Хроническая руина. Чем опасна экономическая запущенность освобожденных территорий

составление планов по восстановлению ОРДиЛО пока напоминает дележ шкуры неубитого медведя. Как показывает пример Приднестровья, Абхазии и других геополитических незаконнорожденных, которых Российская Федерация наплодила во всем постсоветском пространстве, возвращения оккупированных земель может растянуться на десятилетия.

Восстановление и реинтеграция оккупированных территорий Донбасса — один из наиболее часто обсуждаемых вопросов в Украине. Дебаты на эту тему можно услышать в эфирах ток-шоу, на различных конференциях и круглых столах. Министры и эксперты наперебой называют суммы, в которые государству обойдется восстановление ОРДиЛО. И хотя ущерб от оккупации и военных действий подсчитать пока трудно, уже сегодня понятно, что речь идет о десятках миллиардов долларов. Эти деньги обычно предлагают привлечь от иностранных спонсоров и доноров.

На самом деле точной картины того, что сейчас происходит в экономике и социальной сфере ОРДиЛО, нет. Поэтому в полной мере оценить ущерб и составить дорожную карту ликвидации последствий войны и кризиса можно будет только после возвращения неподконтрольных территорий, если оно, конечно, вообще будет. Спрогнозировать хотя бы приблизительные его сроки пока невозможно, так как реинтеграция территорий зависит от множества различных факторов и обстоятельств.

Итак, составление планов по восстановлению ОРДиЛО пока напоминает дележ шкуры неубитого медведя. Как показывает пример Приднестровья, Абхазии и других геополитических незаконнорожденных, которых Российская Федерация наплодила во всем постсоветском пространстве, возвращения оккупированных земель может растянуться на десятилетия.

Самое парадоксальное, что, пока идут дебаты о судьбе неподконтрольных Украины территорий, восстанавливать подконтрольные никто не спешит. Речь идет о тех городах и районах, которые были отбиты у незаконных вооруженных формирований летом 2014-го. За четыре с половиной года, прошедших с тех пор, там отстроили только основные объекты инфраструктуры, в частности мосты. Однако главной проблемой остается экономика этих районов, которая не может полноценно функционировать в условиях близости к фронту.

Очевидно, первоочередной задачей будет восстановление не так разрушенных зданий, дорог и мостов, как нормальной работы местных предприятий. По данным ОБСЕ, только шахт на неподконтрольной территории было уничтожено и затоплено 36. В каком состоянии другие промышленные объекты, какие из них разграблены, а какие еще можно будет запустить, пока неизвестно. В ряде случаев даже там, где боевики не наносили намеренного вреда предприятиям, основные фонды без ремонта и надлежащих инвестиций изнашивались, старели и разрушались сами по себе. Только прошлой зимой на нескольких заводах в ОРДиЛО произошел обвал цехов и производственных помещений, в результате чего погибли два человека (в Горловке и Дебальцево).

Но если разбираться с экономикой неподконтрольных территорий нам придется еще не скоро, то наводить порядок в освобожденных городах ничего не мешает уже сейчас. Однако с этим власти пока не спешат. И поэтому сегодня экономическая ситуация там не намного лучше, чем в «ЛДНР». Это, безусловно, играет на руку сепаратистам. Ведь вся их пропагандистская машина (как и пропагандистская машина России) работает на то, чтобы показать: как бы там ни плохо сейчас в Луганске и Донецке, в Украине все еще хуже. К сожалению, реалии украинских прифронтовых районов помогают боевикам создавать нужную картинку.

Без принятия быстрых и комплексных мероприятий на государственном уровне ситуация вряд ли изменится к лучшему. Экономика ряда городов вблизи линии разграничения (особенно Константиновки и Лисичанска) в глубокой яме, из которой вряд ли сможет выбраться самостоятельно. Промышленный потенциал был практически полностью уничтожен в результате не так войны, как разрушительной работы местных элит.

Впрочем, какими бы ни были причины такой разрухи, преодолевать её все равно придется. И от того, насколько эффективной будет такая работа, во многом будут зависеть настроения жителей ОРДиЛО. Если там увидят, что украинская власть действительно занимается проблемными регионами и пытается восстановить их, жить в Украине захочет гораздо больше людей, чем сейчас. А сегодня состояние прифронтовых Лисичанска, Рубежного, Константиновки и Торецка указывает на то что, хоть какой-либо программы по преодолению разрухи в восточных регионах у власти нет.

Следствием экономических проблем в освобожденных от боевиков городах стало разрушение инфраструктуры, особенно чудовищных масштабов достигло в городах Луганской области. В Северодонецке и Рубежном прошлой зимой были перебои с отоплением. В Лисичанске из-за долгов могут вот-вот отключить от электричества местный водоканал, на днях была существенно ограничена подача электричества на угледобывающие предприятия объединений «Лисичанскуголь» и «Первомайскуголь», также за долги. Образовалось фактически замкнутый круг бедности. Из-за остановки предприятий люди не имеют достаточно средств, чтобы рассчитаться за коммунальные услуги, водоканал не получает платежей от потребителей, а следовательно, сам накапливает долги перед поставщиком электроэнергии.

Image result for Лисичанскуголь 2019

Задолженность угольщиков за электроэнергию за два месяца 2019 достигает 77 300 000 грн: Первомайскуголь — 52 млн грн, Лисичанскуголь — 23 500 000 грн. Это планово убыточные предприятия, но избавиться от них нельзя. Кроме шахт в Лисичанске почти ничего не работает, устраиваться людям просто некуда. В случае их закрытия возникнет социальная катастрофа, потому что крупные промышленные объекты были остановлены и уничтожены еще до войны, поэтому альтернативы шахтам нет.

Последним в 2013 году остановился стеклозавод «Пролетарий», а в октябре 2017 года признан банкротом. При этом его имущественный комплекс не был приватизирован, а находился в аренде. И теперь то, что от него осталось после хозяйствования структур народного депутата Сергея Дунаева, возвращается в государственную собственность …

Image result for стеклозавод «Пролетарий»,

Сегодня Лисичанск терпит бедствие, и помочь ему можно только при участии государства. Очевидно, что частный инвестор не будет вкладываться в прифронтовой депрессивный город с туманными перспективами, поэтому надежда разве что на государство. И хотя сам автор этого материала вообще не сторонник госсобственности, в этом случае, учитывая сложность ситуации все же придется сделать исключение. Начать восстановление можно, например, с того же стеклозавода. Разумеется, сегодняшнее его состояние ужасное. Предприятие требует значительных вложений. Но иначе город не вытащить. Несмотря на тяжелую экономическую ситуацию в регионе, развивать даже малый бизнес в Лисичанске будет крайне трудно. Придется вкладываться в производство.

Конечно, кто-то может сказать, что наведение порядка в Лисичанске, Рубежном или Константиновке — дело прежде всего местных жителей и власти. Мол, у нас децентрализация, поэтому налогоплательщики из других регионов не обязаны оплачивать решения проблем Луганщины.

Такой подход имеет определенную логику, но вряд ли он принесет пользу. Очевидно, что без значительных финансовых вливаний извне эти территории не смогут восстановить свой экономический потенциал и выбраться из кризиса. Брошенные на произвол судьбы, они превратятся в незаживающие социальные раны и на долгие годы станут источником проблем для страны и инкубатором всевозможных деструктивных настроений, которыми, собственно, и были до 2014 года.

Антиукраинские стереотипы в Донбассе все еще очень сильны. Во многом такая ситуация сохраняется из-за того, что люди элементарно обижены на украинское государство и считают экономический упадок и разруху последствиями его возникновения. О том, что подобные процессы происходили и происходят и в соседней России, эти люди часто не знают или не хотят знать.

Изменить ситуацию можно только реальными действиями. Как только в подконтрольных Украины районах Донбасса появится хотя бы несколько значимых историй успеха, примеров строительства или возрождение крупных производств с созданием сотен рабочих мест, престиж украинского государства и центральной власти сразу же возрастет. Причем в глазах жителей не только подконтрольных территорий, но и ОРДиЛО. Сегодня они не видят большой разницы между разбитыми дорогами и серыми, облупленными фасадами на оккупированных территориях и в городах, подконтрольных украинскому правительству. Но если эта разница будет заметна, популярность антиукраинских агитаторов и сепаратистов упадет до минимума и повторение сценария 2014 станет невозможным.

Имеет смысл также вернуться в прифронтовых городах к практике военно-гражданских администраций (ВЦА). Летом 2014 такие администрации кое-где уже были введены, однако затем по договоренности с региональными политическими элитами власти отменили их и вернула местные выборы. Чем это обернулось сегодня, хорошо видно на примере тех же Лисичанска и Северодонецка.

В первом мэр находится в стабильном конфликте с городскими депутатами. Во втором совет вообще отправил мэра в отставку и городом теперь официально руководит его секретарь, а неофициально местный бизнесмен Игорь Бутков. Бесконечная политическая грызня усложняет и без того непростую экономическую ситуацию, поэтому учитывая прифронтовой статус городов ввод  ВЦА просто необходим. Чтобы реализовать этот план, нужны только политическая воля и желание власти помочь проблемному региону.

Автор:   Денис Казанский; «ТИЖДЕНЬ«

Читайте также: