Аферы пирамидального типа. 300 лет назад «пирамиды» создавались на благо государства

Автор идеи заработать в короткие сроки много денег, не прилагая при этом никаких усилий, неизвестен. Но финансовые «пирамиды», обещающие огромные дивиденды с небольших вкладов, пользовались популярностью в прошлом, пользуются ею и сейчас. Все подобные схемы — от Компании южных морей до инвестиционного предприятия Бернарда Мэдоффа — работали по одному и тому же принципу: широкий круг клиентов передает деньги в руки небольшой группы, создавшей эту «пирамиду».

Умение вовремя отойти в сторону

Первые финансовые пирамиды известны с начала XVIII века, причем создавались они не с какими-нибудь мошенническими целями, а на благо государства.

Компания южных морей появилась в Британии в 1711 году. И основал ее лидер тори, правящей партии, Роберт Харли, вошедший в историю как граф Оксфорд. Он родился в 1661 году в семье крупного землевладельца и влиятельного политика сэра Эдварда Харли.

Деньги родителей помогли Роберту получить отличное образование в частной школе в Шилтоне, графство Оксфордшир. В 1689 году Р.Харли избрали в нижнюю палату парламента, где он по семейной традиции примкнул к вигам, а потом перешел в лагерь тори: Роберт был недоволен внешней политикой короля Вильгельма III, в воцарении которого активно участвовали Харли.

Спустя несколько лет Роберту удалось стать во главе парламента. Благодаря незаурядному интеллекту и изворотливости Р.Харли в 1710 году получил под контроль все финансы страны, заняв пост канцлера казначейства. А в мае следующего года ему пожаловали титул графа Оксфорда, назначив на одну из высших государственных должностей — лорд-казначея, как именовались тогда премьер-министры.

В то время огромный интерес стала вызывать Южная Америка с ее несметными сокровищами. Созданная Р.Харли торговая Компания южных морей должна была стать проводником британского влияния на континенте, где хозяйничала Испания. По крайней мере так все выглядело со стороны.

В действительности же Р.Харли, заведовавший казначейством, стремился найти способ быстро выплатить государственный долг, который в те годы достиг колоссальной суммы — 30 млн фунтов стерлингов — и продолжал расти. Банк он, по закону, организовать не мог, поэтому пришлось создать торговое предприятие. Нельзя сказать, что оно не выполняло никаких торговых функций: Компания южных морей успешно переправляла в Южную Америку рабов, купленных в Западной Африке. Но ее основная деятельность все же заключалась в продаже акций населению в счет погашения государственного долга (в качестве платы за ценные бумаги принимались правительственные облигации). Компания обещала выплаты гораздо более высокие, чем приносили облигации, а поскольку за ней стоял лорд-казначей, все легко этому поверили.

За первые годы деятельности удалось аккумулировать облигации на сумму более 10 млн фунтов стерлингов, по которым правительство платило гораздо меньше, чем собственникам облигаций. Такое положение дел всех устраивало: государство выплачивало долг с низкими процентами, правление Компании южных морей получало стабильный и немалый доход, а англичане продолжали верить, что акции со временем принесут им гораздо большую прибыль, чем облигации.

Однако погашение государственного долга происходило все же гораздо медленнее, чем его увеличение. К 1719 году он достиг астрономической суммы — 50 млн фунтов стерлингов. Нужны были срочные меры для его сокращения. Компания заявила о намерении выкупить у населения облигации на сумму более 30 млн фунтов стерлингов.

В 1720 году в британский парламент был внесен билль о расширении сферы деятельности Компании южных морей, который предоставлял ей исключительные права на торговлю с испанскими колониями в Америке. Параллельно в обществе начали распространять слухи о скором соглашении с Испанией, которое откроет доступ к золотым ресурсам Южной Америки. Правление компании вновь пообещало своим акционерам огромные дивиденды, и в результате стоимость акций выросла с номинальных 100 до 130 фунтов стерлингов еще до голосования по биллю.

Эмиссии ценных бумаг компании проводились несколько раз: сначала акции продавались по 300 фунтов стерлингов, затем — по 400. Всего за несколько дней были собраны миллионы. На рынке ценных бумаг началось безумие: акции росли в цене каждый день, их владельцы становились все богаче, подталкивая к покупке ценных бумаг своих друзей и соседей. В итоге к середине 1720 года за каждую акцию Компании южных морей платили в 10 раз больше ее номинальной стоимости. В итоге более 80% облигаций оказалось в руках торгового предприятия.

На пике роста курса ценных бумаг стали появляться слухи, что руководство компании избавляется от своих долей: якобы дела у предприятия идут неважно. Цена акций упала до 900 фунтов стерлингов. Попытки членов правления заявить об успехах компании вызвали еще большие подозрения и обрушили стоимость ценных бумаг до 400 фунтов. Вмешательство короля и Банка Англии не помогло собрать достаточных средств для спасения компании. Стоимость акций упала до еще не забытых 130 фунтов стерлингов, в результате десятки тысяч людей разорились.

Проблема госдолга была решена. Но из-за массового недовольства обманутых вкладчиков, в числе которых оказались и члены парламента, началось расследование. По решению Палаты общин создали специальный комитет для изучения операций этой финансовой пирамиды. В итоге почти все члены правления Компании южных морей оказались за решеткой.

Граф Оксфорд благополучно избежал всех напастей. Когда разразился скандал с акциями, он уже не принимал деятельного участия в судьбе компании: после того как в 1714 году престол перешел к Георгу I, Р.Харли отошел от государственных дел и переехал в свое поместье в Херефордшире. Новая власть не благоволила ему, и вскоре против графа выдвинули обвинения в государственных преступлениях, не связанных с Компанией южных морей, признали виновным и посадили на 2 года в Тауэр. Умер Р.Харли в 1724 году.

Умение затягивать с получением наследства

В основе любой финансовой пирамиды должна лежать легенда о том, как именно гарантируются высокие доходы вкладчиков. Настоящим мастером была одна хитроумная француженка, сумевшая обвести вокруг пальца и простого торговца, и президента.

Тереза Эмбер (при рождении Дориньяк) появилась на свет в 1856 году в деревне Оссон на юге Франции в благополучной семье. Когда Терезе было 14 лет, ее мать умерла, оставив семью почти без средств к существованию. Поняв, что рассчитывать на отца не приходится, девушка начала вовсю пользоваться собственным природным обаянием и развитым воображением, чтобы убеждать продавцов в различных магазинах предоставлять ей кредит на покупки. Она заставляла их поверить, что вскоре ей в наследство перейдет расположенный на границе с Испанией замок Маркот или что она помолвлена с сыном торгового магната из Бордо: ей с легкостью удавалось выдавать ложь за правду.

Но спустя три года терпению купцов, так и не увидевших своих денег, пришел конец. Они объединились и раскрыли обман, лишив семью Терезы всего — даже поместья. Аферистке пришлось переехать с отцом в Тулузу, чтобы попытаться найти там работу.

Но вместо заработка Тереза нашла мужа. Дело в том, что ее тетя Мари Тенье была замужем за Густавом Эмбером, профессором права в Тулузском университете. Он был увлечен политикой и сделал отличную карьеру, став министром юстиции. На Терезе женился его сын Фредерик. Свадьба получилась роскошной: одно платье невесты стоило 5 тыс. франков (на эти деньги можно было снимать квартиру в Париже целый год). По традиции затраты на церемонию брала на себя семья невесты, и Терезе вновь удалось получить несколько кредитов, большая часть которых так и не была выплачена.

С помощью своего могущественного свекра она смогла получить несколько ипотечных кредитов на сотни тысяч франков, закладывая имущество во Франции и за рубежом, которое никогда ей не принадлежало, — например, уже упоминавшийся замок Маркот. В короткие сроки, выкупая и перезакладывая имения, Эмберы превратились в очень крупных собственников, владевших апартаментами в Париже и замком с озером недалеко от столицы.

Муж Терезы шел по стопам своего отца — он стал депутатом французского парламента. Со временем семья приобрела четырехэтажный особняк на авеню де ла Гранд Арме, одной из самых престижных улиц Парижа. У них на приемах бывали не только богатые буржуа, но и самые влиятельные политики Франции, а также деятели искусства: Эмиль Золя, Марсель Пруст и Сара Бернар.

Для Терезы обаять новых знакомых и заручиться их доверием было не сложнее, чем провести сельских торговцев. Она опять придумала сказку — о том, как в 1879 году, оказавшись в одном вагоне поезда с американским миллионером Робертом Кроуфордом, она спасла ему жизнь, не дав умереть от сердечного приступа. В благодарность он якобы завещал ей все свое состояние — 100 млн франков (€300 млн по современному курсу). Но она не могла получить наследство до тех пор, пока ее младшая сестра (которая тоже была в поезде) не достигнет 21-летнего возраста и не выйдет замуж за одного из сыновей Р.Кроуфорда. В эту историю, ставшую залогом хорошей репутации Терезы, поверили многие ее богатые друзья, которые охотно помогали аферистке собрать якобы требуемые согласно последней воле покойного 6 млн франков приданого для сестры. Ей все верили на слово, не сомневаясь, что завещание действительно лежит в ее сейфе.

Однако собранных миллионов Терезе оказалось недостаточно, и в 1893 году она решила создать банк Rente Viagere. Он обещал клиентам одни из самых высоких процентов по вкладам, и вскоре к Большой Терезе, как ее стали называть, понесли свои деньги как мелкие инвесторы, так и настоящие магнаты. Ни у кого не появлялось и тени сомнения в том, что предприятие светской львицы, которая вскоре должна получить огромное по тем временам наследство, выплатит положенное в срок.

Но на деле банк Т.Эмбер никуда не вкладывал средства, он просто их накапливал и иногда раздавал в виде дивидендов. Когда один из управляющих Банка Франции Жюль Биза спросил у Терезы, как она распоряжается инвестициями, она ответила, что покупает на них правительственные облигации. Но Ж.Биза, проверив это, убедился, что Тереза лжет. Он доложил о своих подозрениях премьер-министру Франции Пьеру Вальден-Руссо. Банк Rente Viagere к тому моменту стал одним из крупнейших финансовых учреждений страны, и премьер-министр побоялся лично обвинять его владельцев в мошенничестве, чтобы не оказаться замешанным в скандале. Он решил действовать через прессу, поручив газете Matin провести расследование операций банка.

Довольно быстро выяснилось, что на счетах финучреждения скопилось столько денег, что для выплаты процентов по ним не хватит даже огромного состояния Эмбер, получение которого она к тому же оттягивала. Ей это удавалось при помощи бесконечных судебных тяжб относительно наследования, которые она вела с представителями несуществующих сыновей Р.Кроуфорда. На протяжении почти 20 лет Тереза различными способами «перетаскивала» дело из одного суда в другой. Но с появлением разоблачительных материалов в Matin суд потребовал от нее 8 мая 1902 года продемонстрировать содержимое сейфа и завещание.

За день до назначенного события Тереза бежала с семьей из Парижа. Сейф вскрыли, и глазам изумленной публики предстало его содержимое: итальянская монета, старая газета и пуговица. Новость молниеносно разнеслась по всей Франции, но сразу отыскать Терезу не удалось. Только спустя несколько месяцев ее обнаружили в Мадриде. На суде выяснилось, что задолженность ее банка намного превысила 100 млн франков. Тысячи людей потеряли почти все свои накопления. Приговор, впрочем, оказался не так уж суров — 5 лет тюрьмы. Выйдя на свободу, Тереза эмигрировала в США, где умерла в 1918 году в Чикаго.

Умение быть мошенником до конца

Хотя финансовые пирамиды появились задолго до начала XX века, в англоязычных странах их называют «схемами Понци» — в честь Чарльза Понци, иммигрировавшего в США итальянца, который придумал, как делать деньги из воздуха. Он родился в 1882 году в городке Луго на севере Италии. Сам Чарльз позже говорил, что его вполне обеспеченная семья жила в Парме. В юности он немного поработал на почте, а затем отправился в Рим, чтобы там продолжить образование.

Ч.Понци удалось поступить в Римский университет, однако учеба не очень увлекала его: он предпочитал проводить время, развлекаясь с друзьями. «В те годы я был транжирой, — как-то признался Чарльз в интервью газете The New York Times, — то есть я вступил в тот опасный период жизни молодого человека, когда трата денег кажется самым привлекательным занятием в мире».

Вскоре деньги у Ч.Понци закончились, и он решил отправиться в страну миллионеров — Соединенные Штаты. Ему был 21 год, когда он сошел в Бостоне с трапа парохода «Ванкувер» без гроша в кармане: все свои средства Ч.Понци проиграл во время путешествия какому-то карточному шулеру. Но Чарльз не терял надежды заработать: «В США я приехал с $2,5, но в мечтах у меня уже был $1 млн, и эти мечты никогда не оставляли меня».

Несколько лет молодой человек перебивался случайными заработками: мыл посуду в Нью-Йорке, красил дорожные знаки во Флориде. Затем он все же нашел работу рядом с деньгами — там, где чувствовал себя наиболее комфортно. В 1907 году Чарльз переехал в Монреаль и занял там должность ассистента кассира в Banco Zarossi — финучреждении, созданном Луиджи Заросси для обслуживания итальянских иммигрантов.

Однако вскоре банк прогорел, поскольку Л.Заросси выплачивал своим клиентам довольно высокие по тем временам дивиденды (6%) из средств новых вкладчиков. Когда этих денег перестало хватать, он бежал с остатками банковских накоплений в Мексику. Ч.Понци опять остался без средств. Желание вернуться в США заставило его подделать банковский чек на несколько сотен долларов, за что его и отправили в тюрьму на 3 года. После выхода на свободу Чарльз ввязался в переправку нелегальных итальянских иммигрантов в США и снова оказался за решеткой.

Наконец ему удалось вернуться в Бостон, где в 1918 году он женился. А год спустя на благо молодой семьи начал колоссальные махинации. В 1919 году Ч.Понци получил письмо из Испании с приложенным к нему почтовым купоном, который он мог обменять на марки в США, чтобы отправить ответ. Он заметил, что в Европе эти купоны стоят гораздо дешевле, чем те американские марки, на которые их можно обменять. Он начал просить своих родственников в Италии присылать ему купоны, посчитав, что прибыль от обмена и последующей перепродажи марок составит 400%. В этом он смог убедить и нескольких друзей, пообещав им 50% дохода с вложений в его дело за 45 дней.

Вскоре он основал Securities Exchange Company для управления вкладами и начал активную рекламную кампанию в прессе. Газета Boston Traveler, к примеру, напечатала статью под большим заголовком «Мы гарантируем вам 50% прибыли за 45 дней», набранным прописными буквами. В ней газета цитировала слова одного почтового инспектора: «Мы не выяснили, как им удается добиваться таких прибылей, но они, кажется, уверены в своих способностях».

До определенного момента деятельность предприятия Ч.Понци не вызывала ни у кого подозрений. Тысячи людей выстраивались в очередь, чтобы приобрести купоны Securities Exchange Company, некоторые закладывали дома и продавали имущество с целью вложить побольше средств в дело, сулившее огромный доход.

26 июля 1920 года газета The New York Times напечатала материал о том, как Ч.Понци по просьбе местного прокурора отказался от дальнейшего приема средств до проведения аудиторской проверки. «Несколько сотен людей сегодня не смогли отдать свои деньги Чарльзу Понци», — писала газета, добавляя, что о закрытии предприятия речь не идет. В статье указывалось, что прибыль компании составила $8,5 млн (более $90 млн по курсу 2008 года) всего за несколько месяцев и за все это время ни одному из его клиентов не было отказано в выплате дивидендов.

Тем временем сам Ч.Понци жил в роскоши: он покупал дорогие автомобили, построил в штате Массачусетс особняк, в котором были кондиционеры и подогреваемый бассейн, а также купил для своей матери билет первого класса на трансатлантический лайнер, чтобы она могла с комфортом переехать из Италии в Соединенные Штаты. Сумев из чернорабочих подняться до вершин багатства, он стал воплощением американской мечты.

Однако несмотря на то, что аудиторская проверка документов компании не выявила никаких нарушений, правда о деятельности Ч.Понци стала понемногу раскрываться. Крах компании начался с того, что пресс-секретарь Вильям Макмастерс решил за $5000 продать в газету Boston Post статью о махинациях своего шефа, в которой пояснил, что долг предприятия составляет, как минимум $2 млн.

Клиенты ринулись забирать свои деньги. Проверке сразу же подверглись все банковские счета предприятия — выяснилось, что задолженность по ним составит $7 млн, если все инвесторы решат вернуть свои деньги. Впоследствии стало ясно, что никакие почтовые купоны Ч.Понци не покупал. Он вообще никуда не вкладывал деньги — аудиторам оставалось гадать, куда могли пропасть те миллионы, которые прошли через его предприятие.

После того как Ч.Понци провел в американской тюрьме 5 лет по обвинению в мошенничестве, он попробовал провернуть еще одну похожую аферу: на этот раз с продажей «прибыльных» земельных участков, которые на самом деле оказались болотом. Но дело быстро раскрыли и приговорили Ч.Понци к 1 году тюрьмы. Срок этот, правда, был увеличен на 7 лет после того, как Чарльз совершил неудачную попытку побега.

В 1934 году Ч.Понци депортировали в Италию, где он некоторое время работал переводчиком. Затем двоюродный брат, полковник ВВС Аттилио Бизео, который в то время был личным пилотом Бенито Муссолини, помог Чарльзу получить должность в казначействе, убедив дуче, что Ч.Понци — банкир международного уровня. Позже Чарльза назначили главой отделения итальянской национальной авиакомпании LATI Airlines в Рио-де-Жанейро. Но вскоре он попался на взятках, которые брал у контрабандистов, и был уволен. Вновь вернувшись к переводческой деятельности, он с трудом сводил концы с концами и умер в 1949 году в больнице для нищих.

Умение создавать безупречную репутацию

Несмотря на то что в течение XX века почти все развитые страны приняли законы для борьбы со «схемами Понци», дело это процветает. Пример Бернарда Мэдоффа, которого называют создателем крупнейшей в мире финансовой пирамиды, — лучшее тому подтверждение.

Б.Мэдофф родился 29 апреля 1938 года в небогатой семье в районе Нью-Йорка под названием Квинс. О его родителях — Ральфе и Сильвии Мэдофф — известно только то, что они в какой-то период занимались торговлей ценными бумагами, но это не приносило им больших доходов. Берни, как его называют друзья, учился в Far Rockaway High School, которая на протяжении десятилетий выпускала известных ученых, спортсменов и политиков.

Как говорят бывшие одноклассники, Бернард предпочитал плавание другим занятиям в школе. Его тренер предоставил ему первую работу — спасателя на пляже Atlantic на Лонг-Айленде.

Свое образование будущий миллиардер продолжил в Университете Алабамы, а оттуда перевелся в частный нью-йоркский университет Хофстра. Получив в 1960 году диплом политолога, Б.Мэдофф решил организовать собственный бизнес. У молодого человека в распоряжении было $5 тыс., накопленных еще во время работы спасателем, и он решил открыть компанию Bernard L. Madoff Investment Securities. В делах ему помогала жена Рут Альперн Мэдофф. Их предприятие занималось торговлей акциями недавно созданных или мелких компаний. Деятельность эта приносила стабильный, но небольшой доход.

Путь к настоящему богатству Б.Мэдофф начал с появлением первых компьютеров: он понял, что с их помощью проводить операции по торговле акциями гораздо удобнее. При удачном стечении обстоятельств электронная торговля ценными бумагами позволила бы создать биржевую площадку, способную конкурировать с Нью-Йоркской фондовой биржей, которая работала по старым технологиям. Эту идею поддержала Национальная ассоциация фондовых дилеров, и в 1971 году при ней была создана биржа NASDAQ, которую возглавил Б.Мэдофф.

Он, став одним из главных игроков на новой площадке, начал зарабатывать сотни тысяч, а со временем и миллионы долларов в год. Вместе с тем Б.Мэдофф завел чрезвычайно полезные знакомства в Вашингтоне — он превратился в очень влиятельного человека, стал одним из руководителей Ассоциации фондовой индустрии США. Многие политики стремились подружиться с ним, а позже и доверить ему свои деньги.

Компания Bernard L. Madoff Investment Securities почти все время своего существования была семейным делом: брат Б.Мэдоффа Питер стал работать в ней с начала 1970-х. Получив высшее образование, в компанию пришли и сыновья ее основателя — Эндрю и Марк. Но никто из них не подозревал, что помимо брокерской деятельности Б.Мэдофф занимался еще и непосредственным управлением средствами клиентов. Точнее, делал вид, что занимался.

По собственному признанию Б.Мэдоффа, в 1990-х он начал принимать в свое распоряжение деньги крупных бизнесменов и организаций, в том числе благотворительных. Они доверяли ему свои активы, потому что надеялись на могущество и авторитет фондового гуру, имевшего связи и влияние не только в финансовых, но и политических кругах. И Б.Мэдофф стремился оправдать эти надежды. Его управляющая компания Fairfield Sentry стала ответвлением Bernard L. Madoff Investment Securities, но все данные о ее деятельности Б.Мэдофф держал в секрете. Он только объяснил вкладчикам, что будет приумножать их деньги за счет операций с акциями крупнейших компаний и их опционами. Дивиденды он обещал скромные, не больше 10—20% в год, но это никого не огорчало, наоборот, успокаивало — клиенты верили, что Б.Мэдофф не втянет их в финансовую пирамиду.

На самом деле Б.Мэдофф просто клал деньги своих клиентов на банковский счет, с которого, если требовалось, выплачивал дивиденды. С момента основания управляющая компания каждый год, даже когда фондовый рынок переживал спад, сообщала о прибылях примерно в 10,5%. В ноябре прошлого года, к примеру, в отчетах организации говорилось о росте капитала на 5,6% с начала года, в то время как акции 500 крупнейших компаний согласно рейтингу Standard & Poor’s за тот же период упали в стоимости на 37,65%.

Впрочем, неправдоподобные отчеты почти никого не беспокоили: деньги текли постоянно, и к моменту краха финансовой пирамиды Б.Мэдоффа тысячи клиентов вложили в нее $65 млрд. Возможно, если бы не финансовый кризис, она продолжала бы работать и дальше, но в какой-то момент слишком много вкладчиков решили забрать свои деньги. 10 декабря прошлого года Б.Мэдофф встретился со своими сыновьями и рассказал им, что компания, которой он управлял единолично, прогорела и у него не осталось никаких средств для выплат своим клиентам. Только $200—300 млн, которые хотел потратить на новогодние бонусы сотрудникам, перед тем как сдаться властям. «Все это одна большая ложь, проще говоря — «гигантская схема Понци», — сказал он.

На следующий день Эндрю и Марк сообщили о незаконной деятельности отца одновременно ФБР и Федеральной комиссии по ценным бумагам и биржам. Б.Мэдоффа арестовали, и на суде он признал свою вину по 11 пунктам обвинений. Вынесение приговора назначено на 16 июня, а до тех пор он будет содержаться под стражей. Его имущество: шикарные дома, яхты, коллекции драгоценных камней и произведений искусства общей стоимостью $823 млн — будет конфисковано для выплаты денег обманутым клиентам.

Егор Низамов, «Коммерсант-Деньги»

Читайте также: