Богини разведки XX века

02.07.2009 08:31

Игорь Дамаскин – автор ряда популярных произведений о разведке. В его очередной книге «Богини разведки и шпионажа» (Издательство «Вече», Москва) 18 очерков о жизни женщин разных эпох, разных национальностей, женщин с удивительной, подчас трагической судьбой, нередко жертвовавшими жизнью во имя любви. Отдавая должное, если так можно сказать, классическим разведчицам, например Мата Хари, Игорь Анатольевич рассказывает преимущественно о неизвестных или малоизвестных «богинях» – бойцах секретного фронта. 

Как-то Сталин сказал, что в Японии есть советский разведчик, который стоит армии. Речь шла о Рихарде Зорге.

Но вот какова, если так можно сказать, стоимость Анны Ревельской - и подсчитать невозможно. Ее заслуги перед флотами России и Советского Союза поистине неоценимы. К сожалению, она малоизвестна в России, хотя в одном из романов Пикуля она одна из героинь. Все же, верится, что о ее судьбе появятся достойные романы и киносериалы.

Анна Ревельская действовала под именем Клары Изельгоф. О ее прошлом, к сожалению, нет достоверных сведений. Кто она по национальности – латышка или немка – неизвестно. Сама же она говорила – ее единственная любовь – Россия. Была она, якобы богатой, владелицей нескольких имений.

Жизнь Анны Ревельской – полна опаснейших приключений. Долгие годы она действовала на самом острие тайного фронта. И ни одного провала! В дальнейшем только о некоторых эпизодах из жизни изумительной разведчицы.

Первая мировая война. Немцы, перешедшие в наступление вдоль побережья Балтийского моря, захватили Либаву (Лиепаю), которая стала базой флота кайзеровской Германии. Сюда со своим штабом перебрался гросс-адмирал брат кайзера Генри Прусский, командовавший немецким флотом на Балтике.

В одной из портовых кондитерских Либавы появилась новая кельнерша Клара Изельгоф. Молодая, обаятельная, видимо с неплохим образованием. В кондитерскую зачастили моряки, и все были очарованы незнакомкой. Как впоследствии выяснилось, вдоль побережья, в тылу немцев военно-морская разведка России оставила много своих агентов. Одним из них и была Анна Ревельская.

Как-то лейтенант фон Клаус, влюбленный в Клару, сказал ей:

- 31 июля (1915 года) мы уходим в Киль, на императорский смотр. Нет, не весь флот, а основная часть.

Анна немедленно послала сообщение о походе флота через линию фронта. Получив эту информацию, русское командование решает налетом кораблей на Мемель (Клайпеду) устрашить Германию, воодушевить Россию удачей её флота. Была сформирована эскадра из крейсера и эсминцев. В тумане произошла битва двух эскадр, вошедшая в историю, как битва крейсеров при Готланде. Немцы понесли большие потери.

Немцы готовили наступление на Ригу, и тут командованию неожиданно пришла большая удача: фон Клаус принес портфель с бумагами и картами, якобы оставленными русским офицером. Самая строгая экспертиза подтвердила, что документы подлинные. На картах были отмечены пути, не заминированные русскими, проходы в финский залив – была открыта беспрепятственная дорога на Гельсинфорд и даже на Кронштадт.

В прорыв была направлена Десятая флотилия, состоявшая из новейших эскадренных миноносцев. Вперед были направлены два эсминца, и они беспрепятственно прошли по нашпигованному минами морю.

Холодным вечером 10 ноября 1916 года 11 лучших кораблей капитана Виттиннга покинули Либаву. Они пошли по проходу, обозначенному на картах доставленных фон Клаусом. Но вдруг раздались взрывы и 2 миноносца пошли на дно.

Флотилия повернула обратно. Оказалось, что пройденный ранее путь, напичкан русскими минами. Только 3 корабля возвратились в Либаву. Стоит ли говорить, что портфель Клаусу подсунула Клара Изельгоф! Ночью к побережью вышла подводная лодка «Волчица» и увезла Анну Ревельскую.

И еще один эпизод. 23 сентября 1917 года в российское посольство в Стокгольме пришла Анна Ревельская и ее принял военно-морской атташе капитан 2-го ранга Сташевский. Анна оказалась без связи и с большим трудом добралась до Швеции.

- Я не уполномочена обращаться в посольство, но обстоятельства заставляют меня так поступить. Запишите – 4 линкора типа «Нассау» уже в Либаве, появились «байерны» (дредноуты). Наблюдается активность немцев возле Виндаты. На платформах идут из Германии подозрительные баржи с откидными бортами, много лошадей, много мотоциклов. Сообщите в Адмиралтейство срочной шифровкой: 28 в четверг (11 октября по новому стилю) ожидается неизвестная мне операция немцев в районе архипелага Мондзундских островов.

12 октября, на сутки позже чем предсказала Анна Ревельская, германская армада из 300 судов пошла в прорыв. Однако российские моряки достойно встретили значительно преобладавшие силы немцев и закрыли дорогу на Петроград. В Мондзундской битве было уничтожено 10 немецких эсминцев, 6 тральщиков и повреждено 3 линкора, 13 эсминцев и миноносцев. Немцы отступили с большими потерями и 20 октября отошли из Рижского залива, отказавшись от намерения захватить Петроград.

Долгое время, почти четверть века, об Анне Ревельской ничего не было известно.

17 июня 1941 года неизвестная женщина лет 40-45 пришла в Советское посольство в Берлине и потребовала встречи с военно-морским атташе. Ее и принял будущий контр-адмирал Михаил Воронцов.

- В ночь на воскресенье, – сказала Анна Ревельская, – точнее в 3 часа ночи 22 июня, германские войска вторгнутся в Советскую Россию.

- Советский Союз – поправил ее Воронцов.

- Для меня это всегда была Россия.

Анна Ревельская покинула посольство так и не раскрыв источник ее информации.

Обстановка в посольстве была критическая. Сталин почему-то был уверен, что Гитлер не нападет на Советский Союз. Берия и его приспешники посол Деканозов и резидент Кабулов настойчиво подкрепляли его соответствующей информацией, как позднее выяснилось, этой дезинформацией их обильно снабжали гитлеровские агенты.

Воронцов поверил Анне Ревельской, да и если быть откровенным, у него уже были подобные информации. Атташе послал шифровку наркому военно-морского флота Н.Г. Кузнецову.

Дальнейшее известно по воспоминаниям адмирала Кузнецова. Он также поверил, что сообщение Анны Ревельской не дезинформация и безуспешно настойчиво пытался сообщить Сталину о шифровке. Тогда Кузнецов решил действовать, не теряя драгоценного времени, – он вместе с адмиралом И.С. Исаковым обсудил положение на флотах и решил принять дополнительные меры предосторожности. 19-20 июня Балтийский, Северный и Черноморский флоты были приведены в состояние готовности №2.

В 3 ч. 07 м. в ночь на 22 июня немецкие самолеты появились над Севастополем.

- У меня уже нет сомнений – война! – доложил наркому командующий Черноморским флотом вице-адмирал Октябрьский.

«В первую ночь войны Советский Военно-морской флот боевых потерь практически не имел.

Следы Анны Ревельской навсегда затерялись в годы Второй мировой войны. К великому стыду России!

…Прошел год после начала войны. Гитлер убедился в полном крушении задуманного им блицкрига. Однако он не отказался от идеи нового молниеносного удара, который сокрушит Советский Союз. Именно таков был замысел операции «Цитадель». Пожалуй, не менее значительной, чем план «Барбаросса».

О сути «Цитадели» генерал-лейтенант Вильферинг поделился с Карлом Кругом. Несмотря на различие в званиях и должностях они были старыми друзьями. Вильферинг был помощником начальника штаба группы войск в Орле, Карл Круг один из ведущих руководителей связи военно-воздушных сил группы армий «Центр». В Белоруссию, в Минск генерал приехал в штаб с особым заданием командования, как личный представитель Гитлера.

Беседа между друзьями была больше чем доверительной:

- По плану генерального штаба, – рассказывал другу Вильферинг, – через месяц начинают операцию «Цитадель» – по окружению русских армий на Курской дуге. Оставив в тылу окруженные войска, как это было летом 1941 и весной 1942 года, мы стремительно двинемся к Волге, – потом начнем генеральное наступление на Москву со всех сторон. По мысли фюрера Красная армия, зажатая со всех сторон, распадется на мелкие группировки, которые будут уничтожены. С Советской Россией будет покончено. Так мыслил Гитлер.

Монолог генерала Вильферинга полностью приведен в книге Игоря Дамаскина «Богини разведки и шпионажа».

На какое-то время отвлечемся от книги. Если посмотреть на карту военных лет, то западней Курска образовалась как бы изогнутая дуга. Здесь сосредоточились значительная часть войск Красной армии, преграждавшей немцам путь к вожделенной Москве. Операция «Цитадель» и предусматривала их уничтожение концентрическим ударом из Белгорода и Орла. Гитлер сосредоточил огромные силы, впервые на их вооружение поступили, как рассказал Вильферинг новая техника: ««Тигры», «Фердинанды», «Пантеры». Они раздавят оборону русских».

Карл Круг родом из учительской семьи, его богами были Гете и Бетховен. Талантливого инженера тяготила служба в вермахте, его тяготила гитлеровская Германия, да и семейная жизнь у него развалилась по всем швам.

На свою беду, а может на счастье, Карл полюбил русскую девушку Веру Тобилевич. Любовь их была взаимной, большой. Вот Вера и уговорила Карла бежать к партизанам.

Вера не была разведчицей, но с ней, если так можно сказать, работала опытная разведчица «Сирена» – Галина Васильевна Быкова. Это она завербовала Надежду Троян и Елену Мазаник, которые были удостоены звания Героев за уничтожение белорусского гауляйтера Кубе. Подвиг, же Быковой так и остался неизвестным.

Встречи Галины Быковой с Верой Тобилевич были не случайными. «Сирена» настойчиво искала путь проникновения к штабу ВВС группы армий «Центр». Именно под ее влиянием Вера, уборщица офицерского общежития и уговорила Карла уйти к партизанам. Между прочим, она скрывала, что неплохо владела немецким языком, и ей удавалось узнать много ценного.

Карл Круг долго размышлял, сомневался и, наконец, решился – вместе с Верой он ушел в партизанский отряд П.Лопатина. Пришел не с пустыми руками, – прежде всего, рассказал подробно о беседе с Вильферингом. Передал и несколько папок секретных документов и чертежи специального устройства по корректировке полетов самолетов по радиосигналам, военно-стратегические карты, образец нового секретного противогаза.

В четвертом томе «Очерков по истории российской внешней разведки» о Карле Круге рассказывается:

«Особенно большую роль сыграли сведения от офицера разведывательного штаба ВВС центрального фронта Карла Круга. Он заявил, что с 5 апреля немцы стягивают силы в район Орла, откуда будет проведена крупная операция. На центральном фронте сосредоточено около тысячи боевых самолетов… Круг сообщил подробные сведения о 32 аэродромах немцев на этом фронте и число самолетов на них».

Карл Круг принес ценные сведения о готовившейся немцами битве под Курском. Генштаб Красной армии и из других источников получил подтверждение их достоверности. Так о предстоящем наступлении немцев летом 1943 года под Курском также сообщил известный разведчик Николай Кузнецов, знаменитые разведчики из «Кембриджской пятерки» Блант и Керикросс. Ценнейшей информацией поделились и англичане, которые с помощью знаменитой дешифровальной машины «Энигма» получили сведения о предстоящем наступлении немцев.

Генштаб Красной армии впервые применил стратегию преднамеренной обороны, – вермахт должен был, как говорится, обломать зубы на мощных оборонительных рубежах, а потом Красная армия сама перейдет в наступление. С юга Курск защищали войска Воронежского фронта Н. Ватутина, а с севера войска Центрального фронта К. Рокоссовского. В затылок им дышали армии резервного (Степного) фронта И. Конева.

5 июля немцы перешли в наступление и немного продвинулись вперед. 12 июля в контрнаступление перешли войска Воронежского фронта. 25 июля и Центрального фронта. В великом сражении на Огненной дуге вермахт потерпел сокрушительное поражение. 5 августа 1943 года в Москве был проведен первый салют в честь освободителей Белгорода и Орла – воинов Воронежского и Центрального фронтов.

Специальным самолетом Карл и Вера были вывезены из отряда Лопатина. Круг после служил в армии ГДР, был награжден орденом «За заслуги перед Отечеством». Судьба же Веры неизвестна.

Пожалуй, Елизавета (Горская) Зарубина – самая титулованная советская разведчица – полковник. Более шести десятилетий под разными фамилиями и кличками работала в Австрии, Турции, Дании, Франции, США. Без преувеличения жизнь этой удивительной женщины, полная необыкновенных тайн и приключений, могла бы помочь сценаристам создать стосерийный увлекательнейший боевик.

Родилась Лиза в 1900 году в Северной Буковине, в Румынии в семье управляющего лесным хозяйством крупного имения. Училась в Черновицком университете, а затем продолжала учебу в Париже. Она свободно владела пятью языками, но родным считала русский. Начала работать переводчиком в Советском полпредстве в Вене.

Будущие коллеги из Иностранного отдела ОГПУ обратили внимание на энергичную девушку, горячую сторонницу Советской России и в 1925 году Лиза Горская стала агентом внешней разведки СССР. Первое время работала в Австрии, Турции и в Москве.

В 1929 году Лиза вышла замуж за Василия Зарубина, в будущем знаменитого разведчика и приняла его фамилию. Кстати, в этом же году политбюро специальным решением поручило проверить, если так можно сказать, благонадежность Горской.

Даже самый конспективный рассказ об опасной работе разведчицы потребовал бы не одного разворота «Каскада», поэтому ограничимся только некоторыми эпизодами из жизни Лизы Зарубиной.

Эта удивительная женщина обладала поистине редким даром, – была всегда приветливая и остроумная, умела располагать к себе, буквально очаровывала собеседника. Это и позволило ей привлекать к разведке очень ценных людей, она создавала сильные группы единомышленников, а то и разведчиков.

Во Франции Зарубины создали довольно разветвленную сеть, – привлекли, говоря языком разведчиков, много ценных источников информации. Зарубины стали совладельцами рекламного бюро. Между прочим, писатель Тевекелян написал о них книгу «Рекламное бюро Кочека» пользовавшуюся большой популярностью.

Вардо (это была очередная кличка Лизы) случайно познакомилась с двумя женщинами и те стали работать вместе с ней: так «Ханум» было стенографией в МИДе. Очень ценную информацию получала Вардо и от бывшего царского генерала Павла Дьяконова, человека удивительной судьбы. Он передал генштабу французской армии, подготовленные советской разведкой данные о «пятой колоне», – профашистски настроеныях генералов и офицеров. Акция прошла успешно и сыграла свою роль в ухудшении отношений между Францией и Германией.

Наверное, звездным часом четы Зарубиных было назначение в Германию, когда там к власти пришел Гитлер. Так сложилось, что большинство нелегалов были евреями, и им пришлось срочно покинуть страну. Вот Зарубиным и поручили в недельный срок восстановить нелегальную резидентуру. Они сделали невозможное, – не только восстановили резидентуру, но и придали ей второе дыхание, приобрели много новых ценных «источников». Львиная доля всех работ выпала на хрупкие плечи Вардо, поскольку Василий не владел немецким языком.

В гестапо Вилли Леман пользовался исключительным доверием, его непрерывно повышали в звании и должности. Так, большая часть документов и ежедневные сводки гестапо печатались только в двух экземплярах – для Гимлера и Гейдриха, однако проходили они через руки Лемана. В конце концов, ему поручили контрразведывательное обеспечение военной промышленности, и практически, он имел доступ к самым сокровенным тайнам Гитлеровской Германии.

Вилли Леман был убежденный антифашист, именно по своему убеждению он стал агентом советской разведки. Брайтенбах (такова была кличка Вилли) передавал Вардо множество информации настолько ценной, что ее отправляли в Москву связными курьерами. Так он передал телеграммы гестапо, и по ним установили гестаповский шифр. Лично Сталину и Ворошилову был направлен обстоятельный доклад о работах Вернера по созданию нового оружия – ракет. Брайтенбах передал в Москву и описание многих видов вооружения – орудий, бронетехники, минометов…

Почти 8 лет Вардо работала с Брайтенбахом, и после отъезда Зарубиных в Москву Леман продолжал сотрудничать с советской разведкой. 19 июня 1941 года он сообщил, что 22 июня Гитлер начнет войну против СССР. В декабре 1942 года Вилли Лемана арестовали и тайно расстреляли.

У Вардо было немало и других ценных информаторов. В самое тревожное время в июне 1941 года ей, еврейке, поручили восстановить связи с нелегалами. Эту опаснейшую задачу она с честью выполнила.

29 июня 1941 года через неделю после начала войны весь состав советского посольства был отправлен в Москву. Дорога на Родину через Турцию длилась месяц.

12 октября, в самый разгар битвы под Москвой, Василия Зарубина неожиданно пригласили в Кремль. Ночью его принял Сталин.

Иосиф Виссарионович был краток:

- До последнего времени у нас с Америкой, по существу, не было никаких конфликтных интересов в мире. Но очень важно и необходимо знать об истинных намерениях американского правительства. Мы хотели бы видеть их нашими союзниками в борьбе с Гитлером. Ваша задача товарищ Зарубин, не только знать о намерениях американцев, не только отслеживать события, но и воздействовать на них. Воздействовать через агентуру влияния, через другие возможности. Исходите из того, товарищ Зарубин, что наша страна непобедима. Я слышал, что ваша жена хорошая помощница вам. Берегите ее.

Видимо, Лизе, как еврейке, кроме чисто разведывательной работы, поручалась связь и воздействие на еврейскую общественность Америки. Забегая вперед, скажу, что действительно ей многое удалось сделать. Под ее влиянием в Америке появилось немало друзей и просто симпатизирующих СССР. Зарубиным удалось оказывать влияние через еврейские круги на многих весьма авторитетных лиц в американском правительстве, в том числе в окружении президента в пользу Советского Союза.

Деятельность Зарубиных в Америке была необычайно многогранной. Расскажем только об одном, если так можно сказать, сверхвыдающемся событии. Лиза через жену известного скульптора Коненкова Маргариту Ивановну сблизилась с Альбертом Эйнштейном, Оппенгеймером, Силлером и другими выдающимися учеными, которые работали над созданием атомной бомбы. Зарубины поняли, что речь идет об оружии, способном изменить мир и запросили санкцию Москвы попытаться искать пути к выдающимся физикам, удалось уговорить Оппенгеймера, которого считают отцом атомной бомбы, отказаться от прокоммунистических высказываний, принять в свою лабораторию некоторых молодых физиков. В том числе и Клауса Фукса, впоследствии тот передал СССР секреты атомной бомбы.

Совершенно неожиданно в 1944 году Зарубиных отозвали в Москву. Их заподозрили в сотрудничестве с американскими спецслужбами. Полгода проверялся донос некоего сотрудника Миронова, оказавшегося шизофреником, что Зарубины – агенты ФБР.

В США Зарубины не возвратились. Думается, Сталин не по достоинству оценил информацию Зарубиных, о том, что в США уже работают над созданием нового оружия, способного изменить мир. Недоверие было для него важней всего.

Василия Зарубина назначили заместителем начальника внешней разведки. Долгие годы Лиза работала вместе с мужем, выполняла нередко опасные задания, как в стране, так и за рубежом.

В 1987 году Елизавета Юльевна умерла. Похоронили ее с воинскими почестями.

…После известного французского фильма «Кто вы, доктор Зорге?» стало модным рассказы о разведчиках озаглавливать «Кто вы?..». Это вполне объяснимо, жизнь многих бойцов секретного фронта на редкость загадочна и порой эти загадки так и остаются неразрешимыми.

Вот и Игорь Дамаскин очерк о русской актрисе Ольге Чеховой озаглавил – «Кто вы, фрау Ольга?» Действительно об Ольге Константиновне бытует множество легенд, к тому же весьма противоречивых.

Очень коротко о биографии Ольги Константиновны Книппер. Родилась она в 1897 году. Видимо под влиянием тети – Ольги Леонардовны Книппер, жены Антона Павловича Чехова, знаменитой актрисы, увлекалась театром, а может, проявился ее блестящий талант. Неудачно вышла замуж за племянника писателя – М.А. Чехова – актера. Впоследствии Михаил Александрович эмигрировал на Запад, где стал широко известным режиссером и педагогом.

После развода с мужем Ольга уехала в Германию, якобы для продолжения образования. В 1928 году получила немецкое подданство, работала в кинофирмах Германии, Франции, Англии, Австрии и Италии. Снялась в 145 фильмах. Были у нее и весьма значительные успехи на сценах мира. Ей присвоили звание – государственная актриса.

После прихода к власти Гитлера Ольга Константиновна была приглашена на торжественный прием, устроенный Геббельсом. Фюрер был восхищен прекрасной и остроумной актрисой. Он подарил ей свою фотографию с надписью: «Фрау Чеховой откровенно восхищенный и удивленный».

После в честь фрау Чеховой устраивали приемы сам Гитлер и Риббентроп, она блистала на многих всевозможных мероприятиях. Ее называли «королевой нацистского общества». Молва приписывала ей близость с фюрером. К ней на прием стремились попасть генералы, бизнесмены, чтобы она замолвила за них слово Гитлеру, на которого якобы имела большое влияние. Дружила актриса и с Риббентропом, и с графом Чиано.

Все же гестапо «окружило» актрису своим вниманием. В 1945 году Гиммлер даже намеревался арестовать Ольгу, но она попросила подождать до утра. Когда за ней пришли, то за столом увидели самого фюрера. Разумеется, вопрос об аресте больше не возникал.

Такова, как говорится, одна сторона медали. Еще шли бои за Берлин, когда Ольгу Константиновну арестовали советские солдаты, грозившие расстрелом. Но вмешался СМЕРШ, и после короткого допроса Чехову специальным самолетом увезли в Москву. В СМЕРШе к ней относились заботливо, поместили ее в роскошных апартаментах, оказали ей самое большое внимание.

Мир был ошеломлен, оказывается «королева нацистского общества» – русская разведчица! Через своего шофера она передавала в Москву ценную информацию. Печать неистовствовала, особое усердие проявил «Майнцер Анцайгер», опубликовавший множество легенд о героине, которой лично Сталин вручил орден Ленина.

Спустя 3 месяца Ольгу Чехову снова же специальным самолетом отвезли в Берлин. Предоставили ей роскошную виллу. Это дало повод неуемным репортерам сочинять всевозможные легенды. Бюро информации Советской военной администрации выступило с опровержением «Заметка о немецкой актрисе Ольге Чеховой не соответствует действительности. Орденом Ленина была награждена Ольга Леонардовна Кнеппер-Чехова». Кое-кто расценил это опровержение как еще одно доказательство того, что Ольга Чехова разведчица, а разведчики свои обличия не выдают.

Ольга Константиновна вела дневник, не предназначенный для публикации. Его обнаружили в Москве, во время допросов в СМЕРШе. Вот одна цитата из дневника о самом сокровенном:

«Сообщения, которые обо мне распространяют, достойны романа. Видимо, получены сведения, что я была близка с Гитлером. Боже мой, я много над этим смеялась. Каким образом и почему ведутся эти интриги? Невероятная подлая ложь. Когда совесть чиста, то ничего не трогает. А как прекрасно, что можешь говорить правду. Захотят ли мне верить? Покажет время. Как ужасно, что честность и чистота не могут бороться с этими доносами. Как можно доказать, что все эти слухи являются травлей, или просто время провождением».

После войны Ольга Чехова начала все с начала. Основала косметическое предприятие, ставшее ведущим в Германии. За свою деятельность получила много призов и наград. В 1972 году президент ФРГ вручил ей орден – Большой крест – за заслуги перед ФРГ. Умерла она в 1980 году.

Двоюродный брат Ольги – В. В. Книппер готовил книгу «Пора галлюцинации» и на его запрос пресс-бюро Службы внешней разведки России ответило:

«В связи с публикацией в газете «Совершенно секретно» очерка Л. Безыменского «Берия не успел…» мы еще раз внимательно проанализировали все имеющиеся в СВР материалы в отношении Ольги Чеховой. Каких-либо сведений о том, что она являлась агентом НКВД в материалах не обнаружено».

Вот так загадка Ольги Чеховой так и осталась загадкой. Была ли она разведчицей? Игорь Дамаскин считает, что…

«Все же у Ольги Чеховой были заслуги перед Родиной. Первая: что она никогда не позволяла ни при каких обстоятельствах использовать себя и свое имя в фашистской пропаганде против нашей страны. Второе: использовала все возможности и свой авторитет, и свое обаяние для спасения дома-музея А. П. Чехова». 

ЛЕЙБЕЛЬМАН МИХАИЛ,  Каскад