Ноу-хау от взяток

Великобритания может стать страной с самым жестким в Европе антикоррупционным законодательством. Так называемый Билль о взятках (Bribery Bill) с легкой руки королевы Елизаветы II прошел третье чтение в верхней палате британского парламента, и ожидается, что к маю он будет одобрен нижней палатой. Над многими британцами закон может нависнуть дамокловым мечом, юридическим лицам также стоит задуматься. 

Прежде всего, о корпоративной этике и моральной устойчивости топ-менеджмента. В этом и заключается глубокая инновационность проекта.

Рано или поздно это должно было случиться

Необходимость в реформировании британского антикоррупционного законодательства назрела давно. В настоящем виде законодательство очень размытое и путанное, по вопросам регулирования существует масса противоречий между общим и статутным правом. Действующие законы были приняты еще в конце XIX — начале XX века, когда все было совсем иначе.

Мировое сообщество и международные организации усиленно критиковали Лондон за несовершенство антикоррупционных норм. Так, Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) охарактеризовала изъяны британского права как «разочаровывающие вызывающие серьезную обеспокоенность». И для беспокойства действительно есть основания, поскольку Великобритания фактически не довела до конца ни одного крупного коррупционного дела.

Оборонное предприятие BAE Systems вышло сухим из воды

В 2007 году настоящий скандал разгорелся вокруг крупнейшего в Европе оборонного предприятия BAE Systems. В результате многолетней работы британское ведомство по расследованию финансовых махинаций (SFO) выдвинуло в адрес предприятия претензии. BAE Systems подозревалась в даче взяток высокопоставленным лицам для получения многомиллиардных контрактов.

SFO обратило, в частности, внимание на сотрудничество BAE Systems с правительством Саудовской Аравии, в рамках которого был подписан контракт на поставку английских истребителей и их обслуживание. Было установлено, что за 22 года принц Бандар бин-Султан — глава службы национальной безопасности Саудовской Аравии, в прошлом посол в Вашингтоне, «заработал» примерно два миллиарда долларов.

В материалах следствия упоминались другие интересные эпизоды, фигурировали первые лица британской монархии и министры в общей сложности трех британских правительств. Тем не менее, до суда дело так и не дошло. По указанию теперь уже бывшего генерального прокурора Великобритании лорда Голдсмита дело было закрыто. Под тем предлогом, что дальнейшее расследование может стать серьезной угрозой национальной безопасности страны. Прокурора поддержал и тогдашний премьер-министр Тони Блэр.

Лишь недавно в BAE Systems признали наличие проблем с высокой нравственностью и моралью. Однако никто, по сути, не пострадал, не был привлечен к ответственности, а сама BAE Systems сохранила право участвовать в тендерах при размещении госзаказов.

Ситуация вокруг оборонного предприятия, штаб-квартира которого располагается в Англии, показала, что основная проблема антикоррупционного законодательства страны заключается в отсутствии реальной ответственности за подкуп иностранных чиновников.

Лондон не выполняет свои международные обязательства

Великобритания является участником Международной конвенции о борьбе с коррупцией. Согласно первой статье международного договора его участники обязуются ввести уголовную ответственность для любого лица, в целях поддержки бизнеса прямо или косвенно предлагающего вознаграждение иностранному должностному лицу. Однако до сих пор, несмотря на многочисленные заявления политиков, Лондон так и не выполнил взятых на себя обязательств.

Британское законодательство меняется. Четыре жестких правила

Лишь благодаря активности все той же ОЭСР и ООН наметился некоторый прогресс. Британское антикоррупционное законодательство реформировалось на протяжении 11 лет, и находящийся на рассмотрении в парламенте проект призван, наконец, привести его в соответствие с международными нормами.

Согласно Биллю под взяткой понимается любая финансовая или другая выгода, предоставление или получение которой связано с «ненадлежащим исполнением» должностных функций. Причем речь идет не только о прямых платежах, но и подарках. В этом английское законодательство солидарно с российским, где взяточничество также не ограничивается лишь случаями передачи денег. Под выгодой понимаются и дорогие подарки, и доля в компании, и предоставление услуг. Причем как непосредственно взяткополучателю, так и его родственникам и близким.

Кардинальное же отличие британского уголовного права от российского заключается в том, что наказания за коррупционные правонарушения предусматриваются как для частных лиц, так и коммерческих организаций. Российское уголовное право, как известно, не предусматривает возможность привлечения к ответственности юридического лица.

Отвечать британцам придется по четырем пунктам.

1. Обещание или предложение взятки. Это так называемое «активное взяточничество», характеризует поведение взяткодателя. Следствие должно доказать, что взяткодатель предлагал или обещал предоставить получателю вознаграждение, побуждая его совершить некие действия. Причем для квалификации правонарушения не имеет значения, является ли лицо, которому предложено вознаграждение, тем же лицом, которого побуждают к совершению ненадлежащих действий.

2. Требование, согласие получить или принять взятку — «пассивное взяточничество». Здесь все зависит от поведения взяткополучателя.

3. Подкуп иностранного должностного лица (преступление FPO). Под должностным лицом понимается официальное лицо, которое выполняет публичные функции государства.

В ходе расследования преступлений, связанных с подкупом иностранного должностного лица, обвинению предстоит доказать, что должностное лицо исполнило свои обязанности «ненадлежащим образом». Это значит, что его действия привели к нарушению принципов добросовестности, беспристрастности или что они шли вразрез с его должностными обязанностями. Показателем ожидаемого от чиновника поведения является «тест того, что благоразумный человек ожидал бы». В связи с этим для британских юристов пока остается открытым вопрос, как определить, было ли поведение должностного лица иностранного государства неправомерным, кто будет определять являются ли платежи ненадлежащими в иностранной юрисдикции?

4. Новое корпоративное преступление — попустительство взяточничеству. Коммерческая организация может быть признана виновной в совершении этого преступления, если: а) взятка была дана лицом по поручению другого лица и в интересах бизнеса последнего и б) лицо или лица, которые ответственны в организации за борьбу со взяточничеством, пренебрегли своими обязанностями.

В качестве наказания за это преступление предусмотрен штраф. В ходе следствия, организация, которую обвиняют в попустительстве взяточничеству, должна доказать, что принимала адекватные меры для предотвращения взяточничества среди своих сотрудников.

Как определить степень вины компании?

По логике, заложенной в Билле, следить за порядком и уровнем коррупции в компаниях должны ее специалисты, либо непосредственно руководство компании. С них-то в случае чего и будут спрашивать. Причем следствию необходимо будет установить, что ответственным лицом был совершен «неосмотрительный поступок». Как при этом суды будут решать, был ли «поступок» неосмотрительным, а поведение компании в целом адекватным, пока остается загадкой. Ожидается, что правительство, прежде чем закон приобретет юридическую силу, разъяснит этот далеко не праздный вопрос.

Пока же лорд Танниклифф указывает на полномочия совета директоров компании, который должен отвечать за взяточничество и определять, кто будет крайним.

Бизнес и военные — случай особый

Представителей разведывательных служб и вооруженных сил в ходе рассмотрения Билля в парламенте больше всего волновала проблема публичности и огласки. В итоге они добились внесения поправки, которая предусматривает их защиту при огласке действий, в которых могут быть признаки взяточничества.

Что касается бизнесменов, то они предпочитают перестраховаться. Так, особое внимание было обращено на девятый пункт закона, в котором идет речь об «адекватных процедурах», которые фирмы обязаны соблюдать, чтобы защититься от обвинений в коррупции. Представители бизнеса добиваются от правительства издания руководства, в котором были бы четко прописаны все правила. Предприниматели опасаются, что борьба с коррупцией выльется в ограничение их конкурентоспособности.

В ответ на это требование лорд Танниклифф поделился своим видением того, каким же будет руководство. По его словам, оно будет регулировать, прежде всего, то, что обычно называется корпоративным гостеприимством. Такое радушие нередко заканчивается подкупом иностранного должностного лица.

Представители бизнеса с этим не спорят, но обращают внимание на то, что под преступление FPO технически можно подвести любую форму корпоративного гостеприимства, и настаивают на четкости в этом вопросе.

Лондон выступает за экстратерриториальную юрисдикцию

Билль предусматривает широкую экстратерриториальную юрисдикцию. Это значит, что за границей уличенных в коррупции ждут те же санкции, что и подданных королевства и британские компании. То есть уголовное право в области коррупции будет в равной степени распространяться и на «обычных резидентов Великобритании».

Соответственно, Билль «ударит» и по компаниям, которые ведут международный бизнес. Им волей-неволей придется пересмотреть корпоративную этику, доработать внутренние правила по предотвращению взяточничества. Возможно, задуматься о проведении специальных тренингов для персонала.

Ознакомиться с текстом Билля о взятках (на англ. яз.) можно здесь.

Ростислав Буряк, Право 

Читайте также: