Суд идет: истории пяти международных военных трибуналов

Чаще всего войны и конфликты завершаются подписанием мирных договоров, останавливающих насилие. Но иногда преступления оказываются настолько жестокими, что актов о капитуляции агрессора оказывается недостаточно и возникает потребность в международном военном трибунале.

Чаще всего войны и конфликты завершаются подписанием мирных договоров, останавливающих насилие. Но иногда преступления оказываются настолько жестокими, что актов о капитуляции агрессора оказывается недостаточно и возникает потребность в международном военном трибунале.

Так, в случае Второй мировой, геноцида в Руанде и войн в Югославии суды рассмотрели тысячи преступлений против человечества и вынесли приговоры участникам самых кровопролитных событий своего времени. Вместе с Discovery Channel, где по вторникам можно увидеть документальный сериал «Преступники Третьего рейха», рассказываем о пяти международных трибуналах, в рамках которых судили организаторов холокоста, подстрекателей массового уничтожения тутси и виновных в массовых убийствах мирных жителей в Восточной Европе.

Суд народов, суд истории: Нюрнбергский процесс

Финальным аккордом Второй мировой войны стал главный Нюрнбергский процесс — суд над бывшими руководителями нацистской Германии. Это был первый случай в глобальной юридической практике — до того международные военные трибуналы просто не созывались. Отчасти поэтому в Нюрнберге всем участникам процесса приходилось действовать наугад — с нуля разрабатывали не только устав, но и все процессуальные механизмы. Нюрнбергский процесс заложил фундамент основополагающих правовых принципов и международного гуманитарного права, которые используются сегодня.

Город был выбран не случайно. В Нюрнберге впервые в 1927 году прошел съезд НСДАП, здесь же были приняты Нюрнбергские расовые законы, положившие начало изоляции евреев по национальному признаку. После главного трибунала в Нюрнберге последовал цикл из еще 12 судебных процессов, на которых разбирались дела нацистских деятелей меньшего масштаба (в том числе, например, нацистских врачей).

То, что после окончания войны будет грандиозный судебный процесс, было очевидно еще в разгар боевых действий: в частности, союзники говорили об этом на Московской конференции министров иностранных дел СССР, США и Великобритании 1 ноября 1943 года, когда была принята «Декларация об ответственности гитлеровцев за совершаемые зверства».

Позже, уже на Ялтинской конференции в феврале 1945 года, когда стало совершенно понятно, что до конца войны осталось недолго, Сталин, Рузвельт и Черчилль обсуждали более конкретные меры наказания за военные преступления. Черчилль выступал за расстрел верхушки Третьего рейха без суда и публичной огласки, Сталин настаивал на предварительном судебном разбирательстве, а Рузвельт полагал, что процесс должен быть скорее политическим, нежели юридическим.

Созданием Международного военного трибунала и разработкой его устава занимались представители четырех держав-союзников — США, СССР, Франции и Великобритании — в ходе Лондонской конференции летом 1945 года. 29 августа представили первый список главных подсудимых — 24 военных преступника из числа нацистских руководителей и идеологов. Также впервые в истории перед судом предстали не только люди, но и целые организации — СС, СД и гестапо. Ни Гитлер, ни Геббельс, ни Гиммлер не вошли в список преступников, так как к этому моменту уже были мертвы — покончили жизнь самоубийством. Мартин Борман обвинялся заочно, поскольку не было никаких прямых доказательств его смерти.

То, что вина подсудимых будет доказана, не подлежало сомнению — цель Нюрнбергского процесса заключалась лишь в определении меры наказания. В состав трибунала вошли представители четырех держав-победительниц, а также обвинители от них.

От СССР главным обвинителем был прокурор Роман Руденко, известный участием в массовых сталинских репрессиях, — впоследствии это вызовет критику в немецких СМИ,

которые будут высказывать сомнения в моральном праве Руденко осуждать нацистских преступников за развязывание геноцида.

Процесс растянулся на десять месяцев: с 20 ноября 1945 года по 1 октября 1946-го было проведено 403 слушания, стенограммы которых заняли 42 тома. Международный военный трибунал приговорил 12 человек к смертной казни через повешение, трех человек — к пожизненным срокам, двое получили по 20 лет тюремного заключения.

Прозвучало всего три оправдательных приговора: освободили нацистского пропагандиста и радиоведущего Ганса Фриче, дипломата Франца фон Папена и одного из главных организаторов военной экономики нацистской Германии, бывшего президента Рейхсбанка и рейхминистра экономики Германии Ялмара Шахта. Впрочем, практически сразу после этого все трое вновь попали на скамью подсудимых в ходе немецких процессов по денацификации — и получили разные сроки каторжных работ.

Противники Нюрнбергского трибунала апеллировали к тому, что, во-первых, победители не могут судить побежденных, во-вторых, самим обвинителям можно инкриминировать те же преступления, что и людям, сидящим на скамье подсудимых (например, бомбардировки Дрездена, Хиросимы и Нагасаки на финальных этапах войны). В-третьих, как бы парадоксально это ни звучало,

с правовой точки зрения нацисты не нарушали закон (или, по крайней мере, не знали, что нарушают какие-то законы),

поскольку на Нюрнбергском процессе развязывание войны и преступления против мира признали нелегитимными впервые: до этого агрессивный внешнеполитический курс осуждался, но исключительно с точки зрения морали, а санкции накладывались в основном экономические и политические, но никак не юридические.

Несмотря на эти противоречия, Нюрнбергский процесс получил название «суда истории» и «суда народов», поскольку это действительно был прецедент: на международном уровне не только осудили, но и наказали ответственных за развязывание агрессивной войны и бесчеловечное отношение к военнопленным, за геноцид как государственную идеологию и массовое уничтожение людей на «фабриках смерти».

Конец войны, начало войны: Токийский процесс

На Нюрнбергском процессе судили верхушку Третьего рейха, а для японских военных преступников был организован отдельный суд, который получил название Международного военного трибунала для Дальнего Востока — или просто Токийского процесса. За основу были взяты принципы и устав, разработанные для Нюрнберга, однако были и некоторые существенные отличия. Так, вместо четырех главных обвинителей на Токийском трибунале было представлено сразу 11 государств.

От каждой страны были свои прокуроры и судьи, но главный прокурор был от США. Америка вообще играла особую роль в организации процесса: во-первых, у страны были средства на проведение трибунала, тогда как остальные державы понесли значительные финансовые потери в ходе войны, во-вторых, именно США поставили символическую точку во Второй мировой, сбросив бомбы на Нагасаки и Хиросиму.

Еще одно существенное отличие Токийского процесса заключалось в царящей на нем атмосфере: если в Нюрнберге страны-победительницы пытались выступать единым фронтом, несмотря на разногласия, то в Токио раскол был уже очевиден. За два месяца до начала процесса, 5 марта 1946 года, Черчилль выступил со своей знаменитой Фултонской речью, положившей начало холодной войне, поэтому трибунал в Токио проходил в очень напряженной обстановке невидимого противостояния США и Европы СССР.

Весь процесс стал своеобразной битвой за раздел сферы влияния на Дальнем Востоке, от исхода которой зависело, по какому пути пойдет Япония — коммунистическому или капиталистическому. Острота противоречий росла с каждым днем: дошло до того, что советской делегации отказали в бесплатных обедах,

которые полагались всем представителям комиссий государств — участников Токийского процесса.

Помимо внешнеполитических факторов, были и другие аспекты, влияющие на ход трибунала. Так, США заинтересовались бактериологическим оружием, которое Япония разрабатывала в ходе войны, проводя опыты над военнопленными. В обмен на документы и материалы с результатами исследований некоторые японские военные преступники получили иммунитет от судебного преследования — в частности, руководитель программы генерал-лейтенант, микробиолог Сиро Исии и его подчиненные. Неприкосновенным был также объявлен император и его семья. Союзники пошли на эту сделку, поскольку боялись, что привлечение к суду священной фигуры императора вызовет протесты и на оккупированной территории начнутся бунты и восстания.

Токийский процесс растянулся на полтора года, с 3 мая 1946-го по 12 ноября 1948 года. За это время специальный судебный орган, в который вошли СССР, США, Великобритания, Австралия, Канада, Франция, Нидерланды, Новая Зеландия, Китай, Индия и Филиппины, провел 949 заседаний, принял 4356 документальных доказательств и 1194 свидетельских показаний.

В итоговом списке обвиняемых оказались 29 человек, но перед судом предстали только 25, поскольку Сюмэй Окава, философ, публицист, идеолог японского милитаризма, которого называют еще «японским Геббельсом», был признан психически невменяемым, министр иностранных дел Есукэ Мацуока и министр флота Осами Нагано умерли во время следствия, а премьер-министр Японии Фумимаро Коноэ покончил с собой накануне ареста. Семеро обвиняемых были приговорены к смертной казни через повешение за преступления против мира и человечности, а также массовые убийства — в том числе за Нанкинскую резню и Батаанский марш смерти. 15 подсудимых получили пожизненные сроки, еще двое — разные сроки заключения.

Советская сторона была не согласна с тем, что многим преступникам удалось избежать наказания (в частности, тем, кто был ответственен за создание в рамках Квантунской армии «отряда 731» и «отряда 100», занимавшихся разработкой бактериологического оружия). Поэтому по окончании Токийского процесса в СССР начался Хабаровский процесс — трибунал, который, впрочем, был уже не международным.

На нем перед судом предстали 12 человек, обвиняемых в экспериментах над людьми и разведении бактерий чумы, холеры, сибирской язвы. За эти тяжелые преступления предусматривалась смертная казнь через повешение, однако все обвиняемые получили только различные сроки лишения свободы, поскольку Хабаровский процесс был в некотором роде демонстративным ответом США со стороны Советского Союза.

Радио ненависти: Международный трибунал по Руанде

Сто дней геноцида в Руанде унесли более 800 тысяч жизней: убийства совершались каждые десять секунд. Страшная бойня разразилась на почве конфликта между хуту и тутси. Эти две народности за многие столетия прошли непростой путь от войны до мирного сосуществования на одной территории, с выработкой общего языка и культуры. Все изменилось после окончательного распада колониальной системы во второй половине XX века: Бельгия, уходя из Руанды, передала административный контроль хуту, этническому большинству, которое исторически относилось к более низкой касте.

Привилегированное меньшинство тутси оказалось без традиционной поддержки. 6 апреля 1994 года в авиакатастрофе погиб президент Руанды Жювеналь Хабиаримана; хуту обвинили тутси в том, что те сбили самолет, и медленно тлеющая на протяжении нескольких лет гражданская война мгновенно вышла на совершенно другой уровень — началась массовая резня. Хуту, вооруженные мачете, убивали с особой жестокостью, а перед этим изощренно пытали —

многие тутси, попавшие в руки хуту, предлагали большие деньги за то, чтобы быть убитыми быстро.

Особую роль в геноциде сыграли СМИ — в первую очередь радио, поскольку это был самый доступный источник информации в Руанде. Наибольшую известность получило «Свободное радио тысячи холмов» (Руанду называют страной тысячи холмов) — официально частное, но финансировавшееся государством.

В эфире радиостанции, большинство сотрудников которой составляли хуту, открыто звучали агрессивные лозунги и призывы к насилию, ведущие объявляли места, где прячутся тутси (вплоть до конкретных адресов), людям объясняли, как правильно избавляться от трупов и скрывать следы своих преступлений. «Валите высокие деревья!», «Давите тараканов!», «Продолжайте борьбу: могилы еще не полны!» — такие простые и понятные лозунги транслировались практически круглосуточно. Мощь пропаганды была настолько велика, что под ее влиянием люди убивали даже родственников, которые принадлежали к тутси или сочувствовали им.

Международные миротворческие силы занимали бездеятельную позицию: войска ООН получили приказ не вмешиваться во внутренние дела другой страны; единственное, что было разрешено солдатам, — отстреливать бродячих собак, которые разрывали тела убитых. Франция эвакуировала иностранных граждан и экспатриантов (пытавшихся бежать из страны тутси силой высаживали из грузовиков), Бельгия стремительно выводила своих солдат, ООН сократила миротворческий контингент в четыре раза всего за полмесяца, США, извлекшие урок из сомалийской операции в Могадишо, и вовсе предпочли не вмешиваться. Позже генерал Ромео Даллер назвал эту миротворческую миссию одной из самых провальных в истории.

Остановить бойню смогли сами тутси из движения Руандийский патриотический фронт, который возглавлял Поль Кагаме (сегодня он президент Руанды) — им удалось взять столицу и оттеснить радикальных хуту к границам. После прекращения войны настало время подводить ее итоги и наказывать тех, кто ее развязал. Международный трибунал по Руанде действовал более 20 лет — с 1994 по 2015 год, однако некоторые преступники до сих пор не найдены — они объявлены в международный розыск.

В 1998 году трибунал приговорил к пожизненному заключению премьер-министра временного правительства Руанды Жана Камбанду. В 1999 году пожизненный срок получил Джордж Рутаганде, возглавлявший военизированное ополчение хуту «Интерахамве». В 2008 году такой же приговор был вынесен бывшему полковнику руандийской армии Теонесте Багосору.

Единственным европейцем, представшим перед трибуналом, стал бельгиец Жорж Руджу — бывший ведущий «Радио тысячи холмов», который открыто призывал к убийствам тутси. Именно ему принадлежит эпитет «тараканы» и использование глагола «работать» в значении «убивать». Трибунал приговорил Руджу к 12 годам лишения свободы — власти Руанды сочли это решение слишком мягким, но суд учитывал чистосердечное признание и раскаяние в содеянных преступлениях. Через девять лет Руджу освободили из-под стражи досрочно.

Суд во время войны: Международный трибунал по бывшей Югославии

После смерти Иосипа Броза Тито, возглавлявшего Югославию на протяжении 35 лет, в 1980 году в стране начался кризис, который привел к масштабной гражданской войне. Конфликт начался в 1991 году и продолжался около 10 лет. Сербы, хорваты, мусульмане-бошняки, албанцы и македонцы отстаивали свои национальные и территориальные интересы в вооруженных столкновениях, в результате которых погибло около 100 тысяч человек. Противостояние в Югославии считается самым кровопролитным конфликтом в Европе со времен Второй мировой войны.

Международный трибунал по бывшей Югославии (МТБЮ) в Гааге запустил Совет безопасности ООН еще в 1993 году. Его появление поддержали многие государства, в том числе Россия. За время своей работы, вплоть до 2017 года, МТБЮ рассмотрел больше 160 дел, опросил около 4600 свидетелей и осудил 90 человек за геноцид, преступления против человечности и нарушение законов и обычаев войны. Обвинения получили участники гражданской войны в Югославии 1991–1996 годов, конфликта в Косово 1997–1998 годов, а также войны в Македонии.

МТБЮ стал первым трибуналом, в котором не победитель судил побежденного, а все международное сообщество выносило приговор тем, кто грубо нарушал нормы международного права и общечеловеческого представления о гуманности. Но трибунал основали в ходе войны, что затруднило сбор доказательств и поиск свидетелей. Из-за этого суду пришлось полагаться на информацию, которую предоставляли страны, вовлеченные в конфликт.

Работа МТБЮ вызывала и продолжает вызывать много критики — от его дороговизны и плохого обеспечения безопасности подсудимых (что привело к смерти Милошевича и Праляка) до политической предвзятости. Так, Хорватия официально отрицала причастность к военным преступлениям в Боснии и Герцеговине, а МИД России посчитал пожизненный приговор Младичу «продолжением политизированной и предвзятой линии» МТЮБ.

С помощью трибунала международное сообщество надеялось примирить народы и добиться справедливости, но практика показала, что участники войны, чью вину признавал суд, становились национальными героями, получали протекцию от своих государств и выпускали книги, где уверенно оспаривали решения Гааги.

Долгая дорога к правосудию: чрезвычайные палаты в судах Камбоджи

В 1998 году в ООН началась работа по созданию еще одного международного трибунала — для расследования преступлений «красных кхмеров» в Камбодже. В 1975 году это движение под предводительством Пол Пота захватило столицу Пномпень, свергло правящий режим, переименовало страну в Демократическую Кампучию, «обнулило» летоисчисление и следующие четыре года планомерно уничтожало сограждан — по разным оценкам, от 1,5 до 3,3 млн человек.

Для преобразования Камбоджи, по мысли Пол Пота, необходимо было «перевоспитать» ее граждан, а тех, кто перевоспитанию не поддается, физически уничтожить. Под «перевоспитанием» подразумевался принудительный тяжелый труд в сельскохозяйственных коммунах с запретом на медицину, культуру, образование и денежные отношения (как пережитки капитализма).

«Неподдающимися перевоспитанию» были объявлены все, кто занимал привилегированное положение при прежнем режиме либо сочувствовал ему, а также представители интеллигенции, религиозных общин и этнических меньшинств. Получить обвинение в неблагонадежности можно было за наличие высшего образования, ношение очков или использование в речи устаревших слов и выражений.

«Красные кхмеры» берегли патроны, поэтому приговоренных к смерти забивали мотыгами, перерезали им горло острыми пальмовыми листьями, вешали, бросали крокодилам, а перед убийством изощренно пытали. Печальную известность получила тюрьма Туольсленг в здании бывшей школы, через которую прошли от 17 до 20 тысяч человек, из которых выжили лишь семеро: их просто не успели убить, когда в январе 1979 года Пномпень заняли вьетнамские войска (Вьетнам вторгся в Камбоджу после нескольких лет пограничных конфликтов).

Мировое сообщество почти ничего не знало о геноциде, пока режим Пол Пота не пал, — но и на то, чтобы добиться возмездия, ушло два с лишним десятка лет. Только в 2003 году начал работу организованный совместно с ООН трибунал, получивший название «Чрезвычайные палаты в судах Камбоджи». Он сразу оговорил преступления, которые собирался рассматривать (нарушения Уголовного кодекса Камбоджи 1954 года и ряда международных конвенций, из которых одна принята после 1975 года), и круг обвиняемых (высокопоставленные лица Демократической Кампучии), а также ограничил максимальное наказание пожизненным заключением. Сейчас его отбывают двое из соратников Пол Пота.

Время сыграло со всеми участниками процесса странную шутку: кто-то из них получил ограниченный срок, но не надеется когда-либо выйти на свободу в силу возраста (как начальник тюрьмы Туольсленг Канг Кек Иеу), а кто-то умер от старости, не дожив до приговора (как министр иностранных дел Демократической Кампучии Иенг Сари). Сам Пол Пот был заочно приговорен к смерти еще в 1979 году Народно-революционным трибуналом, скрывался в джунглях на границе с Таиландом и умер в 1998 году — возможно, отравлен бывшими соратниками.

Источник: «Теории и практики» 

Читайте также: