Смерть Колокольчика (из записок районного опера)

 Мы начинаем публикацию романа, основанного на реальных событиях, нашего постоянного автора Владимира Куземко, известного нашумевшим чрезвычайно увлекательным циклом заметок «Записки районного опера». В этом произведении автор развивает тему о жизни правоохранительных органов на местах, сквозь призму борьбы с преступностью.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

 …Жила – была девочка… Нет, слишком уж несерьёзное начало для этой истории, произошедшей в нашем провинциально-славном Энске на рубеже двух тысячелетий, на территории того самого района, штат уголовного розыска в котором был украшен моей скромной оперо-единицей…

Начну, пожалуй, совсем другой фразой: «Для меня эта история началась в декабре позапрошлого года, как раз перед самым Новым годом…»

Глава первая. Убийство на адресе

Одно из моих суточных дежурств по РОВД, в составе следственно-оперативной группы, в тот раз выпало на самый конец декабря — то ли 29-го, то ли на 30-го числа, точно уж не помню…

Дежурство выдалось спокойное, без громких краж, мокрух и внезапных визитов проверяющих крыс из горУВД… К вечеру в райотделе вообще стало пустынно и тихо, что для нашей «конторы» — непривычно…

Поскучав некоторое время в дежурке, члены СОГ растеклись по своим служебным кабинетикам, решив использовать случайное затишье для решения срочных служебных делишек, а то и просто покемарить…

У меня на уме было именно — вздремнуть… Но, поёрзав в разных позах на сдвинутых столах в кабинете, я вдруг осознал: не спится!.. Затосковал, заохал, заскучал, слез со своего неудобного ложа…

Заглянул в сейф — какую бы папочку с грифом «секретно» полистать, на ночь глядя, чтобы спалось приятней?.. Тут-то мне и попала на глаза эта тощая папка с надписью на обложке: «ОРД – Мильман».

…На каждое «номерное», то есть зарегистрированное в нашей канцелярии и получившее канцелярский номер преступление, обычно возбуждается следователем уголовное дело, в которое входят: постановление о возбуждении уголовного дела, протокол осмотра места преступления, протоколы допросов, акты экспертиз, прочая следственная беллетристика…

Но сам следователь обычно лишь бумажками шуршит, а в реальности — расследуем преступление мы, опера уголовного розыска. И у нас на руках скапливаются копии всех документов, входящих в уголовное дело. Плюс к этому сюда же включаются и некоторые чисто оперативные документы, в частности — по работе с задействованной в данном деле с агентурой, — наши задания сексотам, и их отчёты об исполнении этих заданий… Вот эта писанина и именуется на ментовском официальном языке «ОРД», то есть — «оперативно-розыскное дело».

У меня у самого под контролем было штук пять таких же папочек. Но именно эта была — не моя, а моего напарника по кабинету и сейфу, лейтенанта Величко.

Он хорошо печатал на машинке (среди оперов это редкость!), и начальство подкинуло ему это «левое», то есть случившееся вовсе не на курируемом нашим подотделом «территории», преступление — для того, чтоб он сочинил «справку по ОРД» с прицелом — до конца года успеть это уголовное дело приостановить, со стандартной формулировкой: «В связи с отсутствием подозреваемого…»

В этом случае дело пройдёт по отчётности не в графе: «нераскрытые дела», а в другой, более удобной графе: «приостановленные дела»… Разница вроде бы невелика, но склонять за «глухарь» на ведомственных совещаниях нас тогда станут меньше…

За день подготовить и напечатать справку Величко не успел, оставив до завтра в сейфе. Так я и получил возможность, заглянув в эти служебные бумаги, ознакомиться с некоторыми подробностями расследования мокрухи, о которой до этого уже наслушался в райотделе немало, но в деталях ничего не знал, а узнать было — интересно!..

Листал страницы дела, вчитывался…. И словно видел перед собою живых людей, вслушивался в их взволнованные речи…

…Суть же дела — такова.

5 ноября этого же года на своём адресе (улица Авиамоделистов, дом 123 квартира 56) был обнаружен мёртвым гражданин Мильман Эдуард Андреевич, 44 лет. Преуспевающий бизнесмен, руководитель одного из филиалов крупной (а по меркам нашего провинциального Энска – и супер-крупнейшей!) корпорации «Ибба-холдинг корпорейшн».

Случилось это ранним утром. Сосед Мильмана по лестничной клетке, военный отставник Митрофанов, в 6.35 вышел из своей квартиры на 5-м этаже стандартной девятиэтажки, торопясь к своей утренней смене на завод стройдеталей, где трудился начальником караула. И вдруг он обнаружил, что бронированные двери соседней, 56-й квартиры — слегка приоткрыты… Удивился, постоял у дверей, прислушиваясь… В квартире Мильмана было тихо. На всякий случай — позвонил, в ответ – тишина…

Другой бы плюнул и отправился на службу, но не таков был наш отставник, человек точный и ответственный.

Справедливо заподозрив что-то неладное, он вошёл в квартиру — и на полу в гостиной, лежащим на ковре, увидел окровавленного и совершенно не-живого Эдуарда Андреевича, густо истыканного и основательно изрезанного ножиком. (Экспертиза позднее обнаружит на лице, шее, грудной клетке и руках 19 колото-резанных ран).

Митрофанов не брякнулся в обморок, и не убежал с места преступления с навеки вытаращенными глазами, как сделали бы на его месте многие… Не таков был бравый экс-вояка!..

Нет, поступил он грамотно и чётко: следов преступления не топтал, труп не перемещал, даже и не прикасался к нему, а тотчас вернулся домой, и по телефону вызвал «скорую» с милицией. Затем позвонил на работу, и предупредил, что в связи со зверским убийством соседа он выйдет на работу немножко позже.

В 6.58 приехала дежурная следственно-оперативная группа (следователь прокуратуры, два оперуполномоченных уголовного розыска, судмедэксперт, эксперт-криминалист, участковый, помощник дежурного, водитель). В течение последующих сорока минут подтянулось и милицейское начальство.

Любое убийство — это чиряк на нашей заднице. Проходя по всем учётам как особо тяжкое преступление, оно находится на виду у всех. За ходом его расследования наблюдает множество руководящих глаз, и попробуй затянуть сроки расследования — сразу размажут по стенкам и следака с помогающими ему операми, и их непосредственных начальничков… Задолбают, затюкают на всех оперативках: «Почему до сих пор не раскрыто убийство такого-то?.. Вы что, разучились работать, товарищи офицеры?!.»

И тем более вонючей становится ситуация, если жмур- кто-то из власть имущих, руководящих или богатеньких… Тогда и контроль утраивается, и долбёж куда беспощадней и въедливей… А, чего мусолить… И так всё понятно!..

Из находившейся в деле фотографии видно: Мильман лежал на ковре лицом вниз, зажимая ладонями перерезанную шею. Одежда на нём домашняя, не парадная, — явно намёк на то, что гостей он не ждал. А если и ждал, то — таких гостей, перед которыми можно и не наряжаться…

По заключению эксперта, смерть наступила накануне вечером, 4 ноября, в промежутке между 20.30 и 22.00, в результате острой кровопотери. Причём из двух десятков ножевых ранений как смертельные эксперт определил только два — в области сердца и сонной артерии. Ножа или какого-либо иного заменившего его орудия убийства на адресе не обнаружили.

Сама квартира — трёхкомнатная, из разряда скромно-шикарных. По всему заметно, что хозяин ни в чём особо не нуждался, но и — без каких-либо чрезмерных излишеств и показной роскоши. Так… Заурядное жильё средней руки богатенького Буратино…

Свет в квартире горел только в спальне. Никаких следов обыска и вообще — присутствия убийцы… Везде царил полный порядок. Никаких свидетельств хищения имущества и ценностей. Не будь кровавого пятна на ковре и убиенного Мильмана на этом пятне — угрозыску там и смотреть не на что.

Ни Митрофанов, ни кто-либо из нескольких десятков опрошенных в тот же день жильцов дома ничего подозрительного не видели и не слышали.

Ничего конкретного, выводящего на след убийцы не дали последующие в течении нескольких дней расспросы родственников, друзей и сослуживцев Эдуарда Андреевича.

Всеми без исключения он характеризовался как человек спокойный, доброжелательный, общительный и надёжный. Ни у кого поперёк пути не стоял, и во враждебных отношениях с кем-либо — не находился.

Правда, был в разводе (пять лет назад расстался мирно с женою), но по нынешним временам такое — не компромат… К тому же он продолжал поддерживать с нею вполне дружеские отношения, и она даже работала в принадлежащей ему фирме…
Что жил бобылём, не съезжаясь даже со своей единственной близкой родственницей, воспитавшей его после смерти родителей тётушки Серафимой Марковной, — тем более не подлежит осуждению… Предпочитает гражданин заполнять все три комнаты своего обиталища лишь собственной персоной — его полное право!..

И опять же, важное уточнение: тётушку Эдуард Андреевич не забывал, помогал всячески, и у неё самой была вполне приличная 2-комнатка в соседнем квартале… Так что и тут — ажур полнейший!..

К исходу третьих суток расследования стало ясно, что раскрыть убийство по горячим следам не удастся, и, следовательно, на это потребуется много времени и много-много усилий целого коллектива расследующих данную мокруху «милицейских» и «прокурорских»…

И тогда начали копать вглубь, всячески «пробивая» и самого Мильмана, и его ближайшее окружение в поисках хотя бы самой маленькой зацепочки для последующих версий и предположений…

Глава вторая. Биография убитого

…Биография Мильмана была обычной, вполне типичной для еврейского мальчика из хорошей, но не очень состоятельной семьи. Папа где-то бухгалтерил, мама — музицировала, их сынок — учился в школе с английским уклоном, и попутно посещал музыкальную школу, учась играть на скрипке. Но однажды «Москвич», в котором Мильманы — старшие возвращались домой с дачи, неудачно столкнулся на шоссе со встречным КАМАЗом, и в 15-летнем возрасте Эдик осиротел.

Его забрала к себе сестра его матери, давно уж овдовевшая и бездетная Серафима Марковна. Под её крылышком Эдик успешно закончил школу и какой-то технический вуз по экономической специальности, и устроился куда-то то ли плановиком, то ли экономистом. Жизнь потекла по накатанной колее, обещая быть пусть и скучноватой, но безбедной и спокойной…

Женился Эдуард поздно, в 29 лет, уступив мольбам заботящейся о его будущем тётушки, и — «с головой», то есть на порядочной девушке из приличной еврейской семьи. Большой любовью там и не пахло, но зато была взаимная уважительность, были забота друг о друге и ровные, не дёрганные отношения. Детей у них не было.

К середине 80-х Мильман вырас в пусть и малозаметного, но достаточно влиятельного планово-финансового деятеля на уровне района. Нигде он особо не отличился, но и никого особенно не подвёл… Его маленькими, но вполне осязаемыми плюсами раз и навсегда стали стабильность и предсказуемость.

И вдобавок к этому — связи!.. Так уж традиционно сложилось, что финансовые потоки в нашем Энске во все времена направляли и контролировали лица глубоко уважаемой мною еврейской национальности… И эти лица по вполне понятным и даже естественным причинам везде на ключевых пунктах и пунктиках хотели иметь СВОИХ. Эдик же был для них именно что — СВОЙ… Это и стало его главнейшим капиталом!..

…Далее — перестройка. Прежнее государство зашаталось и рухнуло, новое — никак не могло набрать силы и веса. Прежде опекаемая державой собственность вмиг стала бесхозной, и только ленивый не поспешил тогда нагреть на этом руки… С конца 80-х годов, и особенно с начала 90-х — множество прежде неприметных, но ловких и оборотистых людей смогли сделать себе капиталы, да ещё какие!..

В частности, все тогда норовили взять у государства кредит под залог, с последующим не-возвратом кредита… Всем хотелось хапнуть на дурняк, расходуя потом полученные кредиты налево и направо (в лучшем случае — организовыв собственный бизнес, в худшем — всё элементарно прожрав!)…

Но это только сказать легко… На деле давались эти кредиты далеко не каждому, а только некоторым… СВОИМ!.. И давший кредит — прекрасно знал, что государственные средства отдаются практически безвозвратно, но за это он получит от того свой законный процент комиссионных, — войдёт в долю, так сказать…

Одни хотели получить кредит и разбогатеть. другие жаждали дать кредит надёжному человеку и тоже разбогатеть, отсюда — потребность в посреднике, то есть в таком человеке, который, будучи СВОИМ и для первых, и для вторых, — сводил бы их друг с другом, также за процент…

Мильман и стал таким посредником, причём на вполне легальных основаниях, организовав «Аякс» — посредническую фирму по получению долгосрочных банковских кредитов. Ну и, понятно, вполне изрядно нагрел на этом благородном деле руки…

Но на большее и тогда, и в последующем его не хватило. Не смог ни собственный банк организовать, ни раскрутиться с какой-нибудь корпорацией, — то ли мозгов оказалось недостаточно, то ли силы характера не хватило…

Госпожа Удача любит жёстких и напористых!.. А Эдик, если честно, был с ленцой. Хотя и совсем уж лентяем назвать его язык ни у кого не повернётся!.. Но у каждого из нас — свой потолок, и Мильман довольно быстро упёрся в свой потолок лбом…

Однако и тут деловые партнеры Мильмана, заметив, по достоинству оценили одно обстоятельство: ни разу и ни одного из них Эдик не «обул» и не «кинул». Разумеется, вовсе не был он апостолом правды и справедливости, — таких дурачков в бизнесе не любят и не ценят!.. Нет, . Эдуард Андреевич не был идиотом, и доказал это, успешно дуря как государство, со всеми его контролирующе -надзирающими органами, так и многих своих конкурентов…

Но кто был с Эдиком в доле, тот до конца мог быть твёрдо убеждён, что ни одной из его копеек Мальман себе не присвоит, и в свой карман не кинет…

По тем временам (начало 90-х) такая черта характера была редкостью. Слишком многие, заполучив волей случая большой стартовый капитал, и затем почуяв, как под напором внешних сил и различных обстоятельств он тает и исчезает, позорно суетились тогда и закрысятничали, пытаясь удержать завоёванные позиции… Скольких же со-товарищей, близких друзей, родичей и даже своих родных супругов с родителями и детишками объегорили и оставили с носом в те времена — не счесть!.. И в обратке – скольких же тогда наказали, «опустили», расстреляли, наконец — в отместку за подлость и предательство…

Бизнес честности и деловой порядочности учит — кровью и слезами. Кто уцелел, тот научился, а кто не научился — тот не уцелел, во всяком случае – на должном уровне…

А Эдику и учиться не надо было. Тётушка с ранней юности привила ему элементарную истину: быть честным (в разумных пределах!) — намного выгоднее, в конечном счёте, чем жульничать и воровать!.. Честность – это твоя репутация, а репутация честного человека — дорого стоит!

Так что от многих (на первый взгляд – чертовски выгодных!) возможностей скорейшего обогащения за счёт ближнего своего Мильман решительно отказывался, что в определённых деловых кругах Энска, повторяюсь, сразу же заметили, и оценили по заслугам…

И когда время кредитования и посредничества само собою исчерпало себя и ушло, — побывшего некоторое время в тени Эдика преспокойно переместили в кресло руководителя одного из филиалов «Ибба-холдинга», куда чужаков (и вообще — недостойных!), безусловно, никто и на пушечный выстрел не допустит…

В принципе, занимался он там всё тем же посредничеством, но — на качественно более высоком уровне: что-то где-то покупалось по одной цене, и затем — перепродавалось в другом месте и по немножечко другой цене, а способствовавший этому в меру своих сил и способностей Эдуард Андреевич имел с того свой пусть и не большой, но вполне ощутимый процентик…

Одновременно заимел он и собственный маленький бизнес, организовав парочку торгово-закупочных фирм, и прокручивая через них энные суммы… Руководители «Ибба-холдинга» делали вид, что ничего об этом не знают. Формально они запрещали своим менеджерам заниматься подобной самодеятельностью, но на деле, в ряде случаев — молчаливо закрывали на подобное глаза…

Что касается Мильмана, то принимались во внимание две причины. Первая — будучи человеком неглупым и незарывающимся, он чётко следил, чтобы «его» фирмы торговали не тем и не там, где могли быть затронутыми экономические интересы его работодателей. И второе — в глубине души хозяева «Иббы-холдинга» прекрасно понимали, что не жить же Мильману на одну лишь (пусть и высокую!) зарплату — это противоестественно и неразумно… А разумно и естественно — пытаться заиметь собственный маленький приработок… Но при этом — знать меру, и помнить своё место!..

Мильман — знал и помнил… Им были довольны!..

Все отзывались об Эдуарде Андреевиче с большим уважением, но явно не все оставались им довольны. Будь иначе — он не валялся бы, зарезанным как свинья, на окровавленном ковре в собственной квартире…

Теперь предстояло выяснить: кто и за что его так яростно возненавидел?..

Глава третья. Деловые партнёры.

Основными версиями произошедшего считались две: «завалил» кто-то из деловых партнеров, либо же – убийство на почве личной неприязни и внезапно вспыхнувшего конфликта.
Разумеется, первым делом проверили именно «деловую» версию конфликта. В 90% всех случаев мочат барыг в нашей стране исключительно из-за с кем-то не поделенного бабла…

Оно конечно – на типичную «заказуху» преступление походило мало: для устранения Мальмана наверняка наняли бы киллера, а уж профи не станет пырять несчастного ножиком множество раз, — просто шмякнет его из пистолета с глушителем, и о контрольном выстреле в голову не позабудет…

Но с другой стороны — не исключено, что работал именно Ас, умело замаскировавший профессионально сработанное устранение под произошедшую случайно бытовую мокруху… Есть и такие хитрецы!..

Смотрелось бы это так: некто пришёл вечером к Мильману на каких-то вполне законных основаниях (иначе осторожный Эдуард Андреевич его к себе и не впустил бы), выглядя вполне безопасным… Это могла быть розовощёкая девица с кинжалом за резинкой рейтузов… дряхлыйй старец с клинком в трости… мент в форме и со ксивой, дежурно улыбаясь, и стискивая финку в заведённой за спину ладони…

Он произнесено несколько малозначащих фраз, затем внезапно — бац!.. Внезапный и точный удар — в сердце… А потом, для отвода глаз, уже мёртвому была нанесена ещё целая серия якобы беспорядочных уколов и порезов!..

В пользу этой версии свидетельствовало и отсутствие на месте преступления каких-либо выводящих на убийцу следов, и отсутствие свидетелей того, как неизвестный входил в квартиру Мильмана и выходил оттуда (это могло объясняться как элементарным везением, так и опять-таки высокой квалификацией киллера), ну и — конечный результат, разумеется…
Сколько угодно случаев, когда истыканная неумелой рукою жертва живёт ещё довольно долго, — вполне достаточно, чтобы успели вызвать «скорую» и спасти её… А тут якобы работал неумеха, но эффект — стопроцентный!..

Как второстепенное ответление этой же версии рассматривалось такое: заимев зуб на Мильмана, его деловой партнёр не стал нанимать киллера (скажем, экономил на бабках, или же не хотел «светиться»), а — уработал Эдика сам… С непривычки получилось не совсем чисто (столько лишних надрезов и дырок на коже!), но своего добился — Эдик замолк навсегда…

…Короче, «экономическая» версия проверялась нами в первую очередь.

Для начала подняли все деловые бумаги как возглавляемого Мильманом филиала холдинга, а также и принадлежащих лично Эдуарду Андреевичу фирмочек, затем — опросили многие десятки имевших с ним какие-либо деловые отношения людей… Ну и осторожненько навели справки о том, что же творится в самой цитадели энского бизнеса – корпорации «Ибба-холдинг»…

Главный вывод из проделанной работы: Мильман — «чист»!.. Крупных бабок никому в последнее время не одалживал, и взаймы ни у кого не брал (а то некоторые норовят, взяв взаймы денежки, вместо возврата долга подослать киллеров, или же, обратный вариант, не получив обратно одолженной суммы, теми же киллерами наказать за эту рассеянность)…

Не наблюдалось на горизонте и обозлённых Мильманом, а потому способных пойти на активные действия против него конкурентов-оппонентов… Напротив, было установлено, что покойный имел репутацию человека гибкого, разумного, способного пойти на оправданные компромиссы, то есть — на такого бизнесмена (точный перевод этого слова с английского — «деловой человек»), который никогда не допустит обострение ситуации до пределов, за которыми начинается прямая угроза его личной безопасности.

Косвенно это подтверждалось тем, что ни в последние недели и месяцы, ни когда-либо ранее никто не слышал от Мильмана опасений за собственную жизнь. Он никогда не имел личной охраны, и не запрашивал у органов внутренних дел разрешения на ношение огнестрельного или хотя бы газового оружия… Более того, — хоть дверь его квартиры и была бронированными (разумная предосторожность от домушников), но вот почти обязательного для богатых людей его круга телескопического глазка (так называемый «рыбий глаз» — с обзором в 180 градусов) в его двери не было…

Стало быть, не опасался Мильман непрошенных и нежданных визитёров. И не то чтобы манкировал личной безопасностью, но и не считал разумным предпринимать какие-либо чрезмерные, выходящие за рамки разумного меры, идя в какой-то степени на некоторый, в целом вполне допустимый риск. Случись неожиданное, и ограбь его кто-нибудь, — что ж, значит – не повезло!.. Но не труситься же всю жизнь от страха в ожидании того. что может произойти лишь теоретически, с вероятностью в 1-2%, не более… В конце концов, ездить в лифте или просто прогуливаться по вечерней улице — тоже опасно, но это же не значит, что всю жизнь следует просидеть взаперти в собственной квартире!..

Разумеется. была ещё вероятность того, что не все сферы и направления мильмановского бизнеса стали известными следствию, и что именно где-то там созрела ситуация, сделавшая возможными и необходимыми те самые роковые удары ножом… Но никакими фактами эта догадка не подкреплялась, а пустопорожние домыслы — не по части уголовного розыска… Люди здесь работают занятые, к необоснованному фантазированию — не склонные… Зарплату нам платят не за гадания на кофейной гуще, а за реальные и вполне осязаемые результаты.

Продолжение следует

Владимир КУЗЕМКО, для УК

Читайте также: