широкую известность в 1985 году, после того, как ее боевики открыли автоматный огонь по пассажирам в аэропортах Вены (Австрия) и Рима (Италия). Однако «успехи» стали причиной ее гибели. Сперва многолетний спонсор организации — Ливия — отказалась сотрудничать со столь одиозной структурой, прекратила ее финансирование и выслала Абу Нидаля. Абу Нидаль уехал в Ирак в качестве личного гостя Саддама Хусейна и был убит при странных обстоятельствах в 2003 году, за несколько месяцев до начала войны. После того, как Организация лишилась государственных спонсоров, ее активность сошла на «нет».

Известны примеры (например, с «Настоящей Ирландской Республиканской Армией, баскской организацией ETA, сикхскими сепаратистами в Индии и пр.), когда террористы совершали атаки с большим количеством жертв, принадлежащих к «их» национальности, религии и т.д. В этом случае страдает престиж террористов, что имеет огромное значение — пострадавшая группа населения отказывается воспринимать террористов как реальных борцов за свои интересы.

Захват или убийство лидера/лидеров

Как минимум, четыре известные террористические группы распались или практически перестали проявлять активность после нейтрализации их высших руководителей.

Созданная в начале 1960-х годов как политическое движение и начавшая вооруженную борьбу в начале 1980-х, перуанская террористическая организация «Светлый Путь» или «Сендеро Луминосо» уничтожила более 30 тыс. человек. Целью организации было построение общества социальной справедливости на основе маоистской идеологии в Перу. В начале 1990-х годов «Сендеро Луминосо» достигла пика могущества — Перу оказалось на грани анархии. Однако в результате действий спецслужб Перу, арестовавших ряд лидеров «Сендеро Луминосо» (прежде всего, основателя этой структуры Мануэля Рубена Абимаэля Гузмана Рейносо, которого захватили в 1992 году), активность группы пошла на спад. Гузман призвал своих соратников сложить оружие. Кроме того, в Перу прошли демократические перемены, резко снизившие популярность маоистских идей.

Националистическое и сепаратистское движение Рабочая Партия Курдистана (РПК) было создано в 1974 году, ее главной целью было создание независимого Курдистана. С начала 1980-х годов РПК начало настоящую войну против властей Турции, в результате чего погибло более 35 тыс. человек. В 1999 году турецкие спецслужбы арестовали в Кении Абдуллу Оджалана — бессменного лидера РПК. Оджалан был приговорен к смерти, из заключения он призвал своих последователей к отказу от насилия. После этого террористическая активность РПК практически сошла на «нет». Движение даже сменило название — сперва на Конгресс за Свободу и Демократию Курдистана, позднее — на Конгра-Гел, и ныне уделяет основное внимание политической борьбе. Оджалан остается в заключении.

«Настоящая Ирландская Республиканская Армия»/Real IRA или RIRA была создана в 1997 году непримиримыми членами Ирландской Республиканской Армии (ИРА), отказавшимися признать соглашение о прекращении огня с Великобританией (ИРА вела борьбу за независимость Северной Ирландии более трех десятилетий, но подписала мирное соглашение в 1998 году). «Настоящая ИРА» организовала несколько взрывов бомб, в результате которых погибло около 50 человек. В 2001 году британские спецслужбы арестовали организатора и идеолога «Настоящей ИРА» — Майкла МакКевитта/Michael McKevitt. МакКевитт и еще несколько десятков арестованных членов организации выступили с обращением, в котором сообщили о бессмысленности вооруженной борьбы и объявили о роспуске «Настоящей ИРА». Несмотря на то, что эта организация продолжает совершать террористические атаки, ее активность резко снизилась.

Террористическая организация «Аум Синрикё», позднее переименованная в «Алеф», де-факто была религиозной группой, исповедующей культ смерти. Религиозная основа «Аум» была причудливой смесью буддизма, индуизма, даосизма и христианства в версии Сёко Асахара — слепого основателя организации. Самая известная акция «Аум Синрикё» — газовая атака (использовался боевой газ «зарин») в токийском метро (1995), в результате которой погибло 12 человек и более 1.3 тыс. получили серьезные отравления. После этого теракта Асахара был арестован и недавно приговорен к смерти. После его ареста численность группы уменьшилась в десятки раз, а террористические атаки более не производились.

Однако во многих других случаях убийство или арест террористических лидеров приводил к совершенно иным последствиям. Впрочем, есть и иные примеры. В 1967 году боливийскими войсками был захвачен в плен и убит Че Гевара, соратник Фиделя Кастро, начавший партизанскую войну в Боливии. После его гибели партизанское движение оказалось в кризисе, и властям удалось переломить ситуацию в свою пользу. Однако уничтожение Че Гевары превратило его в икону леворадикалов Латинской Америки и всего мира. Арест лидеров германской группы «Баадер-Мейнхоф» ознаменовался серий терактов — оставшиеся на свободе члены группы пытались освободить своих вожаков.

Использование военной силы и репрессий

Во многих случаях террористы, базы которых располагались в горах, лесах и прочих труднодоступных местах, уничтожались с помощью армии — обычно эту работу проводят спецслужбы и полиция. Подобные операции в последние годы проводили вооруженные силы России, Турции, Шри-Ланки, Колумбии, Ирака; ранее аналогичным образом боролись с террористами Франция, Великобритания, ЮАР… Многолетние кампании такого рода неизбежно приводят к уничтожению гражданских свобод, лишению властей поддержки местного общества, экономическому коллапсу и пр. — то есть, они создают новую питательную среду для террористов.

Смена курса

Во многих случаях террористы ставят телегу впереди лошади — их усилия по обеспечению организации финансами постепенно заменяют декларируемые идеологические цели. Колумбийские террористические группировки в течение двух последних десятилетий фактически превратились в наркокартели — они обеспечивают безопасность производителей и распространителей коки, а иногда и сами занимаются наркоторговлей. Филиппинская террористическая группа «Абу Сайаф» с 2000 года специализируется на похищениях иностранцев, которых освобождают в обмен на крупный выкуп (или убивают, если выкуп получить не удалось).

В других случаях террористы приобретали значительное влияние (как правило, при поддержке иных государств) и были способны начать крупномасштабную войну. В этом случае террористические структуры становились основой для штабов. Такое превращение пережили, например, Коммунистическая Партия Непала, кашмирские сепаратисты, «Красные Кхмеры» и прочие…

При подготовке материала использованы публикации Американского Института Мира; Одри Кронина, профессора Оксфордского университета; Марты Креншоу, профессора Веслеанского университета, и Дэвида Рапопорта, профессора Калифорнийского университета

WASHPROFILE

Читайте также: