Как «башмаки» ликвидировали конкурентов

В любой войне главное — истребить противников всех до одного и остаться победителем. По такому принципу действовали и «башмаки», развернув в 90-х годах криминальную войну на полуострове. Оставались в живых те, кто выбрасывал белый флаг и соглашался работать на эту ОПГ. А вот строптивые сами себе подписывали смертный приговор. Одним из таких оказался Михаил Ковальский — лидер ОПГ «Богдановская». После его убийства группировка перестала существовать как самостоятельная, а люди Ковальского были вынуждены стать «башмаковскими» бойцами. 

Автор: ЮЛИЯ ИСРАФИЛОВАПервая Крымская

 

Маленькие, да удаленькие

В конце 80-х годов в Крыму наряду с крупными начали формироваться и мелкие преступные группировки. К 90-м годам безусловным лидером была ОПГ Александра Ткачева, но свое место под «криминальным солнцем» также искали банды Хавича, Дзюбы, Иванова, «Греки», «Имдат», «Богдановская»…

Последняя получила название по территориальному признаку — ее лидеры были выходцами из с. Богдановка Симферопольского района. Поначалу «богдановские» конкурировали и даже немного воевали с «грэсовскими», но последние оказались сильнее и влиятельнее благодаря Ткачеву. Он был коренным «грэсовцем» и, вернувшись из армии, сразу стал лидером среди местных пацанов. Но чтобы стать настоящим мафиози, силы духа и жесткого характера было мало — тут требовался криминальный опыт. Его Ткачев получил, когда вступил в банду крымского авторитета Владимира Гужева, по кличке Гуня.

Опытным Сахан стал очень быстро и вместе с Аликом Дзюбой ушел от Гуни на вольные хлеба. И у Ткачева все получилось — совсем скоро он стал первым криминальным лидером на полуострове. Вот тогда Ткачев вспомнил молодые годы и решил подтянуть в свою банду грэсовских и богдановских ребят. Последние, несмотря на прошлые разногласия (больше похожие на соревнования «кто круче»), охотно согласились работать под предводительством Ткачева, которого знали чуть ли не с малых лет. Тем более что условия были приемлемые: ОПГ «Богдановская» сохраняла и название, и независимость, просто теперь являлась «дочерним предприятием» криминальной структуры Ткачева.

Сотрудничество было удачным и взаимовыгодным, но лишь пока был жив Сахан. Когда в 1993 году «великого воина» не стало, «богдановские» отказались работать с Виктором Башмаковым, заменившим Александра Ткачева. Несмотря на свои нечистые руки и совесть, «богдановские» считали «башмаков» полными беспредельщиками. Сахан научил их жить «по понятиям», и уже по-другому пацаны из Богдановки не умели и не хотели. Башмак не особо огорчился из-за такой потери и очень скоро забыл о «диссидентах». Последние стали работать самостоятельно, занимаясь вымогательством, продажей оружия и наркотиков. Одно время они немного сотрудничали с Аликом Дзюбой. Тот сам предложил «богдановским» дружбу. Они согласились, но не столько из-за Алика, сколько из-за общей ненависти к новым «башмакам».

Так бы им и жить, однако после смерти Башмака ситуация коренным образом изменилась. На смену Виктору Башмакову пришли его сподвижники — уже знакомые нам Данила и Молдаван. Если Башмака считали беспредельщиком, то этих двух полными беспредельщиками. Прикрываясь красивой целью — отомстить за смерть «крестного отца», новые «башмаки» стали попросту тянуть одеяло на себя. Они убили Поданева, ликвидировав, таким образом, не столько убийцу Башмака, сколько хозяина Севастополя. Потом, дабы полностью захватить город, «башмаки» начали истреблять лидеров мелких ОПГ города русской славы. Потом взялись за Дзюбу, который не меньше них хотел стать безоговорочным лидером и захватить абсолютную криминальную власть. А потом очередь дошла и до строптивых «богдановских».

Укрощение строптивого

Рыба начинает гнить с головы, поэтому, чтобы развалить небольшую группировку, нужно попросту лишить ее головы. Данила, будучи неплохим стратегом, сделал правильные выводы: чтобы «богдановских» не стало и они освободили занимаемую территорию, нужно убить их лидера — Михаила Ковальского. Организовать все это Данила поручил своим подручным — Борису Майде и Николаю Кириленко, по кличкам Дядя и Кеша. Эти личности уже известны нашему читателю. Напомним, Майда был одним из «бригадиров» ОПГ «Башмаки», Кириленко — его правой рукой.

В свое время Дядя был причастен к событиям, произошедшим летом 1995 года. Тогда по Восточному Крыму прокатилась волна массовых беспорядков. Произошло это после того, как 25 июня 1995 года в селе Курортном два торгующих на рынке крымских татарина были убиты двумя рэкетирами. Их похороны, на которые съехались крымские татары со всего полуострова, и дали старт массовым беспорядкам. Во время этих хорошо запомнившихся всем крымчанам событий были сожжены несколько домов, в том числе дом директора совхоза в Щебетовке, взят в заложники начальник горотдела милиции Феодосии, в Судаке и Коктебеле (тогда еще Планерском) разгромлены рестораны, бары и магазины, контролировавшиеся ОПГ «Башмаки».

Все это потом стихло так же, как и началось. И только через десяток лет стало известно, что в убийстве двух крымских татар подозревались некий А. Е., по кличке Профессор (имя этого человека мы не называем, так как он единственный, кто остался в живых из всех фигурантов дела), и Борис Майда. Также Дед был причастен к убийству председателя колхоза имени XIX партсъезда Красногвардейского района В. Сироштана в том же 1995 году. Что интересно, этот заказ Майде сделали «сейлемовцы», и последний охотно согласился, несмотря на войну между «Башмаками» и «Сейлемом».

Этот случай, а также некоторые другие серьезно подорвали авторитет Бориса среди своих. Вообще, он был странным человеком, и странность эта объяснялась наркотической зависимостью. В своих странностях «бригадир» доходил до крайностей, к примеру… красил ногти. Однако Даниле на тот момент было все равно, с какими ногтями Боря будет ликвидировать неугодных.

Дядя охотно взялся за очередное поручение босса. Для исполнения убийства Майда выбрал уже знакомого нам киллера Горгуля, проверенного не в одной «мокрухе». Считалось, что Горгуль хорошо зарекомендовал себя в севастопольских делах, несмотря на то, что покушение на Игоря Руля было неудачным и вместо бандита Чагаева убили его брата (об этом мы писали в прошлых номерах). Тем не менее эти ошибки легли на организаторов, Горгуль же остался почти идеальным исполнителем.

Для убийства Ковальского из общего арсенала банды «Башмаки» Горгулю был выделен автомат АКМ с боеприпасами. Так как за дело взялся неадекватный Боря, преступление долго не планировалось и не готовилось. 13 сентября 1995 года Майда, вдохновленный очередной дозой, самолично выследил Ковальского. Тот находился у себя дома на ул. Чернышевского. Кеша, Горгуль и еще один рядовой «башмаковский» боец на автомобиле БМВ тут же прибыли в указанное Дядей место и остановились на ул. Красных подпольщиков рядом с домом №2, откуда хорошо просматривался дом Михаила Ковальского. Ждать пришлось недолго: около 3 часов дня «богдановский» лидер вышел из дома и направился к своей машине.

Горгуль тут же начал действовать: он взял автомат и пошел к Ковальскому. Приблизившись к нему на 10 метров, Горгуль открыл огонь. Раненый Ковальский быстро сориентировался и начал убегать от киллера, прячась за свой автомобиль. Однако Горгуль совершенно хладнокровно продолжал преследовать жертву. Даже когда Ковальский упал на землю, киллер стрелял в него до тех пор, пока не закончились патроны. Все это кровавое побоище происходило на глазах у жены Ковальского и его соседа. При этом женщина была тяжело ранена в ногу, сосед отделался легким ранением в левую стопу.

Тело Ковальского было изуродовано до неузнаваемости. У него были прострелены грудь, живот, голова, лицо, позвоночник… Лидер ОПГ «Богдановская» скончался на месте.

Конец неадекватного

Задание Данилы было выполнено, очередной строптивец был укрощен. Казалось бы, спасибо за это хорошему организатору Боре Майде… Однако на неадекватного Бориса Данила уже давно точил зуб. Последней каплей были судакские события — деск

ать, наркоман доставил «башмакам» неприятности. После убийства Ковальского Майда вынужден был податься в бега, но не из-за «богдановского» воина, а из-за судакских событий, которые чуть было не спровоцировали войну в Крыму. Когда спустя некоторое время Боря вернулся, он понял, что свои его не ждали. Место Бори занял не кто иной, как Кеша — подчиненный Майды.

Боря вместе с Профессором решили переждать и как следует обдумать ситуацию. Делали они это в квартире жены Стаса Комягина — брата Виктора Башмакова. Там приятели и начали готовиться к боевым действиям против «молдаван», дабы вернуть утраченные права. Николай Кириленко (Кеша) в этой ситуации буквально разрывался меж двух огней, вернее, как ласковый теленок сосал двух маток. Он был с «башмаками», но чуть ли не каждый день забегал в квартиру Стаса Комягина, чтобы «накапать» экс-боссу на «башмаков», и тут же бежал обратно к последним и «капал» на Борю. В итоге 8 июня 1999 года не определившегося Кешу по приказу Майды расстреляли в Симферополе на ул. Ракетной. Сделал это некий Петр Иванов (брат жены Бориса Майды).

И вот тогда «молдаване» перешли в наступление. В октябре 1999 года в пос. ГРЭС был похищен Д. Иванченко — брат жены Стаса Комягина. Этот человек не имел никакого отношения к бандитским разборкам, тем не менее попал под подозрение «молдаван» и был похищен с целью получения информации о местонахождении и последующих действиях Бориса Майды. Что случилось с Иванченко, никто не знает. Он до сих пор числится пропавшим без вести.

Следующим был Петя Иванов — киллер, работавший на Майду. Сначала его вместе с Профессором обстрелял возле кинотеатра «Космос» «башмаковский» ликвидатор Григорий Посунько (Гриня). Однако Профессор остался жив, ему удалось сбежать с места расстрела, а вот Иванова добили уже возле села Пионерского Симферопольского района, где он и был похоронен.

После убийства Иванова Майда и его команда опять подались в бега, но «башмаки» открыли на последних настоящую охоту. «Загнанные звери» некоторое время скрывались в Херсонской области, но «охотники» через жену Стаса Комягина вычислили беглецов и начали преследование. Нашли Майду и компанию в баре «Шатун» в пгт Белозерка. Как уже писала наша газета, в тот вечер он вместе с Профессором и жителем Херсонской области по фамилии Гаазе спокойно ужинал в «Шатуне». Приятели даже не заметили людей, заскочивших в бар и открывших по ним стрельбу.

Майда и Гаазе были расстреляны на месте. А вот Профессор снова остался жив. Более того, ему удалось сбежать из «Шатуна». Всю ночь он электричками добирался до Симферополя и в крымской столице залег на дно. Долгое время его даже считали убитым. Но в итоге Профессора нашли, но только не братки, а правоохранители. Теперь он, как и все арестованные авторитеты, очень много рассказывает о своих (и не только своих) криминальных «подвигах».

Читайте также: