Почему опасно летать на рейсах Аэрофлота: исповедь бортпроводника

Почему опасно летать на рейсах Аэрофлота: исповедь бортпроводника

Пользователь с ником PlusUltraFilm 7 мая 2019 года запустил в твиттере тред с обсуждением произошедшей 5 мая в московском аэропорту Шереметьево авиакатастрофы, в результате которой,  погиб 41 человек. Он назвался бывшим сотрудником авиакомпании «Аэрофлот», рейс которой потерпел крушение, и заявил, что может многое рассказать о российской авиации.

За сутки пост набрал более 7,5 тысяч лайков, и анонимный бортпроводник сдержал слово, начав выкладывать факты. Приводим этот тред в том виде в котором он опубликован в Твиттере.

***

После того, как страсти утихли, можно начать. Я в недавнем прошлом — бортпроводник Аэрофлота и могу вам рассказать об этой компании в частности и о российской авиации в целом то, о чём вы даже не задумывались.

Изображение

Начнём с Суперджета. Этот раскрученный путинской пропагандой самолёт имеет массу именно технических косяков. В частности, в полёте у него замерзает механизм переключения задних дверей. Эта такая штука, которая определяет откроется ли дверь в штатном режиме или с надуванием трапа. Перед взлетом стюарды переводят двери в положение armed — с надуванием трапа.

После приземления в disarmed — без надувания. Замёрзший механизм не позволяет это сделать. Так вопреки требованиям безопасности Суперджеты стоят на земле с «заряженными» дверьми, готовые выплюнуть трап. Почему это небезопасно? Потому что раскрывающийся трап с легкостью мнёт автомобиль. Случайно открытая дверь в положении armed может привести к травмам и смерти людей (например неземных работников), которые стоят рядом с самолетом.

Другая техническая проблема Суперджета так же связана с задними дверьми. В частности был случай, когда при открытии двери, она просто отвалилась. В прямом смысле слова. Аэрофлот тщательно скрывает подобные события, поэтому в новостях вы такое не прочтёте.

В целом Сухой Суперджет — это ухудшенная версия других узкофюзеляжных самолётов (B737/A320) — меньше комфортность, меньше дальность, меньше вместительность, меньше безопасность. Но есть у него одна чисто российская черта — камера наблюдения за проводниками в хвостовой кухне.

В Аэрофлоте существует негласная кастовая система. Все проводники делятся на три касты. A B и C. Каста А — это молодые, красивые, умные со знанием языков их часто вербуют в бизнес–класс. Каста B — средний класс, летают по Европам и Китаям. Каста C — двоечники, либо старые. Принадлежность к касте «C» означает, что бортпроводник будет летать только по России и только короткие рейсы — это как раз то, на что только и способен Сухой.

Все экипажи Сухого — это либо без языка, либо старики, либо штрафбат. Да, провинившихся Аэрофлот наказывает именно так. Как у пилотов не знаю, но думаю примерно так же. Первоклассные пилоты на Сухом вряд ли летают. Поэтому, когда говорят, что в катастрофе виноват не только самолёт, но и командир, думаю, это не так далеко от истины.

А вот, что пишут об это самолёте стюардессы Аэрофлота:

Изображение

В авиакомпании сейчас пошла информация, что всем выжившим членам экипажа выплатят по 3 млн рублей, а семье погибшего бортпроводника Максима Моисеева 5 млн рублей. С чего такая щедрость? Ответ прост — за молчание. Почему я так уверен? Для того, чтобы понять логику Аэрофлота, надо исходить из того, что это предельно жадная компания, относящаяся к своим сотрудникам максимально по–скотски. Щедрость — это не про Аэрофлот. Сейчас они готовы заткнуть всем рты деньгами, потому, что случившееся скрыть невозможно.

Но как АФЛ себя ведёт, когда ему удаётся скрыть какое–либо происшествие? Пару лет назад при посадке в Дели, самолёт попал в жуткую турбулентность. Пассажиры были уже пристёгнуты, а потому почти не пострадали. Но бортпроводники получили сильные травмы, сотрясения, кто–то даже разбил голову в кровь. По прилету в Москву, первое, что сделала Авиакомпания — это вызвала экипаж в офис и дала на подписание какую–то бумажку о неразглашении случившегося. Ни медобследование, ни доп. выходные, ни (боже упаси!) компенсацию, а бумажку О НЕРАЗГЛАШЕНИИ!

Аэрофлот очень сильно трясётся за свою репутацию. Бортпроводникам запрещено даже выкладывать своё фото в форме в соц. сети, чтобы не дай бог не опозорить авиакомпанию. И если где–то АФЛ готов заплатить бабки, значит там репутация компании под серьёзной угрозой.

Раз уж мы затронули тему турбулентности, не будет лишним вспомнить ещё один случай, когда Аэрофлот, мягко говоря, рискнул своими пассажирами. В мае 2017 года при посадке в Бангкоке из–за турбулентности травмы получили десятки пассажиров. Но здесь нас интересует то, что было потом. Оказывая помощь пострадавшим, бортпроводники израсходовали все переносные кислородные баллоны. Через несколько часов этот самолёт, полный пассажиров, полетел обратно в Москву.

Без единого кислородного баллона. К сведению, отсутствие даже одного баллона считается на профессиональном сленге «невылетным дефектом» и строго запрещено. Переносные баллоны используются не только в медицинских целях, но и бортпроводником для передвижения по салону в случае разгерметизации. Самолёт не имеет право взлетать без них. Но разве это причина, чтобы задерживать рейс? Ведь за простой надо платить аэропорту, да и баллоны у этих тайцев заправлять ещё, нахрен это надо вообще? Итак пронесёт! И вот так всё в этой компании, да и в стране в целом.

А теперь пара слов о том, как Аэрофлот обманывает бездуховных европейцев, используя традиционную русскую смекалочку. Есть в Европе такая служба контроля. Называется она SAFA. Эти ребята заходят на борт по своему выбору и проверяют самолёт на соответствие требованиям безопасности. Помимо баллонов, дверей, аптечки и др. они проверяют сами телеги, с которых идёт обслуживание питанием.

Телеги должны быть исправны: стопор, запорный механизм, ручки и т.д. Обслуживание с неисправной телеги (без стопора например) запрещено. Проблема в том, что в Москве далеко не всегда привозят на борт исправные телеги. Частенько с ними что–то не так. Тогда бортпроводники наклеивают на них наклейку INOP (неисправно) и спокойно обслуживают с неё. А когда приходит проверка, они говорят, что телега просто стоит как ящик или шкаф и в обслуживании не используется. Вот даже наклеечка есть.

Самое интересное, что так обманывать учат вполне открыто на официальных инструктажах, даже не считая, что в этом есть что–то плохое. Неисправная телега не представляет опасности, когда полёт проходит штатно. Но любое отклонение от нормы — сильная турбулентность, разгерметизация или ещё что–то и эта телега, которая не стопорится или плохо едет может стать причиной травмы. Все правила в авиации написаны кровью.

Поэтому это аэрофлотовское пренебрежение нормами безопасности лично меня особенно возмущает.

А теперь поговорим немного о том, что вы едите на борту. Прежде всего надо сказать, что в Шереметьево самая отвратительная еда. Я был во многих аэропортах по всему свету и нигде я не ел столь мерзкую пищу.

Готовит её компания Аэромар — дочка Аэрофлота, что неудивительно. Но здесь речь не о вкусовых качествах. Дело в том, что в АФЛ самое жёсткое наказание, которое может получить б–проводник — это за косяк с питанием. Если какому–то пассажиру не досталось питание или он заказывал себе СПЕЦИАЛЬНОЕ питание, а бы его потерял, то его ждёт страшная кара.

Беда в том, что самолёт — это очень неустойчивая штука и его часто пошатывает. А питание имеет свойство падать с горизонтальных поверхностей прямо на пол и рассыпаться. Представим, что вы заказали вегетарианское блюдо. Если бы –проводник его случайно уронил или оно упало от болтанки, как думаете, что будет сделать бортпроводнику проще — подойти к вам и объяснить, почему вы не получите своё вегетарианское блюдо или аккуратненько собрать его с пола, положить как было и подать вам? Я не с потолка придумываю, а говорю о том, что видел многократно.

Если от пассажира поступает жалоба на нехватку питания, то бортпроводник, который за это отвечал уйдёт работать на Суперджеты, а этого не хочет никто.

Но вернёмся к катастрофе. Многие заметили, что пассажиры схватились за свои авоськи вместо того, чтобы бежать к выходу. Я бы не стал их обвинять. Такова психология толпы — хватать свой нажитый скарб и спасать. Ответственности у толпы никакой. Но разве авиакомпания не должна следить за тем, чтобы на борт попадали только маленькие сумки, подходящие под определение «ручная кладь»?

Должна, но как я уже говорил, для Аэрофлота главное создать видимость, красивую картинку, а не обеспечить безопасность. Чтобы люди, говоря между собой, повторяли «а вот в аэрофлоте можно чемодан с собой брать!». Ради этого, они готовы потакать прихотям пассажиров, какими бы идиотскими они не были. Хочешь с собой чемодан? Да бери, места хватит!

Работая в Аэрофлоте я всегда замечал, что эта компания представляет собой уменьшенную модель современной РФ. Скотское отношение к сотрудникам, бюрократия, стремление казаться, а не быть. И вот даже гендир. Савельев до сих пор не выразил соболезнования. Что–то мне это напоминает. Что может хотеть человек, у которого есть всё? Только потешить своё тщеславие.

Мечта и цель Савельева — это получить для АФЛ 5 звёзд в рейтинге Skytrax (сейчас 4) и встать в один ряд с Lufthansa, Qatar Airways, Singapore Airlines. Для этого он марафетит проводниц, заказывает рекламу, меняет пластиковую посуду на металлическую, пытаясь копировать ведущие авиакомпании. Копировать у них уровень зарплат, качество оборудования и отношение к безопасности он не собирается.

Да и сейчас 4 звезды Skytrax означают, что Аэрофлот — это тот же уровень, что British Airways, Air France или Emirates. Так вот, на дальних перелётах перечисленные мной компании выставляют две смены бортпроводников, чтобы они могли отдохнуть. АФЛ херачит одним составом весь рейс.

В целом АФЛ по скотски относится ко всем своим сотрудникам, но особенного пренебрежения удостаиваются старички. К ним в буквальном смысле относятся, как к отработанному материалу. С какого–то момента ставят только самые плохие рейсы, планируют так, чтобы было как можно меньше выходных. Бывали даже случаи, когда старенький бригадир мог прийти на работу и узнать, что он больше не бригадир, и отныне работает рядовым. Даже заранее бывало, что не говорили, а просто ставили перед фактом. Компания делает всё возможное, чтобы избавляться от стариков.

Наиболее циничным в ситуации с катастрофой мне сейчас видится поведение известной пропагандистки и её ресурса. Я не могу найти ни одной причины так искажать факты, кроме желания попиариться на трагедии. Почему я считаю, что факты искажены, сейчас расскажу.

По легенде, которая вызывает сомнения в чатах бортпроводников, Максим поменялся местами со стюардессой, чтобы та не подверглась опасности. Однако там же пишут, что у Макса был самый маленький стаж, а следовательно, по аэрофлотовской традиции он и должен был лететь в хвосте. Второй момент — как известно самолёт загорелся при ударе о землю, но не раньше.

Следовательно, в воздухе ещё не было известно, что самолёт будет гореть и где. В чём же тогда опасность садиться в хвосте? Или быть может они успели поменяться местами во время касания земли? Бред же. Третий момент — РТ пишет, что Макс ценой жизни спасал пассажиров. Все видели, что хвост полыхал, даже когда самолёт ещё двигался. Эвакуация ещё не началась. Так кого он спасал и каким образом? Скорее всего, он погиб, даже не успех осмыслить происходящего.

Очень жаль парня, светлая ему память. Но зачем же сочинять все эти красивые сказки? Для того, чтобы создать образ героя и пробить на слезу наивных читателей? Конечная цель самая подлая и циничная — поднять рейтинг своего медиа.

В комментариях удивляются каким образом Аэрофлот получил ту же оценку качества, как и Emirates. Отвечаю: всё та же смекалочка. Когда на рейсе летит жюри, самолёт вылизан, вычищен, исправен, все телеги блестят. Экипаж, понятно, тоже самый лучший, который натаскан на такие рейсы. Среди проводников ходят слухи, что жюри банально подкупают. Но т.к. я этого точно не знаю, то утверждать не буду.

А сейчас я расскажу про карательную систему в Аэрофлоте и о том, как это сказывается на качестве работы. На провинившегося проводника вешается т.н. «фонарь». Он может быть красным, синим и, вроде бы, жёлтым. Это такая метка, которая заносится в компьютерную программу напротив фамилии.

Красный фонарь — это серьёзный косяк. Синий — не очень серьёзный косяк. Держатся они ровно год с момента вынесения приговора. Год — это очень много так как его наличие очень сильно сказывается на рейсах на выходных и главное на зарплате.

Премии при наличии фонаря невозможны в принципе. С синим фонарём вы просто теряете в деньгах, с красным вы мгновенно уходите на суперджеты или просто на короткие рейсы по России, что в целом равнозначно. Получить эти фонари можно очень легко буквально на ровном месте. Достаточно оказаться в ненужном месте в ненужное время.

Красный фонарь — это, как я уже упоминал, косяк с питанием и всё, что связано с безопасностью. А теперь представьте, что проводник, к примеру, перед рейсом забыл проверить исправность огнетушителя. А в рейсе обнаружил, что он пуст.

Расскажет ли он о своём косяке бригадиру? Таким образом может пройти весь рейс и бригадир будет в полной уверенности, что с огнетушителями всё в порядке. Разве это нормально? Ну и конечно же карательная система часто приводит к тому что я уже описал про питание. Уйти в ссылку на год не хочет никто.

А может стоило бы уйти от этой лагерной карательной системы к принципу «повинную голову меч не сечёт»? Тогда бы и пассажиры не ели бы с пола и бригадиры владели полной информацией о полёте. Ах да, это же Россия… тут так не принято.

Источник: твиттер + Plus Ultra +

Читайте также: