КРУТОЙ НА ЧАС

В минувшую субботу представители «УК» имели счастливую возможность стать на несколько часов в натуре крутыми пацанами,: разъезжать по центру Киева на «заряженной» тачке с самыми крутыми номерами, заниматься автобезобразием на дороге и пешеходных зонах. Впечатление – двоякое. Отчет о проделанном беспределе и свои ощущения от свалившегося на нас счастья описываем ниже. Как мы анонсировали ранее, руководитель «УК» Олег Ельцов достиг договоренности с новоназначенным начальником столичной милиции генералом Александром Милениным о проведении не совсем обычного мероприятия. Деталей мы не раскрывали преждевременно, борясь за чистоту эксперимента. А заключался он в следующем.

В 15.00 два представителя «УК» подъехали к стенам ГУ МВД в Киеве. Там нас встречали сотрудники Центра общественных связей и «чисто конкретная» иномарка с водителем за рулем. Стараниями столичной милиции в нашем распоряжении оказался «Опель» с движком 2.6 и «не засвеченными» номерами новомодной серии «I I». Суть эксперимента такова: «Опель» разъезжает по центру Киева, нарушая все возможные правила дорожного движения и Божьи заповеди. А чуть позади него следует неалегархического вида «Мерседес» с ординарными номерными знаками. Последний движется в отрыве от «Опеля», но старается в точности копировать все те нарушения, которые допускает его «блатной» собрат. Наша задача: внимательно фиксировать реакцию патрулей ГАИ на «крутого» и рядового нарушителей. Во время общения с генералом Милениным, я засомневался в возможной чистоте эксперимента. Один генеральский звонок и на момент нашей автодорожной провокации все посты будут бдить исполнения ПДД всеми без исключения водителями вне зависимости от «привилегированности» номерного знака. Однако Александр Миленин дал честное генеральское, что никаких предупреждений не будет. Мы ему поверили, а позже убедились, что не зря.

Итак, выезжаем с парковки из-под здания городской управы. На светофоре стоит вереница авто в ожидании «зеленого». Как и положено настоящим пацанам, выруливаем на встречную и валим на «красный». Пронесло! Впрочем, делаем скидку на то, что могли заметить наш выезд из-под стен ГУВД, да и постовых на светофоре не было видно. Далее «беспредельничать» не позволяет скопление машин, движущихся сплошным потоком. Наконец, спускаемся по Прорезной и упираемся в пластиковые ограничительные «фишки». За ними – Крещатик, который как известно, в выходные дни превращается в пешеходную зону. Но нам-то до этого какое дело: как-никак, блатные номера при нас! Водитель артистично раздвигает фишки, не выходя из машины и вот мы уже катим по Крещатику, объезжая праздных киевлян с детьми, пивом и воздушными шариками. Чуть в отдалении за нами следуют остальные участники эксперимента на «Мерседесе». Не ощущаем никакого внимания к себе ни со стороны прохожих (в душе я надеялся, что хоть кто-то встанет у нас на пути и заставит-таки его объехать), ни люди в форме. Милиционеры либо попрятались от греха подальше (остановить-то по идее, были обязаны), либо не было их по пути нашего победоносного следования. По крайней мере, мне не удалось заметить ни одного.

Беспрепятственно доезжаем до Бессарабской площади. ГАИ-шник, руководящий движением за границей пешеходной зоны, похоже, действительно нас не замечает. Вкушая прелести обладания «блатным» номером, полностью проезжаем пешеходный Крещатик в обратном направлении и сворачиваем на улицу Институтскую, намереваясь беспредельничать дальше. Но тут случается обстоятельство, которое сразу же поколебало нашу уверенность в своей полной безнаказанности. Постовой на площади Независимости останавливает сначала наш «блатной» «Опель», а за ним – и «Мерседес» рядового украинца – второго участника эксперимента.

Мы пускаемся на всяческие ухищрения, пытаясь спасти свою репутацию настоящих мачо с блатными номерами. Многозначительно показываем на «крутой» номер. Инспектор неумолим. Тогда двое из нашей группы показывают свои удостоверения не простых сотрудников милицейского главка. Инспектор держит моральный удар! Документ ему подавай! Тот, что позволяет въезд на пешеходную зону. Мы упираемся как можем. Инспектор вызывает на подмогу старшего. Машина последнего появляется через считанные минуты, но товарищ командир совсем не желает уважать наше олигархическое право нарушать все что возможно. Приглашает составить протокол – по всей форме и никаких «мы ж свои люди, одно дело делаем…». Вобщем, приходится полностью открывать свою провокационную сущность. Лишь после этого нас отпускают восвояси.

Все, погорели, теперь уж точно передадут по рации, что ездят какие-то непонятные граждане с олигархическим номером – проверяют бдительность. На всякий случай решаемся проверить свою догадку и отправляемся вверх по Институтской – нарушать ПДД на Липках.

Возле Верховной Рады почти нет машин и наш «Опелек» в мгновение ока разгоняется до «сотни», проносясь строго по осевой линии. Наше движение никто не сдерживает. Наличия милиции отметить не удается. Проезжаем пару кварталов до площади Славы, разворачиваемся через двойную осевую почти перед носом инспектора ГАИ, который увлеченно беседует с водителем остановленного авто. Наше дорожное святотатство остается незамеченным. Возвращаемся по тому же маршруту в сторону Крещатика, но нарушать дальше не представляется возможным: мы попадаем в поток машин. Едем в левой полосе. И тут словно черт из табакерки появляется инспектор ГАИ. Такое впечатление, что он ждал нас весь день. Он совершенно определенно указывает нам жезлом на обочину. Подъезжаем, делаем невинные глаза: в чем дело, ничего не нарушили. Оказывается, нас заметили еще когда мы гнали по осевой в обратном направлении, но тогда инспектор, очевидно ошалев от нашей наглости, просто не успел нас остановить. Он передал по рации следующему посту, но те видно нас проморгали. И еще: почему-то остановили именно наш автомобиль с крутыми номерами, а не «Мерседес».

В душе я, как и приличествует олигарху, возмущен: ГАИ совсем страх потеряло, неужели не видно, что едет «крутая» тачка! Инспектор все видит, но требует документы и вновь намекает на перспективу составления протокола. Когда все разговоры о том, что мы из милиции и прочая не срабатывают, пробую еще один аргумент: предъявляю специально выданную для нашей акции блатную «ксиву». Ее у меня забирают, внимательно изучают, но не отдают. У водителя настойчиво требуют документы на машину, а их он показать не может, иначе вновь рассекретится. Начинаем «убалтывать» инспектора. Тот не сдается и вызывает старшего. Он вскоре подъезжает, но от этого наше положение не улучшается. Нет, что ни говори, а доля крутого пацана не предсказуема — на что нам крутая «ксива», если даже по осевой с ветерком нельзя пронестить. Мы рискуем потерять не только «ксиву» и удостоверение водителя. Судя по всему, нам светит поездка в участок, что никак не входит в наши планы. Я отмечаю, что водитель «Опеля», сам милиционер начинает заметно нервничать. Как руководитель мероприятия, я принимаю волевое решение «расшифроваться».

Итак, два провала в течение получаса – многовато будет. При этом на общение с инспекторами мы потратили минут двадцать. В итоге, сложилось впечатление, что по крайней мере в центре Киева «блатной» номер и вспомогательные «корочки» не являются гарантией милости ГАИ. Впрочем, это в самом центре. А если отъехать чуть подальше?

На улице стремительно смеркается и скоро наши «крутые» номера будут просто не видны инспектору. Поэтому на дальний вояж времени уже не остается. Посовещавшись, решаемся отправиться на Подол. Там в выходные дни на улице Сагайдачного также запрещено автомобильное движение.

К ограждению, отделяющей проезжую часть от пешеходной, подъезжаем в прежней последовательности: сначала «Опель», чуть позже – «Мерседес». На Сагайдачного ограждение более монументального вида, к тому же буквально перед нами находится инспектор. Мы медленно приближаемся и мигаем фарами. Сработало! Инспектор послушно раздвигает ограждение, даже не попросив предъявить ему хоть что-нибудь!. Мы беспрепятственно въезжаем на пешеходную часть. В зеркало заднего вида замечаем, как инспектор тормозит «Мерседес». Ему нельзя – мордой, то бишь, номерами — не вышел. В то время, как мы вальяжно движемся по запретной для автомобилей территории, я имею удовольствие слушать разговор своего товарища Евгения, сидящего за рулем «Мерседеса». У него в машине установлена громкая связь для мобильного телефона. Он звонит мне и я внимаю его беседе с инспектором. Женя, войдя в роль законопслушного плательщика налогов, донимает младшего сержанта одним и тем же вопросом: «Я хочу проехать на Сагайдачного. А почему мне нельзя, ведь вы только что «Опель» пропустили. Чем он от меня отличается, кроме того, что у него «крутые» номера?» Ему не моргнув глазом отвечают, что «товарищ живет на этой улице, что у него спецпропуск под стеклом, что водитель успел предъявить пропуск, разрешающий въезд на пешеходную зону. Женя все опровергает, ибо он все видел, так как ехал буквально за нами. Хотя грубить ему не решаются, но и на пешеходную территорию не пропускают.

Тем временем мы проезжаем всю улицу Сагайдачного, выезжаем за границу пешеходной зоны и разворачиваемся, чтобы вернуться на помощь нашему товарищу. Но тут въезд нам преграждает машина ГАИ. Мы не спеша «подпираем» ее и она … отъезжает, открывая путь на запретную для автомобилей территорию. Тем временем Евгений продолжает выяснять отношения с младшим сержантом. И тут – немая сцена – вновь проезжаем мы. Инспектор, который только что рассказывал о неком спецталоне, висевшем под стеклом нашей машины, вынужден умолкнуть, поскольку никакого талона не видать и в помине. Мы останавливаемся чуть поодаль, и я подхожу, чтобы понаблюдать за дискутирующими воочию. Женя успевает «выдавить» из сержанта признание, что у него приказ машины с такими номерами не трогать. При моем появлении сержант просто впадает в транс, предчувствуя что-то неладное. Впрочем, я молчу. Евгений тем временем пытается добиться формулировки приказа, однако безуспешно. Похоже, сержант напрочь потерял дар речи. И тогда Женя набирает номер дежурного по ГАИ города, требует того представиться и пытается добиться: так на основании како же приказа ГАИ не имеет права трогать машины с номерами «I I»? Дежурный утверждает, что такого приказа не существует. Женя вопрошает: «Так значит инспектор только что сознательно мне солгал?» Дежурный просит передать трубку инспектору. Далее мы слышим по громкой связи, как дежурный распекает младшего сержанта, который и без того уже не жив-не мертв. Грозит, что по окончании смены заставит того написать рапорт, распять, колесовать и прочее, при чем всё это одновременно. Смотреть на парня становится жалко.

К тому времени к месту нашей дислокации прибывает машина с начальником ГАИ этой зоны. Мы так же безуспешно пытаемся добиться у него номера приказа, на основании которого «блатные» машины трогать нельзя. На все наши вопросы о том, насколько такой приказ легитимен и как он может его прокомментировать, товарищ майор отвечает как прокуроры в западных детективах: «Но комментс, я на службе». Разговор, впрочем, как и остальные наши контакты с сотрудниками ГАИ идёт весьма корректно и, можно сказать, доброжелательно. Вместе с прощальным рукопожатием, мы просим старшего не линчевать младшего сержанта, на которого к этому времени просто больно смотреть: за четкое исполнение приказа сомнительного происхождения его же могут и наказать. Нам остается обратиться со словам в защиту сержанта также к его вышестоящему руководству: мы отнюдь не хотели бы, чтобы результатом нашей «спецоперации» стало наказание «стрелочника» в звании младшего сержанта.

Собственно, наш рейд подходил к завершению. И тут на горизонте появилась «пятерка»-«Биммер» с «крутыми» номерами «018 01 — ОО». Он благополучно что-то нарушил и был остановлен инспектором. Впрочем, через мгновение «БМВ» без каких-либо последствий последовал далее. Мы, естественно, поинтересовались: почему так? Ответ был на редкость лаконичен: «У него талон СБУ», какой именно талон гаишник, правда, не уточнил. Интересно, действительно ли наша СБУ, так разбогатела, что ездит на БМВ 5-й серии в «полном фарше»? В связи с чем возникают вопросы к руководителям грозной спецслужбы. Впрочем, адресуются они, скорее всего к бывшему шефу СБУ Владимиру Радченко, при котором, очевидно, этот талон выдавался. Но ответить на него, очевидно, сможет лишь новый руководитель грозной спецслужбы Игорь Смешко. Игорь Петрович, думаю, этот вопрос интересует не только нас, но и очень многих читателей. Не просветите ли?

Олег Ельцов,»УК»

Вместо послесловия.

Минуло несколько часов после нашей «акции-операции», как мою машину остановили на Подоле два инспектора ГАИ. Подошли оба — улыбаются… Спрашивают: « Вы уже закончили?» У меня глаза на лоб? Мы-то ещё и не начинали (дело в том, что к тому моменту у меня в салоне вместо сотрудников пресс-службы ГУВД уже сидела милая дама)… Наконец понял, что милиция ведет речь о своем, то есть о нашей акции. «Да, уже давно опасность миновала, — говорю — а что?»

И тут ребят прорвало… Они долго рассказывали про хамство, про грубость, про унижения, которые иногда им приходится терпеть от таких вот «номерных» машинок. Инспектору таких лучше вовсе не останавливать: чтобы не портить себе на целый день настроение, а то и карьеру на всю жизнь. Один из моих собеседников даже поведал, что в случае конфликтной ситуации включает диктофон, спрятанный под курткой. Так легче потом оправдываться, когда в «верха» несется «телега», мол, такой-то инспектор, грубил, самодурствовал, превышал и пр. «Номерные» ездят, как Бог на душу положит, особенно много нарушений, когда за «членовозом» идет джип охраны… Охранники в служебном рвении могут и «подрезать» и выехать на встречную полосу — чувствуют полную безнаказанность. Останавливать таких бесполезно – даже не замедлят движение. А остановишь, водитель или «хозяин» вывалит целую колоду разнообразных «ксив», как у ангелов неприкасаемых…»

Одним словом, два моих собеседника выразили полный «одобрямс» нашей акции. Вот было бы здорово, если бы еще и руководство поддержало мнение младшего офицерского состава…

Про историю с сержантом, двое инспекторов, общавшихся со мной, уже успели услышать. Тут мы с ними были единодушны: парень не при чем – наказывать его просто подло. Ведь система-то действует еще со времен «царя Гороха».

В разговоре как-то сама собой возникла совершенно иная тема «с точностью до наоборот»: жуткие, слепые и раздолбанные, чадящие «копейки-шестерки», «опели-рекорды-кадеты» и прочий автохлам, гордо именуемый — такси. Такие «монстры» представляют ещё большую угрозу движению, нежели «номерные» авто. Срываясь почти под прямым углом из левого ряда к тротуарной бровке, едва завидев «грача», такие водители создают массу аварийных ситуаций. Они заполоняют тротуары под кассами и клубами, мешают движению по всему Киеву, останавливаясь просто посреди правого ряда, дабы провести неспешные переговоры с клиентом. И в продолжение этой темы — незнание города, неисправные автомобили, отсутствие страховки, хамство, обман, а порой и просто насилие. В общем, чем не тема для очередной публикации на «УК»?

Евгений Лауэр








Читайте также: