День Независимости для заключенных

В августе в украинских тюрьмах пройдет амнистия 2011 года, приуроченная ко Дню Независимости. Впрочем, амнистия — это скорее символический жест, чем реальная помощь заключенным со стороны властей, пишет в своем блоге на Фокус.ua Александр Володарский, сам недавно покинувший места не столь отдаленные

День независимости – самый долгожданный и самый любимый праздник в украинских тюрьмах. Во всяком случае в этом году. Два года заключенные тщетно ожидали амнистии и наконец-то дождались, уже в конце августа арестанты начнут выходить на свободу. Не все 150 тысяч, конечно же, а примерно каждый пятнадцатый, а то и двадцатый.

Информация об амнистии попадает в тюрьмы очень избирательно: телевидение не дает полной картины происходящего, Интернет под запретом, а пресса фильтруется, к тому же не все заключенные способны разобраться в печатных источниках. Все это дает почву, на которой обильно произрастают слухи и домыслы. Даже рецидивист, имеющий за плечами несколько судимостей по тяжким статьям, хочет удостовериться, что освободится по амнистии.

Надеются на освобождение и заключенные сидящие за статьи связанные с наркотиками. Но амнистия их, традиционно, не касается, «наркоманов» всегда держат в тюрьмах до последнего, это удобнее, чем оказывать им медицинскую помощь. В результате, достать наркотики в тюрьме едва ли не проще, чем на свободе, и многие подсаживаются на них именно в заключении – от скуки и безысходности. Криминализация наркомании неизбежно ведет к наркотизации криминала.

Разве люди перестают быть преступниками и становятся законопослушными гражданами лишь по большим государственным праздникам?

Люди, сидящие в исправительных центрах за неуплату алиментов, не могут получить внятного ответа о том, заслуживают ли они освобождения. Ведь в законе написано, что лица совершившие преступления в адрес своих детей не могут быть амнистированы. Норма, призванная защитить детей от родителей-насильников и родителей-убийц оборачивается абсурдом.

Находящийся в заключении отец не получает денег достаточных для помощи своим несовершеннолетним детям, из-за отсутствия работы в местах заключения он не может даже исполнить решение суда и выплатить задолженность по алиментам. Не может он и выйти досрочно, чтобы помогать семье на свободе. В итоге проигрывают все: заключенный, его дети, да и само государство, вынужденное содержать армию иждивенцев-поневоле.

На самом деле, концепция амнистии в ее современном понимании немного абсурдна. Как и вся действующая сегодня в Украине система исправления через наказание. Государство выпускает на свободу людей осужденных за преступление, но не отбывших свой срок полностью.

Тем самым оно вроде бы признает, что эти люди больше не представляют вреда для социума и могут вести нормальную жизнь. Но тогда возникает закономерный вопрос: зачем вообще было содержать этих людей в тюрьме? Зачем их освобождение привязывать к красивым датам, таким как День Независимости? Разве люди перестают быть преступниками и становятся законопослушными гражданами лишь по большим государственным праздникам?

Малограмотному человеку без жилья и денег невозможно пройти все круги бюрократического ада и возвращение в тюрьму при таком положении вещей – дело времени.

Хорошо, когда люди, вышедшие на свободу по амнистии, возвращаются в семью, к родителям или женам с детьми. Но иногда они оказываются выброшены на улицу, без денег и документов. Бюрократия любит требовать, но не делать: для банального получения паспорта вчерашнему заключенному нужно совершать множество сложных, унизительных и утомительных действий.

Это возможно при наличии денег, работы, поддержки со стороны, помощи близких. Малограмотному человеку без жилья и денег невозможно пройти все круги бюрократического ада и возвращение в тюрьму при таком положении вещей – дело времени. Хуже всего пожилым и больным людям, которым даже не хватает сил и здоровья, чтобы совершить какую-то символическую кражу.

Не так давно я встречал из Ирпенского исправительного центра 62-летнего старика, который выглядит на все 80. Частичный паралич, катаракта. Квартиру переписали на себя предприимчивые родственники, жить ему негде. В больницу его класть отказываются из-за нехватки мест и лекарств, денег на лекарства тоже нет. И таких людей по всей стране тысячи. Государство успешно воплощает в жизнь псевдоницшеанский принцип «слабого подтолкни», при этом не забывая на публику говорить о ресоциализации и адаптации вчерашних заключенных.

Тюрьма – это инструмент, служащий не для исправления, а для сокрытия проблем. «Неправильных» людей изымают из общества. Полторы сотни тысяч заключенных, по меркам Украины, – это небольшой областной центр. Это половина населения такого европейского государства, как Исландия.

Если несколько веков назад заключенных Британской Империи ссылали в Австралию, а Российской – в Сибирь, то в Украине можно говорить о «внутренней ссылке», географически люди остаются в стране, но попадают в абсолютно параллельный социум, живущий по своим правилам и законам. Без кенгуру и вомбатов, зато с вшами и тараканами; без вечной мерзлоты, зато без отопления и горячей воды в зимний сезон.

Государство имитирует решение проблем социума, загоняя людей в тюрьмы, а потом точно так же имитирует решение проблем тюремной системы, периодически выпуская их наружу. Корабль постоянно курсирует, возя колонистов в нашу «внутреннию Австралию» и обратно. Зачем это делается – непонятно. Может быть, капитан надеется, что пассажиры рано или поздно обезумеют от морской болезни и дружно бросятся за борт.

Автор: Александр Володарский, Фокус.ua 

Читайте также: