КРЕПОК ЛИ СОН У МИНИСТРА ЛАВРИНОВИЧА?

Наконец случилось то, что давно предсказывали: теперь уже экс-министр юстиции Сюзанна Станик отправилась на дипломатическую работу, а ее место занял госсек Минюста Александр Лавринович (что также предрекалось).
Эта весть пробудила в памяти некие смутные воспоминания. Порывшись в архивах, мы обнаружили заметку, увидевшую свет 20 января прошлого года на сайте ProUA. Оглашенная информация в любой другой стране поставила бы крест на биографии политика или госчиновника. У нас не то! Очевидно, в Администрации Президента либо не ходят в интернет, либо не считают подобные факты биографии выдвиженцев на высшие госпосты чем-то из ряда вон выходящим… либо, напротив, считают стимулом к должному исполнению возложенных обязанностей.

Прав, тысячу раз был прав классик, утверждая, что люди во все времена остаются одинаковыми, только вот квартирный вопрос их портит. Это тот самый вопрос, решая который многие становятся на первую ступеньку лестницы, ведущей к зияющим вершинам греха. И с этого пути им уже не дадут свернуть услужливо подворачивающиеся демоны, зачастую наделенные погонами.

Вот так и в нашей истории: жил-был народный депутат, славящийся своей честностью, принципиальностью и борьбой за справедливость. Жил не один, а с женой и двумя сыновьями в трехкомнатной кооперативной квартире на улице имени Натальи Ужвий, в доме № 10. На той самой улице, что где-то там между Куреневкой и Виноградарем. При этом семья на квартирном учете не состояла и к лицам, требующим улучшения жилищных условий, не относилась. Но на работу в Верховную Раду было ездить все же далековато. Потому обратился наш нардеп в парламентскую комиссию по вопросам регламента, депутатской этики(!) и обеспечения деятельности депутатов с просьбой все-таки предоставит ему квартиру получше. Комиссия эту просьбу 21.11.95 года рассмотрела. Чуть позже Управляющий делами Верховной Рады подписал с главой Печерской райгосадминистрации акт № 6 от 6.05.96 года о передаче парламенту двух квартир. А уже 14.10.96 года Управление делами Верховной Рады выдало ордера на эти две квартиры, в одной из которых поселился сам народный депутат с женой и одним сыном, а во второй — другой сын депутата.

Надо сказать, что квартиры оказались хороши, и всего в двух шагах от парламента: одна — на улице Пилыпа Орлика, 10, вторая — на улице Институтской, 13-а. Но и от старой квартиры нардеп не отказался, хотя в соответствии с пунктом 64 Правил учета граждан, которым предоставлено новое жилье, он должен был освободить занимаемое ранее жилье. Заявление-то, конечно, депутат 16.11.95 года написал, что, дескать, в случае предоставления мне нового жилья, старую квартиру обязуюсь передать Управлению делами ВР, но киевское Бюро техинвентаризации и ЖСК «Академичный-10», утверждают, что и до сих пор квартира на улице имени Ужвий находится в распоряжении нардепа.

Сын депутата тоже не простак. Полученную квартиру, на Институтской, 13-а, взял в августе 1997 года, да и приватизировал, на что и получил соответствующий государственный акт.

Но все-таки нехорошо получилось с этими квартирами. Прямо нехорошими квартиры оказались. Ведь, согласно статье 42 Жилищного Кодекса Украины, жилые помещения предоставляются лишь тем гражданам, которые состоят на учете для улучшения жилищных условий, за исключением особых случаев. А семья нардепа на учете не состояла и к особым случаям отношения не имела.Даже хуже: в соответствии со статьями 51, 52, 53 того же ЖКУ, жилые помещения должны выдаваться на основании решения органа, в ведении которого находится этот жилой фонд. А такого решения (о предоставлении квартир нардепу) не принимал ни один орган, а ордера выданы лишь на основе резолюции Управляющего делами Верховной Рады. А управляющий, если и является органом, то совсем в другом смысле.

Да и вообще с этими квартирами, как назло, все не так, как надо. Оказывается, что даже если вопреки правилам и улучшать нардепу жилищные условия, то это можно только предоставляя жилье большей площади, но никак не отдельной квартирой, в которой поселился сын.

Над этим всем и задумались в начале 1998 года честные прокуроры из Киевской горпрокуратуры. Провели проверочку, исследовали все документы и пришли к выводу, что «указанные два ордера должны быть признаны недействительными в связи с нарушениями порядка и условий предоставления жилых помещений». Сделали и другой вывод: «Поскольку Имяреком квартира № 20 по ул. Институтской, 13-а получена незаконно, то и приватизация этой квартиры проведена безосновательно, в связи с чем свидетельство на право собственности должно быть признано недействительным». И окончательный вывод был суров, как прокурор: «В соответствии со ст. 117 ЖКУ, в случае признания ордера на жилое помещение недействительным, лица подлежат выселению из этого помещения».

Все эти мысли прокуратура изложила в исковом заявлении в Печерский районный суд города Киева, куда его и направила (внимание на дату) 19 февраля 1998 года. Заканчивался прокурорский иск так. «Прошу: Ордер№ 65, выданный 14.10.96 Управлением делами Верховной Рады Украины Лавриновичу Александру Владимировичу на семью из 3-х человек на квартиру № 23 по ул. Пилыпа Орлика, 10, признать не действительным. Ордер № 66, выданный 14.10.96 Управлением делами Верховной Рады Украины Лавриновичу Максиму Александровичу на одного на квартиру № 20 по ул. Институтской, 13-а, признать недействительным. Свидетельство на право собственности на жилье, выданное 28.08.97 … Лавриновичу Максиму Александровичу на квартру № 20 по ул. Институтской, 13-а, признать недействительным. Выселить Лавриновича Александра Владимировича, Лавринович Светлану Григорьевну … Лавриновича Максима Александровича (из указанных выше квартир — ProUA) … в ранее занимаемую квартиру № 160 по ул. Н. Ужвий, 10. Про день и время слушания дела уведомить прокуратуру города Киева».

Но Печерский райсуд давно известен своеобразным отношением к рассматриваемым делам, а потому до сих пор не удосужился назначить дату рассмотрения дела. Да и прокуроры как бы не торопятся – дело-то уже есть, а активизировать его можно хоть завтра. Один звонок — и все закрутится как надо.

А бедная семья депутата Лавриновича сидит, можно сказать, на чемоданах в своих двух уже обжитых квартирах и никак не хочет возвращаться на опостылевшую ей улицу имени прославленной актрисы. Сидит на чемоданах и гадает: вспомнит горпрокуратура про тот иск трехлетней давности или нет? А вдруг сам Генпрокурор Потебенько наконец-то решиться надзирать за законностью в стране? И дело даже не в том, что придется оставлять уже обжитые квартиры — но как людям объяснить, что поступаешь ты все эти три года по чести, по совести, не оглядываясь на прокурорский кнут? И что не ведут тебя демоны в погонах по лестнице греха к ее зияющим высотам? И что следственная комиссия, тобой возглавляемая, вместе с Генеральной прокуратурой, делает все возможное, чтобы докопаться до истины?

Игорь Кун, ProUA

Читайте также: