Зона отчуждения, режим присвоения. Чернобыль заселяют «крутыми»

«Эту домину напротив отгрохали всего за год на месте дачи актера Леонида Быкова. Одноэтажный кирпичный домик в дальнем углу двора вместе с участком в прошлом году продали вдова и дочь актера. За сколько, не скажу, но сейчас дешевле, чем за сто тысяч долларов, люди здесь свои личные хозяйства не продадут», — говорит секретарь сельсовета села Страхолесье Иванковского района Киевской области. Общий вид на «домину» и двор вокруг него не вмещается в узкое окно приземистой хатки сельсовета. При ближайшем рассмотрении оказалось, что это особняк в стиле модерн — обширный первый этаж, одна сторона в виде стеныокна с рисунком по стеклу, второй этаж уже и надстроен над первым, третий — еще уже, напоминает скорее мансарду. Правильные геометрические формы, три уровня крыши, яркая желтая и зеленая окраска строения делает его похожим на калифорнийские виллы на побережье океана.

В Страхолесье океана, конечно, нет, зато есть Киевское водохранилище. Именно из-за него четыре года назад село стало популярным среди богатых украинцев. Здесь, в семидесяти километрах от Киева, цена земли приближается к расценкам в столичных пригородах — трипять тысяч долларов за сотку. Помимо частных имений, на набережной за двухметровыми бетонными заборами длиной до ста метров рядом с центральным особняком строятся маленькие домики, шашлычные, летние беседки, выделены территории для автомобильных парковок — явно запланирована база отдыха. На берегу за сеткой-забором свалены катера и моторные лодки. Предприятия, работающие на загрязненных радиацией территориях, освобождены от всех налогов. Это значит, что в стране действует внутренняя офшорная зона площадью 53 тыс. квадратных километров

Таких домов в небольшом селе, где постоянно проживает 520 человек, уже больше десятка. Во всем остальном это типичный населенный пункт украинского Полесья. Аккуратно побеленные хаты и опустевшие дома с черными окнами чередуются в соотношении один к трем. Сельский продмаг закрыт на неограниченный обеденный перерыв, ржавая автобусная остановка, маленький двухкомнатный фельдшерско-акушерский пункт, клуб и школа на 32 человека. Другой конец села резко контрастирует с набережной водохранилища. В зарослях деревьев и кустарников просматривается почерневший деревянный домик с покосившимися стенами, заколоченными окнами и поросшей мхом крышей. Менее чем в ста метрах от этой «хаты край села» — забор из нескольких рядов колючей проволоки. Здесь начинается Чернобыльская зона отчуждения.

Само Страхолесье украинское законодательство относит к третьей зоне загрязнения — территории добровольного гарантированного отселения. Это значит, что в селе действуют ограничения на ведение сельского хозяйства, новое строительство, создание нового производства, и государство гарантирует всем желающим селянам переселение в другие районы страны с предоставлением жилья и материальной компенсации за оставленное недвижимое имущество… Двадцать лет спустя после аварии на ЧАЭС политика по чернобыльской проблеме не отличается от проводимой в первые годы после катастрофы.

Клик для увеличения

Динамика уровня доз дополнительного (потенциального) облучения, миллизиверт/год

Последняя резолюция Генеральной ассамблеи ООН от 20 ноября провозгласила ближайшие десять лет периодом возрождения загрязненных районов в Белоруссии, России и Украине и тем самым перекрыла канал поступления денег от мировых фондов в чернобыльскую дыру. Отныне ООН как координатор гуманитарной международной помощи переходит от проектов, предусматривающих прямое финансовое донорство, к поддержке национальных программ по экономическому возрождению — создание рабочих мест и бизнес-инвестиции в этих районах. «Идеология резолюции простая — если территория грязная, то нечего на нее тратить деньги, а если она условно чистая и там проживают люди, то создайте для них социально-экономические условия», — заявил «Эксперту» кандидат радиобиологических наук, старший научный сотрудник Чернобыльского центра по проблемам ядерной безопасности и радиоэкологии Андрей Архипов. Принять позицию ООН при разработке новой стратегии решения чернобыльских проблем означает провести радикальный пересмотр действующей нормативной базы в части льгот и денежных выплат, что не совпадает с интересами украинских политиков и многотысячной армии госчиновников. «Вот увидите, какое негодование вызовет новая резолюция ООН среди наших политиков», — сказал один из сотрудников секретариата профильного комитета Верховной Рады.

УССР-2007

Весь комплекс вопросов, связанных с Чернобыльской катастрофой, в Украине регулируют два закона: «О правовом режиме территории, которая подверглась радиоактивному загрязнению вследствие Чернобыльской катастрофы» и «О статусе и социальной защите граждан, пострадавших вследствие Чернобыльской катастрофы». Благодаря тому, что они не менялись с момента их принятия в 1991 году, в стране сохранились особые правиларазвития отдельных районов восьми областей общей площадью 53,5 тыс. квадратных километров. Теми же документами также предусматриваются отличные от остальной части страны социально-экономические условия почти для пяти миллионов украинцев со статусом пострадавших и проживающих на загрязненных территориях. Эти законы во многом просто копировали статьи общесоюзного закона о статусе загрязненных территорий, а в названиях госорганов слова «УССР» потом просто поменяли на «Украина».

Если строго следовать букве закона, то нарушения начинаются с зонирования загрязненных территорий. В связи с закрытостью темы аварии на ЧАЭС (официально эксперты МАГАТЭ были допущены к объекту только в 1990 году), исходных данных о дозе облучения населения не было. Массовое облучение огромного количества людей в малых дозах и перемещение радиоактивного облака по большой территории требовало со временем провести реставрацию индивидуальных доз облучения, но эта работа в Украине так и не была закончена. Как временная мера рассчитывалась потенциально возможная доза облучения (расчетная эффективная эквивалентная доза) на основе плотности загрязнения почвы, из-за чего население и может получать внутреннюю дозу облучения через продукты питания, выращенные на ней (сейчас наиболее значимым радионуклидом по концентрации в почве является цезий-137 (Cs137) с периодом полураспада 30 лет). Деление зон происходит по дозе облучения населения, но за двадцать лет так не создан реестр облученных лиц.

По Закону «О правовом режиме территории, которая подверглась радиоактивному загрязнению вследствие Чернобыльской катастрофы» вся загрязненная радионуклидами территория страны поделена на четыре зоны с особым режимом жизнедеятельности в каждой из них (см. карту). В первых двух зонах, откуда население было эвакуировано в 1986 году, — собственно зоне отчуждения (условно в радиусе 30 километров вокруг ЧАЭС), и второй — зоне безусловного (обязательного) отселения — запрещены постоянное проживание и любая экономическая деятельность. В зоне отчуждения посменно (не более двух недель подряд) работают около трех тысяч человек персонала,которые обслуживают снятую с эксплуатации станцию, разрушенный четвертый реактор, проводят мониторинг плотности загрязнения окружающей среды, следят за лесом. Нарушения начинаются уже здесь, на мертвой территории — после аварии в город Чернобыль и близлежащие села самовольно возвращались люди. Украинское государство оказалось способно лишь зафиксировать наличие самоселов в зоне отчуждения (сейчас их более четырехсот), введя в регламент радиационного дозиметрического контроля и радиоэкологического мониторинга места несанкционированного проживания.

Режим второй зоны сходен с зоной отчуждения, но вся она не отселена. В Житомирской области на границе с зоной отчуждения по сей день проживают десять тысяч человек. В третьей зоне гарантированного добровольного отселения хозяйственная деятельность ограничена, но возможно проживание. В четвертой зоне усиленного радиологического контроля закон о режиме территорий не предусматривает ограничений на проживание и хозяйствование, но обязывает государство проводить строгий радиологический контроль, предоставлять полный набор льгот (от уменьшения на пять лет рабочего стажа для выхода на пенсию, санаторно-курортного лечения детей до бесплатного проезда).

Вся политика в этой сфере направлена на поддержание хорошо налаженной за послеаварийный период мощной коррупционной машины. Ее обслуживают огромное количество функционеров (от народных депутатов и руководителей государственных научных учреждений до главврачей районных больниц).

Загрязненный оффшор

Третья и четвертая зоны сейчас ведут полноценную экономическую деятельность при полном отсутствии мер радиационной защиты, информирования населения о радиоэкологической ситуации и отсутствии не только радиологического, но и любого другого контроля со стороны государства. Ни фискальные, ни контрольно-ревизионные органы не вмешиваются в деятельность экономических субъектов на этих территориях. И все это в рамках закона — статья седьмая закона о правовом режиме территорий освобождает предприятия, работающие на загрязненных территориях, от всех действующих в стране налоговых выплат — начиная от НДС, направляемого в госбюджет, и заканчивая арендной платой за землю, перечисляемой в местные бюджеты. Это значит, что в стране действует внутренняя офшорная зона площадью 53 тыс. квадратных километров. Ограничения по видам экономической деятельности в том же законе о режиме территорий, например, запрет на экологически вредное производство или открытие новых производств бизнесмены обходят с легкостью. Бизнес просто запускается на базе старых мощностей, которые опустели после аварии на ЧАЭС. По такой схеме в поселках и маленьких городах Иванковского района Киевской области сейчас работают все предприятия. Более того, производство работает в регионе, не отнесенном к загрязненной территории, но фирмы регистрируются в третьей и четвертой зонах и работают как офшорные компании.

Клик для увеличения

Зоны радиоактивного загрязнения

Благодаря отмене в середине 90-х таможенной пошлины значительная часть экспортно-импортных операций проходила через фирмы, зарегистрированные в третьей и четвертой зонах, и физлиц со статусом пострадавших. В страну через чернобыльские дыры ввозили автомобили, бензин, алкогольные напитки и драгоценности. За рубеж шло сырье и стройматериалы из инфраструктуры опустошенных населенных пунктов. Бывшие атомщики определяли чистые места на загрязненных территориях (характер загрязнения радионуклидами не сплошной, а спорадический), и разбирали там инфраструктурные объекты, скажем, газовые и канализационные трубы. У немцев этот товар проходил дозиметрический контроль. Крупные промышленные предприятия предлагали «чернобыльцам» продукцию по заниженной цене, а те, в свою очередь, перепродавали ее по рыночной и не платили никаких налогов. Так через чернобыльские офшоры выводилась прибыль огромного числа предприятий. В отчете Минфина, представленного весной 2005 года, говорилось, что из-за налоговых льгот предприятиям на загрязненных территориях госбюджет потерял почти 35 млрд гривен. В марте 2005-го правительство Юлии Тимошенко эти льготы отменило. С приходом правительства Виктора Януковича эти схемы возобновились: бизнесмены как лица, до 1993 года проработавшие два года в третьей зоне и три — в четвертой (эти положения есть в законе о социальной защите пострадавшего населения), стали доказывали свои права на налоговые преференции.

Выше дозы — больше льготы

«Положения о льготах и денежных компенсациях закладывались в украинское законодательство из расчета на общесоюзный бюджет. Тогдашний председатель Верховного Совета УССР Леонид Кравчук так и заявил союзному руководству, мол, не дадите денег — не перечислим налоги на эту сумму», — рассказал «Эксперту» источник в Министерстве чрезвычайных ситуаций. Госбюджету независимой Украины профинансировать в полном объеме заложенные в законодательстве льготы и компенсации не под силу. До начала 2000-х годов государство через специально созданный Чернобыльский фонд финансировало большую часть своих обязательств. Но из-за инфляциивыплаты по некоторым статьям упали до смешных размеров: 1,60 гривни в четвертой зоне и 2,10 гривни в третьей раз в месяц выделяются взрослым людям на чистые продукты, тогда как в госбюджете под это забиваются миллиарды гривен. После того как наша страна согласилась закрыть ЧАЭС, вклад международных доноров в фонд резко сократился. В 2002-м деньги на социальную защиту чернобыльцев были переданы от МЧС местным органам власти. Это резко ухудшило положение пострадавших, зато расширило круг кормящихся за счет социальных пособий. Депутаты местных советов и чиновники госадминистраций получили возможность использовать эти деньги по своему усмотрению. Возрождение зоны идет своим ходом. Некоторые семьи в третьей зоне зарабатывают по 180 тыс. гривен в год на экспорте черники в Польшу. Оснований для претензий к ягодам по стандартам Евросоюза нет

При этом информацию о чернобыльцах МЧС местным чиновникам не передало, а необходимые подзаконные нормативные акты так и не были приняты. Отсутствие реестра пострадавших и ликвидаторов с индивидуальными дозами облучения затрудняет подсчет бюджетных средств, которые необходимо выделить на льготы. По данным Счетной палаты, государство оплачивает льготы для полумиллиона человек, которые не имеют отношения ни к загрязненным территориям, ни тем более к ликвидации последствий аварии.

В результате государство фактически перестало предоставлять льготы товарами и услугами: чистые продукты для детей, бесплатный проезд, дорогостоящие медицинские препараты, курортные путевки. Чернобыльцы от такой опеки государства, которая лишила их значительных денежных компенсаций и преимуществ перед остальными гражданами в получении социальных благ в медицине и образовании, не стали мириться с такой ситуацией. В результате судебные иски против государства приобрели массовый характер.

Вынужденные непереселенцы из третьей зоны добровольного гарантированного отселения в Житомирской области и 39 населенных пунктов из второй зоны безусловного отселения действуют еще изощреннее. Поскольку у них есть право на жилье на чистых территориях, а также на средства для его приобретение и компенсацию за оставленное имущество, зачастую селяне передают свои хаты и земельные участки на баланс сельсовета, прописываются на большой земле у родственников, получают деньги и спокойно продолжают жить в зоне. По данным Счетной палаты, таких льготников около 15 тыс. человек, и бюджету они обходятся в 600 млн гривен. Попытаться изменить ситуацию, значит, заняться тотальным пересмотром законодательства, которое не отвечает ни объективной ситуации, ни международным нормам.

Клик для увеличения

Число проживающих на загрязненных территориях (по состоянию на январь 2005 года)

«У шведов порог годовой дозы облучения — восемь миллизивертов (мЗв). У нас территории с дозой облучения свыше пяти миллизивертов в год относят ко второй зоне безусловного отселения. По украинскому законодательству, всю Швецию пришлось бы выселить», — говорит Андрей Архипов. У нас доза свыше 0,5 мЗв — уже превышение нормы, и четвертая зона сформирована по этому критерию, тогда как Международный комитет по радиационной защите считает превышением нормы дозу свыше 1 мЗв в год. Дело в том, что такие дозовые минимумы и деление загрязненных территорий были приняты еще Кабинетом министров Украины на основе проекта закона СССР о режиме территорий для всех трех наиболее пострадавших республик — Украины, Белоруссии и России. В двух последних дозовые пороги были пересмотрены в сторону увеличения (в Белоруссии жители ведут хозяйственную деятельность на территориях с плотностью загрязнения почвы до 40 кюри на квадратный километр, тогда как в Украине эта планка составляет до 15 кюри). Это позволило белорусам начать выращивать на этих территориях картофель, для чего государство финансирует программу комплексного удобрения загрязненных почв специальным составом, который минимизирует попадание в растения радионуклидов. В России государство ввело систему одноразовых денежных выплат в обмен на отказ от регулярных компенсаций и льгот. В обеих странах государственный подход к социально-экономическим последствиям Чернобыльской катастрофы пусть и с отличием в методике (в одном случае государство решает, кому и чем заниматься, в другом — создает условия для самостоятельной экономической деятельности), направлен на восстановление жизнедеятельности загрязненных территорий и уход от всеобъемлющей социальной поддержки пострадавших граждан.

Украина в этом отношении являет пример дремучего социализма. Причем этой темой активно спекулируют для получения прямой материальной выгоды. Доказательством тому служит постановление Кабинета министров № 106 от 23 июля 1991 года, определяющее перечень населенных пунктов по зонам загрязнения. Этот документ стал настоящей священной коровой: ни одно из многочисленных правительств независимой Украины даже не пыталось внести в него серьезные изменения.

Законы государства против законов природы

Главным условиемсохранения чернобыльской дыры в нашей стране остается отсутствие информации о реальной радиологической ситуации. «Пробы молока и почвы у нас берут регулярно, но данные нам не предоставляют, — рассказывает секретарь Страхолесского сельсовета. — Наверное, их направляют в Киев или районный центр Иванков. Люди, конечно, интересуются, но им говорят, что все в пределах нормы. А какова эта норма, толком никто и не знает.» Никто из проживающих на загрязненных территориях, будь то простой крестьянин или председатель сельсовета, не сумел назвать нам ни дозы облучения, ни уровня загрязнения почвы, продуктов питания и воды. Фрагментарный характер загрязнения чернобыльскими радионуклидами (по словам дозиметристов, на одном квадратном метре можно обнаружить и абсолютно чистые участки, и места с превышением нормы в несколько раз) позволяет манипулировать данными о радиационной обстановке в населенных пунктах. Из-за социальных и налоговых льгот выгодно поощрять радиофобию среди населения.

Вместо этого необходимо активно информировать население о реальном положении дел, а также внедрять давно разработанные методики блокирования миграции радионуклидов с одних участков на другие. После составления детальной карты загрязнения третью и четвертую зону нужно вообще отменить, достаточно лишь обозначить пятна высокой концентрации радионуклидов в почве. По последним данным дозиметрической паспортизации населенных пунктов четвертой зоны, из 1333 сел, поселков и городков в 1149 из них среднегодовая доза облучения ниже установленной. Вслед за отменой зон уйдут и налоговые льготы, а сэкономленные деньги можно направить на развитие инфраструктуры пострадавших районов, выдачу подъемных, целевую закупку лекарств и оплату лечения. У ПРООН уже есть трехлетний опыт финансирования кустарных производств в третьей зоне, которые превращают иждивенцев в нормальных граждан. «Механическое изменение статуса пострадавших районов без инвестиций в социально-экономические программы спровоцирует недовольство жителей. Достаточно провести газ и водопровод во многие населенные пункты, и люди ощутят выгоды жизни в нормальных условиях. Эти процессы должны идти параллельно», — считает заведующий секретариатом комитета Верховной Рады по вопросам ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы Михаил Борисюк.

Тем временем возрождение зоны идет своим ходом. Некоторые семьи в третьей зоне ежегодно зарабатывают по 180 тыс. гривен на экспорте черники в Польшу. Оснований для претензий к ягодам по стандартам Евросоюза нет. Пока ученые обсуждают, приживется ли в Полесье рапс, предприниматели активно арендуют землю у местных жителей под его посевы. К этому их подтолкнул успешный опыт мелкого сельхозпредприятия «БерезкаАгро», которое только год попробовало выращивать рапс в селе Ковалевка Иванковского района. «Проблем со сбытом урожая в Украине нет: КамАЗы забирали зерно прямо с поля. Цены на семена этой культуры за год выросли почти вдвое», — рассказывает руководитель агрофирмы «БерезкаАгро» Юрий Качан.

«Радиоэкологи утверждают, что выращивать технические культуры можно даже в зоне отчуждения. При переработке того же рапса на техническое масло или топинамбура на технический спирт содержание радионуклидов падает в двести раз», — сообщил Андрей Архипов. Последствия Чернобыльской катастрофы — уже не столько вопрос науки, сколько проблема отсутствия в нашей стране ответственной политики. Правительство Белоруссии, где больше всего площадей с высоким уровнем загрязнения, недавно заявило, что с декабря следующего года все загрязненные территории возвращаются к нормальной жизни.

Авторы: Ирина Гасанова, Игорь Лавриненко, журнал «Эксперт»

Читайте также: