Наши «дантисты-подпольщики» в Канаде

В одной из своих бессмертных песен Владимир Высоцкий предупреждал советских зубных врачей, что в Израиле их может оказаться больше, чем больных зубов, а «значит, безработица». В Канаде, с ее социалистической системой здравоохранения это не так, но лечить зубы у лицензированных стоматологов не всем иммигрантам по карману, и в Торонто, где постепенно образовалась многочисленная «русская колония», процветает подпольная стоматология. 

«В подвалах и комнатках, со старыми и не стерилизованными инструментами, — написала 10 июня газета Toronto Star, — среди общин иммигрантов процветает домовая индустрия незаконной, а иногда опасной стоматологии. Предлагая низкие цены за некачественную помощь, липовые дантисты привлекают пациентов, в основном новых иммигрантов, с которыми их роднит культура».

Убогое оборудование подпольных клиник опасно для здоровья не только пациентов. Радиация от рентгеновских аппаратов может пройти сквозь не изолированные свинцом потолки и стены, а не стерилизованные шприцы и инструменты могут перенести инфекции чего угодно, от гриппа до СПИДа.

Газета пишет, что «подпольные дантисты» собрались в Торонто со всех концов света — из России, Колумбии, Ливана, Африки и Юго-Восточной Азии. Однако, за исключением арестованного в марте колумбийца Умберто Солано Росаниа, речь идет только о «наших» — Михаиле Генкине, Иосифе Истцере, Александре Зангере и еще одном «русском дантисте», которого его пациенты из осторожности не назвали.

Принимая пациентов в описанных выше условиях, пишет корреспондент Star Дейл Бразао, дантисты-подпольщики оказывают все виды помощи: от простой чистки и пломб до сложного протезирования и установки имплантов. За последние 7 лет в провинции Онтарио были выявлены 42 дантиста-самозванца, но стоит закрыть одну такую клинику, как тут же открывается другая. Спрос рождает предложение — пациенты говорят, что у них на родине лечили так же, от Канады они другого и не ожидали, и вообще главное — подешевле, а есть у врача диплом или нет, им не важно.

За удаление нерва (root canal) лицензированный дантист берет 900 канадских долларов, а подпольный — 250. Пломба у нашего «подпольщика» стоит 40 долларов вместо 300, а коронки идут по 175 долларов, не по 900 или 1000, которые с вас возьмут в белоснежной клинике со стенами, увешанными дипломами.

Само собой разумеется, что «подпольщики» берут плату наличными. По данным канадского минздрава, 17% канадцев избегают визитов к дантистам из-за дороговизны, а 32% населения страны — в основном люди с низким доходом, не имеют «зубных страховок». Из бюджета провинции Онтарио на 2008 год были выделены деньги на страховку для взрослых, но эта помощь пока не реализована.

К дантисту-подпольщику Михаилу Генкину корреспондент Toronto Star пришел под видом пациента на консультацию. «Клиника» оказалась в подвале домика-бунгало в самом центре «Русского Торонто», между Батерст-стрит и Финч-авеню. Генкин в несвежей больничной робе, спущенных носках и шлепанцах усадил пациента в зеленое виниловое кресло образца 1970-х годов.

Его рот он осмотрел без стерильных перчаток, а автоклав для стерилизации инструментов был задвинут в угол. Держа в одной руке зеркальце, а в другой зонд, Михаил Гекин обстучал зуб за зубом, сказал, что все в порядке, и взял за осмотр всего двадцатку. «Я знаю, что это незаконно, — сказал ему 64-летний Генкин, когда Дейл Бразао представился.

— По-моему, я помогаю людям, потому что беру очень дешево, а лечу вполне хорошо». 14 лет назад Михаил эмигрировал в Канаду через Израиль из Москвы, где был дипломированным дантистом. Получить лицензию на стоматологическую практику в Канаде ему было трудно по возрасту, к тому же не было времени и денег на два года и пять месяцев «переучивания» в Торонтском университете на курсах для врачей-иностранцев. Этот курс со всеми сопутствующими расходами стоит около 100 тыс. канадских долларов, а конкурс там — 250 желающих на 28 мест. Сейчас Университет Западного Онтарио ввел аналогичный укороченный курс за 7500 долларов, но его слушателям необходимо больше знать до приема.

По словам Генкина, он открывал такие клиники в нескольких местах, так как в Королевский колледж стоматологической хирургии на него периодически поступали анонимные жалобы, в которых не было ничего конкретного. Секретарь этого колледжа Ирвин Феферград тоже ничего конкретно не сказал, но подтвердил опасность инфекций в клиниках дантистов-подпольщиков. Феферград привел пример клиники дантиста без диплома в городке Лондон на полпути между Торонто и нашим Детройтом. Узнав о ней, местные здравоохранители предложили установленным пациентам этой клиники пользоваться презервативами и пройти тест из опасений, что они инфицированы гепатитом В и С. Оба вируса содержатся в крови и слюне и могут в течение месяца сохраняться на нестерилизованных медицинских инструментах.

Как отмечают сотрудники Королевского колледжа, в некоторых подпольных стоматологических кабинетах грязно, а пол завален окровавленными марлевыми тампонами. Один дантист-подпольщик, по словам представителя колледжа, пытался стерилизовать инструменты в кухонном тостере. Основное оборудование и инструменты дантисты-подпольщики за гроши покупают подержанными на интернет-аукционе eBay, но средства для анестезии и материал для пломб легально продаются только лицензированным стоматологам. Одни подпольщики провозят их в Канаду контрабандой, а другие за наличные деньги налаживают незаконную связь с мелкими местными магазинами.

54-летняя Ольга Волченко приехала в Канаду из Молдовы в 1992 году, и получилось, что вместе с ней приехала зубной врач, которую она знала в Кишиневе. Обе женщины поселились в Торонто, ее знакомая стала дешевым «дантистом-подпольщиком», и Ольга ни минуты не раздумывала, к кому пойти, когда это понадобилось. Сейчас она пошла бы к другому дантисту. «Посмотрите, — сказала она канадскому журналисту по-русски, показав пальцем на дыру в верхней челюсти, где раньше было четыре зуба. — Вот так». Волченко живет в крохотной квартирке на северной окраине Торонто и перебивается случайными заработками.

Знакомая «подпольщица» принимала пациентов тоже в подвале и тоже работала без перчаток. По словам Ольги Волченко, под местной анестезией ей вырвали не тот зуб, а там, где нужно было сначала удалить нерв, просто запломбировали. За это знакомая взяла с Волченко всего 6 тыс. долларов.

Через некоторое время Ольга проснулась среди ночи от дикой зубной боли. Через два дня выяснилось, что из-за инфекции у нее развился абсцесс, и левую щеку раздуло до размеров бейсбольного мяча. Дальше больше — у Ольги стала разрушаться кость верхней челюсти, и ей пришлось перенести болезненную операцию по наращиванию костной массы, удалению остатков зубов и вживлению имплантов. Все это проделал лицензированный канадский врач Аллен Аптекер, в кресле которого Волченко провела множество часов и заплатила ему почти 15 тыс. долларов.

Доктор Аптекер утверждает, что топорная работа дантистки-подпольщицы могла завершиться для Ольги куда трагичнее — слепотой, а то и смертью. Ольга не назвала Аптекеру имя подпольщицы, не желая подводить землячку, на которую врач мог пожаловаться в Королевский колледж. Корреспонденту Star она тоже этого не сказала, объяснив, что не хочет, чтобы в общине ее считали доносчицей.

Еще одна жертва дантистов-подпольщиков, Петр Кричевский, эмигрировал в Торонто из Польши больше десяти лет назад. Вскоре он пошел к дантисту Иосифу Истцеру, и за последние 4 года истратил почти 50 тыс. долларов на исправление того, что, по его словам, натворил Истцер.

Лицензированный врач удалил Кричевскому все до единого зубы и сейчас завершает вживление имплантов. 65-летний Иосиф Истцер общаться с журналистом отказался, а его жена Шифра заявила, что у мужа есть лицензия на право стоматологической практики в провинции Онтарио, и отрицала, что он также принимает в подвале своего дома. На Шифре Истцер был белый больничный халат, и она дрожащим голосом заявила Дейлу Бразао, что муж — за границей, хотя несколькими часами раньше Иосиф подошел к телефону у себя дома. «У поляков есть пословица, — заключил Петр Крический. — Кто платит дешево, тот платит дважды».

Дантисты-подпольщики — народ острожный и пациентов с улицы, они, как правило, не принимают. Когда репортер Toronto Star, опять же под видом пациента, назначал по телефону прием у своего следующего объекта — 84-летнего Александра Зангера, жена дантиста Анна Шапиро десять раз переспросила, кто ему дал их номер. Зангер репортера не принял, но жена впустила его в кабинет, устроенный в маленькой второй спальне их дома. Стоя у аппарата для резки слепков, Анна Шапиро сказала, что муж вообще не принимает пациентов, а затем добавила: «Ну, разве что друзей». Сам старик Зангер позже рассказал, что практиковал в этой самой спальне лет 40 после того, как провалил экзамен на подтверждение диплома.

Управы по уголовным законам на дантистов-подпольщиков в Канаде практически нет, поскольку после первого предупреждения они заколачивают один подвал и переселяются в другой, а лишение свободы за это положено лишь при повторном разоблачении. Правда, подпольщика колумбийца Умберто Солана Росаниа могут посадить, но он наворотил такого, что нашим и не снилось.

АЛЕКСАНДР ГРАНТ, «РУССКИЙ» КРИМИНАЛ В АМЕРИКЕ

Читайте также: