Обреченный пешеход. Берегись автомобиля и… следствия!

«УК» не раз затрагивала весьма актуальную для Украины тему возбуждения (и умышленного затягивания в расследовании) «фактовых» уголовных дел. «Мастера жанра» из правоохранительных органов довели эту «следственную» технологию до абсурда: даже несмотря на то, что преступник фактически изобличен и должен понести заслуженное наказание, он может на условно законных основаниях длительное время (а зачастую – вечно) безнаказанно увиливать от возмездия. Ранее мы привели три произвольных примера подобных «расследований». Однако, даже не ожидали, что начатое нами журналистское расследование по одному из примеров вскоре получит интригующее продолжение.

В частности, мы возвратимся к расследованию гибели пешехода Ереденко под колесами автомобиля, когда милиция Деснянского района Киева возбудила уголовное дело по факту совершения наезда, повлекшего смерть потерпевшего лица (это при том, что водитель незадачливого авто – единственно возможный подозреваемый – оставался на месте ДТП, и его личность была установлена немедленно).

Как мы и предполагали, изначально «фактовый» характер данного дела оказался достаточно настораживающим фактором, указывающим на изначальную бесперспективность «следствия».

Как мы и ожидали, уголовное дело было закрыто, о чем было вынесено соответствующее постановление. С которым предлагаем ознакомится нашим читателям:





Казалось бы, постановление — как постановление; достаточно четко и мотивировано отписано, со множеством подробностей, даже с фантазией и полетом мысли. Ни к чему не придерешься, все законно и правильно. Однако, это лишь на первый взгляд. Само же постановление — при внимательном его прочтении — содержит настолько грубые и недопустимые просчеты и противоречия, что позволяет усомниться в компетентности следователя.

Итак, согласно фабулы постановления, именно пешеход оказался виноват в том, что попал под колеса автомобиля, двигающегося на допустимой в черте города скорости 60 километров в час: пешеход просто «вдруг» решил перебежать дорогу перед едущим автомобилем, что и повлекло наезд, травмирование и смертельный исход для пешехода.

При сопоставлении же фактов, изложенных в постановлении, оказывается, что они в совокупности говорят как раз об обратном!

Итак, водитель, согласно его пояснениям, ехал по первому (правому) ряду по улице Драйзера, и внезапно пешеход начал перебегать дорогу прямо перед автомобилем, с обочины дороги выпрыгнув перед капотом. Мы не склонны шутить со смертью человека, однако для нас остается загадкой, почему пешеход двигался «задом»?..

А именно так он должен был двигаться, внезапно появившись перед автомобилем, двигающемся по крайней правой стороне дороги, чтобы сконтактировать с движущимся автомобилем правой передне-боковой поверхностью тела к автомобилю (это установили эксперты, и это отражено на второй странице постановления)…

Если бы пешеход перебегал перед автомобилем справа налево, внезапно начав движение с обочины, он бы неотвратимо столкнулся с автомобилем левой (!) стороной тела (в этом несложно убедиться, просто представив себе описанную ситуацию). Или же… передвигаться спиной вперед!

Слева направо пешеход двигаться не мог, если руководствоваться здравым смыслом. В таком случае, пояснения водителя о том, что пешеход внезапно появился с обочины дороги перед капотом, несколько нелепы. Улица Драйзера имеет три полосы движения в каждую сторону; и если автомобиль двигался по крайней правой полосе, движущийся слева пешеход должен был пересечь три полосы встречного движения, две полосы попутного движения, и лишь потом оказаться перед автомобилем.

Фактор внезапности появления пешехода, указанный водителем в своем пояснении (воспринятый следователем и отраженный в постановлении как оправдывающее водителя обстоятельство), таким образом, выглядит более чем нелепо.

Да и непонятно, почему водитель заметил пешехода за 10-15 метров (с этого начинается постановление), а применил торможение лишь непосредственно в момент контакта с пешеходом?

Что мешало начать торможение незамедлительно, в момент обнаружения препятствия, как того требуют здравый смысл, да и Правила дорожного движения? Возможно, фактическая скорость движения автомобиля была значительно более высокой, чем заявленная, при которой 10-15 метров промелькнули за долю секунды?

Кстати, в зависимости от состояния дороги, покрышек, массы автомобиля, его динамических характеристик, при скорости движения в 60 километров в час (с которой двигался автомобиль согласно показаниям водителя) тормозной путь может вложиться в те же обусловленные водителем 15 метров, в пределах которых он заметил пешехода. Либо же скорость автомобиля за 10-15 метров торможения до контакта с препятствием снизится настолько существенно, что контакт пешехода с автомобилем по последствиям был бы не тяжелее (по последствиям) от падения споткнувшегося человека на землю, и все обошлось бы синяками. Но не теми последствиями, которые мы наблюдаем…

Обратим внимание на показания врача «Скорой помощи», отраженные на первой странице постановления (они процитированы дословно): автомобиль стоял у пешеходного перехода, а потерпевший лежал около двух бетонных плит, куда его отбросило ударом с проезжей части.

Бетонные плиты (начало второй страницы постановления) находятся за 8,3 метра до пешеходного перехода. То есть, наезд произошел фактически на пешеходном переходе (на это указывает расположение автомобиля и тела пострадавшего).

А Правила дорожного движения гласят, что водитель, подъезжающий к пешеходному переходу, на котором находятся пешеходы, обязан уменьшить скорость (то есть, водитель обязан даже следить за обочиной дороги, сопоставляя свои действия с наличием пешеходов не на проезжей части, а вне ее, и уж тем более в данных обстоятельствах о факторе внезапности появления пешехода говорить безосновательно).

В случае необходимости водитель просто обязан остановится и пропустить пешеходов. Что он, увы, не сделал.

Кстати, вот еще одно доказательство, что пешеход двигался слева направо, уже «геометрического» характера: расположение пешехода (на обочине дороги) указывает на то, что его выбросило от удара автомобилем в направлении, сопоставимом между движением автомобиля и пешехода («правило вектора»).

Автомобиль буквально «сковырнул» пешехода, ударив правой стороной автомобиля (смотрите описанный характер повреждений) в правую сторону пешехода «на излете». Если бы версия водителя автомобиля о движении пешехода справа налево была состоятельной, то кроме характера телесных повреждений пешехода (удар в правый бок), пешеход никак бы не оказался на обочине, откуда он двигался. Его бы выбросило — по «правилу вектора» — через автомобиль налево и вперед по ходу движения автомобиля, но не на обочину справа от автомобиля.

То есть, вопреки версии следствия, наша версия (подтверждаемая совокупностью доказательств и здравым смыслом) — единственно возможная. Она – следующая.

Пешеход на нерегулируемом пешеходном переходе переходил перед движущимся автомобилем слева направо, прошел три полосы встречного (к автомобилю) движения. И направлялся через оставшиеся полосы движения к обочине, рассчитывая на то, что водитель всего-навсего притормозит, как того обязывают правила.

Однако, водитель не счел нужным тормозить на переходе, понадеявшись «на авось», либо не успел — вследствие значительной скорости движения и отсутствия расчета; либо же банально не заметил пешехода и, даже не тормозя, ударил последнего в правую часть тела в момент завершения перехода. Выбросив пешехода (возможно, пытавшегося убежать от столкновения) на обочину, где тот фактически и умер.

После этого водителю было достаточно просто «раскинуть чернуху» перед «доблестными» следователями, которые оказались не в состоянии сопоставить и совокупно оценить несколько более чем простых и очевидных фактов и обстоятельств, делающих версию водителя (а за ним и следствия) бредовой и нелогичной.

Пешеход умер, а на мертвого можно «списать» что угодно, давая свободу (зачастую незаслуженную) живым…

На этом частном случае мы, надеемся, достаточно ярко продемонстрировали актуальность древней народной пословицы «закон – что дышло…». А также ставшим нормой отношение правоохранительных органов к своим функциям.

А сколько таких дел по Украине? И какие только «перлы словоблудия» позволяют себе составлять следователи где-нибудь в глубинке, если подобный бред безнаказанно «обнаучивается» в одном из районов столицы Украины?

Надеемся, что описанная нами ситуация никого не оставит равнодушным. Надо ли говорить, что подобная беда может случиться с каждым? Однако, неотвратимость наказания за совершенные преступления и проступки — что общеизвестно — уменьшает риски и само количество правонарушений. Тем самым — в будущем — предотвращая чью-то безвременную гибель.

Алексей Святогор, адвокат, специально для «УК»

Читайте также: