«Ноосферная война» — украинский фронт

В период эпохальных исторических событий – а именно такой период мы с вами проживаем – часто приходится задумываться, что разумнее, или полезнее (а это далеко не всегда одно и то же!): повышать градус общественного напряжения, держать его на определенном уровне или пытаться сбить?

АвторМаксим Михайленко,  «Главком»

В особенности этот вопрос обостряется на новом технологическом этапе развития информационных технологий – ведь в нашу жизнь вошла «ноосферная война». Уточним, что в «ноосферной войне» задействован уже не просто инструментарий «вбросов» и «вентиляторов», или «организации» комментирования «в нужном ключе». Для второго десятилетия 2000-х этот набор инструментов выглядит как детский комплект начинающего фокусника.

«Ноосферная война» тем и отличается от арсенала рекламиста и коммерческого троллинга 2000-х, что, выплавившись в огне «арабской весны», она наработала совсем иные масштабы и скорость. Сравнить информационную войну с войной ноосферной – это все равно, что поставить рядом синхрофазотрон, сооружённый под руководством Владимира Векслера в Объединённом институте ядерных исследований в Дубне в 1957 году и Большой адронный коллайдер в Швейцарии.

Политическая система того или иного государства теперь должна быть очень крепкой, институционализированной, как в Великобритании, или же наглухо изолированной, как в Северной Корее, чтобы выстоять после целенаправленного удара из ноосферы. Все государства, расположенные между этими двумя полюсами – уязвимы для внешне всегда внезапного залпа «оцифрованной интеллектуальной ярости».

Потому что это теперь не просто информационная атака.

Это уникальный сплав из политической пропаганды, гражданской религии, сетевых технологий, причем как собственно кибернетических, так и социальных, массовой мобилизации. В ядре же – «оцифрованные» и «материально воплощенные» вера, надежда, любовь…

И гнев.

Корни этого наиболее современного явления тянутся, тем не менее, из старинной теории «креативного разрушения» Йозефа Шумпетера, смысл которой, огрубляя, состоит в том, что самой по себе революции недостаточно для развития. Потому что у общества есть некий фундамент, он не является монолитом, и состоит из неких слагаемых – революция просто переставит их местами, и общество, страдая всеми теми же недостатками, которые привели к революции, продолжит влачить горемычное существование, разочаровываясь в смене декораций.

«Креативное разрушение» должно расколоть сам фундамент такого общества — тогда происходят качественные изменения. Именно этим революции исторического масштаба отличаются от революций-спектаклей, характерных для вечно отстающих стран, в которых революции и контрреволюции происходят вместо обычно выборов: популисты меняются местами с прагматиками, и наоборот, а колея, коридор развития остается прежним.

В 2004 году в Украине произошла именно революция-карнавал, массовый протест и поляризация вылились в сговор элит.

В 2014 году, вследствие удара креативного хаоса из пространства ноосферы — рухнула сама система. Остатки системы продолжают отчаянно сопротивляться при помощи спонсоров терроризма из Москвы, носителей того самого вируса «азиатского способа производства» из-за наших восточных границ.

Разумеется, ячейки реакции наличествуют не только там.

Скажу искренне: мне жаль тех, кто не понимает подлинной логики настоящей революции исторического масштаба — их неминуемо сминает ее колесо, причем, откуда именно оно прикатится (из невинной дискуссии в газете, из дебатов в парламенте, из люстрационного комитета, антикоррупционного бюро, МВД или СБУ) такой ходячий анахронизм еще и сам не знает. Взгляните на Лаврова – он даже не понимает, что в ушах современности звучит как абориген острова Тонга в разговоре с Майкрофтом Холмсом.

Единственное, что можно сказать наверняка – это колесо прикатится обязательно, и скорее рано, чем поздно. Отсюда приходим к вопросу, «как управлять творческим разрушением?».

По-своему, на него ответил теоретик и практик революции, который первым осознал гигантскую роль СМИ в управлении коллективным бессознательным. Д-р медицины Жан-Поль Марат писал, что важно «…постоянно поддерживать народ в возбужденном состоянии, пока основу существующего строя не составят справедливые законы».

Следует ли из этого, что перманентная истерика – это нормально?

Или то, что попытки успокоить общественность обречены на провал, потому что будут автоматически расценены, как контрреволюция?

Думаю, есть несколько факторов, которые следует принимать во внимание.

Во-первых, подлое нападение России на нашу страну и развернутая ею братоубийственная и кровопролитная война на Донбассе и в Крыму — отполировали физиологию украинского общества до состояния «оголенного нерва». Поэтому, с одной стороны, необходимо избегать экстравагантной демагогии, а с другой стороны – по мере сил направлять кипящую лаву гнева миллионов на выполнение задач, объективно стоящих перед новорожденной нацией.

Во-вторых, сами по себе истерики — пагубны, а вот бдительность является объективной потребностью. Потому что, несмотря на усилившуюся общенародную борьбу с разного рода оборотнями, павший режим и его патроны – а это признанная 28 июля 2014 года в Гааге международной ОПГ банда Путина – постарались по максимуму инфильтрировать Украину своими «серыми человечками». К сожалению, это вовсе не паранойя и не шпиономания – если бы это было так, не было бы стольких трагедий.

И в-третьих, мы должны осознавать то обстоятельство, что контекст украинских событий является подлинно глобальным. Попытка Януковича навязать нам людоедскую диктатуру «потребителя-жлоба» была лишь адаптированной версией скотского тоталитаризма России. Эта модель опасна тем, что с долей успеха реализовала стратегию подкупа части элит цивилизованных стран и запудривания мозгов части обывателей этих стран.

Кстати, любопытно, что традиционалистские режимы Центральной Азии и экзотический, воплотивший, как ни странно, некоторые идеи перестройки Горбачева авторитаризм Беларуси – теперь дистанцируются от Кремля. Потому что персонализированная Путиным диктатура люмпена в России – это пугающая бездна, угроза самой по себе человеческой цивилизации.

Поэтому украинский фронт – и с каждым днем это все больше осознает истеблишмент в Брюсселе, Вашингтоне, Лондоне и Пекине – является определяющим на текущем этапе истории как таковой.

Только трансформа нынешней России вернет планете мир, безопасность и процветание.

Поэтому украинцам, волею судьбы, оказавшимся на переднем крае, приходится очень быстро взрослеть. И не допускать детских истерик. 

Читайте также: