Война за умы беларусов. Уроки украинского кризиса. Информационная атака на Украину

События, которые начались в 2013 году в Украине заставили многих беларуских аналитиков заговорить о необходимости обеспечения информационной безопасности страны. Российская Федерация очередной раз продемонстрировала силу и возможности информационной атаки на общества в соседних государствах.

 При этом большинство доступных мне материалов было посвящено исключительно роли СМИ (как печатных так и электронных). Смею утверждать, что методы воздействия, использованные в Украине и Беларуси намного более широкие.

И, в связи с этим интересны не только и не столько шаги Кремля, его успехи, сколько факты, где методы информационной войны не сработали. В анализе причин осечек агитационной машины можно найти варианты и для Беларуси.

Предыстория.

Группа В.В. Путина, после прихода к власти одной из первоочередных задач видела усиления своего влияния на медиа-рынок страны. На протяжении 2000-2003 года практически все крупные каналы (равно как и печатные СМИ) перешли под контроль Кремля. Что, к слову сразу почувствовал на себе ближайший союзник — А. Лукашенко.

Медиа-атаками против Лукашенко сопровождались все без исключения попытки России получить контроль над беларускими компаниями. Этот же фон наблюдался во время склонения руководства синеокой к сдаче позиций в переговорах по созданию различных интеграционных моделей.

Вот лишь несколько примеров. 

•    2003-2004 года. Война «Газпрома» за контроль над «Белтрансгазом». Минск к этому времени уже потерял возможности донесения своей информации до зрителей национальных каналов в РФ. Соседняя страна наоборот, усилила своё информационное присутствие в Беларуси. В результате целого ряда «разоблачительных» материалов рейтинг А. Лукашенко был обвален до исторического минимума — 29%.
•    2006 год. Споры о выходе Беларуси на российский рынок продовольствия и желание РФ получить контроль над частью отечественного автопрома. Те же методы российских каналов опустили популярность Лукашенко на 10%. Учитывая, что это был «год выборов», официальный Минск быстро пошёл на компромисс. Но, стоит заметить, что по сравнению с 2004 годом сработал лучше. Правда, административными методами — заменой новостных блоков на российских каналах. Тогда же канал ОНТ оформился в полноценную структуру и начал вещать с 7 утра до часа ночи.
•    В 2008 году, на фоне грузинского кризиса атака повторилась. Однако, эта была первая «победа» Беларуси. Руководство страны не пошло на компромиссы в виде признания соседних государств. Хотя, общественное мнение жителей страны склонялось к такому шагу. Просто, если вспомнить те события, в России начался кризис. А в Беларуси наоборот, на фоне «потепления» отношений с Западом появились перспективы прихода инвестиционных денег.

Однако, обращать внимание лишь на новостной контент — видеть только часть проблемы. Равно как и влиять исключительно через СМИ — не добиться успеха. В Российской Федерации это поняли на рубеже 2005-2007 года. Именно в это время началась работа ещё по как минимум трём направлениям.

1. Создание системы координат, в которой представитель России, силовых структур этой страны априори воспринимается как носитель добра. Даже, если на определённом моменте действует вопреки общественным нормам и законам страны. При этом граждане соседних государств представлялись в лучшем случае в нейтральном свете. Это проявилось в огромном количестве сериалов и художественных фильмом на темы войны, работы правоохранительных органов, человека и родины и т. д. Заметьте, именно на этом этапе началась героизация СМЕРШ, НКВД, спецназа ГРУ, сил специального назначения ВМФ РФ и подобных структур. Не говоря уже о милиции и прокуратуре.

Этот продукт не только транслировался по российским национальным каналам, но и за относительно небольшие деньги (а зачастую и бесплатно) предлагался для трансляции в соседних государствах.

2. Электронные медиа и социальные сети. Тут упор был сделан не только  создание собственного контента, но и на создание фона прочтения новости. Речь идёт о комментаторах в социальных сетях и на ресурсах различных стран. Термин «российский бот» был впервые использован в Украине в 2007 году для описания атаки на новости о демократических партиях перед очередными выборами в Раду. Эксперимент был успешным и с 2008 года система начала работать на постоянной основе в режиме 24/7.

3. Работа с обществом посредством личных контактов. Тут не изобреталось ничего нового. Сила слухов, сеяние панических настроений пересказом «страшных историй» использовалась ещё в 18 веке. И, как ни парадоксально, в эпоху цифровых технологий это работает. Правда, схема несколько иная: идёт параллельный вброс информационных посылов через социальные сети и «уличных агитаторов». За примерами далеко ходить не надо. Слухи про «отжатие авто на беларуских номерах на нужны Майдана» в начале 2014 года уже в мае свели практически к нулю количество поездок наших соотечественников в Украину. Подтверждений слухам так и не было. Зато курортный сезон в Украине сорвали. И настроили часть общества против «бардака у соседей».

Отдельно стоит упомянуть такой тип запуска слухов как ток-шоу (различные суды присяжных, обсуждение судеб людей и так далее). Несмотря на то, что подобный продукт в значительной мере постановочный, истории, которые рассказываются, воспринимаются зрителем как реальные события. И, уже «в пересказе оффлайн», обрастают новыми подробностями.

Таким образом, уже к началу 2013 года Российская Федерация обладала следующими стартовыми условиями для информационной атаки на сопредельные государства:

1.    Сеть популярных телевизионных каналов с ярким развлекательным контентом и скоординированной политикой подачи информации (новости и аналитика)
2.    За счёт кинематографии, производства сериалов и ток-шоу была обеспечена необходимая система координат для восприятия «российского взгляда» как позиции «морального авторитета»
3.    Апробирована и запущена система создания необходимого фона вокруг «чужой» информации в сети интернет. Причём как таковая информационная атака не велась до 2013 года. Комментарии в интернет-медиа и посты в социальных сетях долгое время шли без «централизованных темников». Шло вовлечение в систему и граждан, например Беларуси и Украины, которые подрабатывали копирайтингом в сети.
4.    Создана не сетевая (оффлайн) система распространение необходимых информационных посылов. Которая, на первых порах шлифовалась не в политической сфере а в атаках общественного мнения на бизнес. В первую очередь — ритейл. В Беларуси это проявлялось в периодических атаках (кстати, региональных) на сети Евроопт и «Соседи».

Стоит отметить ещё одну особенность подачи информации российскими СМИ. Даже обычная новость в случае информационной атаки преподносилась через «личные истории». То есть, материал начинался с частности, примера 1 человека на экране и только потом переходил на обобщение. Что, естественно подкупало зрителей, склонных верить информации «друзей, знакомых и т.д.».

Украина. Стартовые условия и места осечек.

На первый взгляд, позиции России в Украине были более чем сильны. Этому способствовало несколько факторов:

1.Низкая мобильность населения. Более 77% украинцев ни разу не выезжали за рубеж. А более 30% за всю жизнь не покидали границ своей области. Причём в Крыму показатель превышает 47%.

2.При этом у украинцев огромное значение (как источник информации) имеет «личный контакт» — то, что рассказывают, друзья, знакомые. По данным исследования, проведённого IRI уже в 2014 году 40% жителей страны указало этот способ получения информации как один из основных (источник). При этом во всех регионах, кроме запада страны, «рассказ друга» входит в тройку основных источников, которым люди доверяют.

3.На Юге и Востоке страны широко присутствуют и популярны российские каналы. РТР, ОРТ, НТВ смотрели (и доверяли как источнику информации) 47% и 44% жителей соответственно. Для сравнения, российское ТВ в западной и центральной части страны имело рейтинги имеет 14% и 16%.

4.Социальные сети. Украина входила и пока входит в число стран, где российские социальные сети по числу пользователей вне конкуренции. На начало 2014 по данным Яндекс в стране было более 7,47 млн. аккаунтов «В контакте», 1,57 млн. «Одноклассники». Фейсбук мог похвалиться всего лишь 857 тысячами участников (источник). Причём картина была одинаковой в большинстве регионов. За исключением Луганской области с достаточно большим охватом сетью «Одноклассники» — она хоть и осталась на втором месте, но имела значительно большее число подписчиков в расчёте на 1 пользователя интернет. Вторым исключением стала Одесская область, у жителей которой на втором месте Фейсбук.

Для лучшей демонстрации дам сводную таблицу источников информации для жителей различных частей Украины (данные опроса IRI (источник)):

Восток

 

Юг

 

Центр

 

Источник

% доверия

Источник

% доверия

Источник

% доверия

Украинское ТВ

90

Украинское ТВ

82

Украинское ТВ

95

Российское ТВ

44

Российское ТВ

47

Слухи, друзья

49

Слухи (друзья и т. д.)

43

Интернет

46

Газеты

38

Интернет

41

Слухи, друзья

30

Интернет

36

На первом этапе информационной атаки действия российской стороны были более чем успешными. Сконцентрированная подача одной и той же темы в СМИ, социальных сетях, комментариях в интернет изданиях и обычных слухах стала неожиданностью для нового правительства Украины. Этому так же способствовало поведение отдельных украинских каналов — лидеры рейтингов на востоке юге страны, каналы «Украина» и «Интер» коренным образом изменили тональность после победы Майдана. Замена «чёрного» на «белое» сыграла с ними плохую шутку: значительная часть населения начала воспринимать как достоверную информацию из второго по порядку источника. Коими в южных и восточных областях были российские телеканалы.

Однако, уже с марта месяца российская агитация начала «давать сбой». Причины этого стоит искать не только в уровне общественных потрясений после аннексии Крыма Россией, но и в специфике информационного рынка страны.

Места пробуксовки информационной атаки в Украине.

Телевидение. Действительно, на 50% территории Украины позиции российских каналов были сильны. Но вооружённые волнения охватили лишь часть Донецкой и Луганской областей. Причём, например на Луганщине, северная часть области с первых дней вооружилась «против» гостей с востока. А в информационном поле перешла на украинские каналы. В случае с Днепропетровской, Кировоградской, Одесской, Запорожской, Херсонской и Николаевской областями, переход носил ещё более кардинальный характер.

Причину такого изменения стоит искать не столько в административных запретах (спутник никто не отменял, а по кабельным сетям в регионах РТР, Первый, НТВ транслировались вплоть до июля), сколько в медиа-рынке Украины. Зритель сознательно сделал выбор в пользу отечественного контента. При этом с интересной спецификой – лидерами стали не новостные ресурсы, а те каналы, где основной упор делался на развлекательное содержание — группа 1+1, СТБ, Новый канал, ICTV. Эти каналы не меняли своей риторики. Вопрос в том, почему зритель предпочёл их.

Причина именно в развлекательном контенте. Зритель в социологических опросах, естественно указывает, что новости — причина просмотра ТВ. Но при этом наиболее рейтинговыми являются именно развлекательные передачи. Фильмы, талант-шоу, реалити-шоу, дискуссии и тому подобное.

И тут хорошую службу Украине сыграла гонка рейтингов. Начиная с 2008 года наиболее богатые каналы взялись за адаптацию различных форматов талант и реалити шоу. И уже к 2010 таких программ на национальных каналах было более 20. Причём большинство с заоблачными рейтингами. Зритель хочет развлекаться. И если шоу ему нравится, то он согласен посмотреть новости именно на этом канале (дабы не переключать). Таким образом украинцы за 4-5 лет перешли к просмотру своего телевидения. Что отразилось и на рейтингах. Если в 2007 году суммарный охват аудитории российской тройки «1 канал»-РТР-НТВ на 20% превышал показатели самого рейтингового украинского канала (источник), то уже к концу 2011 в ТОП-10 не было ни одного российского телеканала (источник).

Соответственно уход зрителя с российских каналов был, если можно так выразится, достаточно комфортным.

Своё культурное пространство. Второй аспект так же связан с успехом национального телевидения. Большое количество каналов, шоу автоматически создало возможности для поддержки и развития собственной популярной культуры. А так же способствовало появлению «новых звёзд» — победителей различных талант шоу. Более того, если до 2010 года покорение Москвы, российской эстрады воспринимались мерилом успеха исполнителя, то с 2011 потоки изменились. Целая плеяда известных граждан российской федерации (исполнители, журналисты, специалисты в отдельных областях) стали сотрудничать с украинскими каналами. И проводить больше времени в Киеве, чем в Москве. Это не справедливо не только для граждан РФ. Сегодня на различных телеканалах Украины работает более 20 граждан Беларуси.

Более того, Украина начала рассматриваться жителями сопредельных государств как трамплин для успеха. Тем более, что к участию в украинских шоу допускаются и беларусы и россияне и даже японцы. А, учитывая разнообразность направлений (от традиционных исполнительских и танцевальных до юмористических, кулинарных или даже шоу похудения либо, последняя новинка — лечения редких болезней), страна получила целую плеяду публичных лиц. Да, значительная часть из них — временные. Но они есть и они свои, а не «московские».

За счёт этого Украина волне комфортно ушла и из российского культурного пространства.

Работа с информацией. В этом направлении процесс ещё идёт. Но общие тенденции и успехи и провалы уже можно оценить. Несомненной неудачей Киева стала подача официальной информации из зоны АТО. Сводки со статистикой нормально воспринимались на своём поле, но проигрывали в регионах, где необходимо было конкурировать с российскими медиа. Голые цифры всегда выглядят хуже живой картинки и истории жизни (пусть и постановочной).

Однако, там где не дорабатывает официоз, сработало общество. Информация от волонтёров с реальными историями жизни, освещение отдельных этапов войны фактически в режиме онлайн создало хороший противовес российской пропаганде. Достаточно сказать, что та же фраза «киборги» прилепилась к защитникам донецкого аэропорта после многократного перепоста в социальных сетях «впечатлений сепаратистов».

Эту тему подхватили и ряд каналов. Гениальная передача «Сильные сердцем», где рассказывали истории того как вчерашние обычные люди совершали выдающиеся поступки создала свой пантеон героев. Который с течением времени только пополняется.

И, наконец, борьба с откровенной ложью. Начальные попытки свести контрпропаганду к развенчанию фейков оказались малоэффективными. Что естественно по крайней мере по 2 причинам:

1. Время. До того момента, как будет подготовлено опровержение, суть начальной информации зритель забудет. Останется только негативный по отношению к Украине фон.
2. Восприятие общества: наследием СССР осталось неприятие «презумпции невиновности». Тот кто «оправдывается» заведомо виноват. Увы, но пока это справедливо для значительной части жителей России, Беларуси и Украины.

Эффект от такой работы, естественно был. Но лишь для думающей и образованной части населения. А так же для «внешнего рынка» — дипломатов.

Но наиболее сильным ответом стала реакция общества (кстати, пока недооцененная властью). Это — асимметричный ответ. Вместо оправданий, обвинения российских СМИ в украинском сегменте сети доводились до абсурда либо «принимались». И это уже через считанные дни переходило в «оффлайн». В ответ на как казалось российским технологам обидную кличку «укроп», украинцы пошили шевроны с этим словом для своих военных.

И вспомнили, что укроп — лучшее средство от колорадского жука. В ответ на обвинения в войне «ради получения двух рабов», появились бейсболки «рабовладелец». А любимой шуткой стало обсуждение «поведения рабов и их количества в одни руки». Рецепт прост — оберни обвинение в шутку или доведи до абсурда. Дошло до того, что троллить российские власти начал МИД Украины (при министре Дещице). Всё это дало и даёт эффект.

Из явных недостатков пока можно назвать лишь слабые ответные «атакующие действия» Украины в информационной войне. Спорадические акции пока не носят организованного характера, поэтому анализировать их смысла на данном этапе нет.

Пока же можно утверждать, что потерпев в начале 29014 г. сокрушительное поражение на информационном поле, Украина смогла найти методы для восстановления баланса сил и выработала методы эффективной защиты.

Именно на это и будем обращать внимание, рассматривая ситуацию в Беларуси.

 Автор: Игорь Тышкевич,  Belarus Security Blog.

Читайте также: