Легендарные бизнес-конфликты и убийства бизнесменов в Риге

Эта глава будет посвящена смертельным бизнес-конфликтам. Причины убийств, как мы увидим, остаются неизменными: долги, амбиции, рейдерство, Вот, собственно, и все. Однако чаще всего — долги. В 90-е об этом говорили так: "Кому суждено отдать долг, тот не утонет". 

Убийство директора порта «Волери» Юрия Шлепенко было тем редким случаем, когда удалось посадить на скамью подсудимых «заказчика». И оправдать…

Начнем со знакового дела — гибели бизнесмена Юрия Шлепенко. Оно было в 1998 году чрезвычайно громким. Во-первых, это был один из тех редких случаев, когда убийство крупного предпринимателя вообще раскрыли. Во-вторых, это был тот уникальный случай, когда киллер во всем признался и выдал заказчика.

Как делили порт «Волери»

На момент убийства Юрий Шлепенко находился в состоянии войны со своими деловыми партнерами — участниками фирмы Besters и фирмы Rigas juras osta Voleri. За полтора года до этого они освободили Шлепенко от занимаемого поста и велели на работу больше не являться. После того, как длительные попытки переговоров ни к чему не привели, Шлепенко подал в суд серию гражданских исков, пытаясь вернуть себе статус-кво. Юрия Шлепенко застрелили накануне рассмотрения одного из моментов этой тяжбы в высшей инстанции — Верховном суде.

Он чувствовал, что погибнет, говорил об этом и жене, и матери.

Вот, что рассказывала об этом журналистам вдова бизнесмена Алла Шлепенко:

«В октябре 1993 г. Юра учредил фирму Besters, в функции которой входило обслуживание судов и другие услуги. Буквально через неделю фирма Besters учредила ООО Рижский морской порт «Волери».

По словам вдовы, проблемы начались с того, что в фирму Besters пожелали вступить и другие люди: Павел Темный, Инна Хавроненко, которую привел Темный и рекомендовал как человека с невероятно обширными связями. Олег Фиксель — бывший партнер Темного. Волдемар Криеванс — бывший партнер Фикселя. И все они претендовали на доли в фирме, контролировавшей порт.

«Мой муж вскоре уже не имел решающего голоса и постоянно проигрывал. Большинством голосов его зарубали. В конце концов его просто-напросто исключили из президентов.

Шлепенко попытался как-то противостоять. Он писал во все государственные инстанции, какие только возможно: в полицию, прокуратуру, в Регистр предприятий. Получал не ответы — отписки.

И тогда Шлепенко подал серию гражданских исков в суд. С их помощью он рассчитывал вернуть себе статус-кво.

«Вы спрашиваете про Криеванса? Да, я знаю, что про него говорят — человек Харитонова, из криминальных кругов. Так вот: он во всей этой ситуации оказался самым чистоплотным и повел себя человечно. Это мнение и Юры тоже. Именно Криеванс в свое время сказал: давайте мы ему заплатим сумму, и пусть отчаливает. Это когда еще Юра хотел все уладить мирным путем. Но остальные партнеры с ним не согласились. Именно Криеванс уже после гибели Юры на собрании, где я была, говорил: давайте отдадим ей ее имущество. Давайте на мировую, давайте найдем золотую середину…

Это было первое после Юриной гибели собрание. Партнеры наперебой мне рассказывали, как они соболезнуют, что я не должна про них думать ничего худого: Юра им живой нужен больше, чем мертвый. Но на предложение Криеванса они не согласились». (Речь вдовы цитируется по Бизнес&Балтия от 24 июля 1998 года ).

Как убивали бизнесмена Шлепенко

Убийство произошло 9 апреля 1998 года днем в Ильгюциемсе — когда Шлепенко выходил из кафе «Гамбринус». Он был не один, с женой и другом. Однако киллера, ожидавшего у выхода, это не смутило. Он поднял пистолет и выстрелил жертве трижды в голову и дважды в бок.

«Маленький такой, в очках, побежал в ту сторону», — вот и все, что запомнили очевидцы. Жена Алла не запомнила ничего: она сжимала мертвого мужа за плечи и отказывалась поверить в случившееся.

А уже через месяц полиция задержала киллеров — братьев Пометелиных.

Ключевой свидетель — пенсионерка Марианна, так рассказывала об этом на суде. Она шла по Ильгюциемсу и увидела молодого парня, стоявшего у бара и разговаривающего с кем-то, видимо, по мобильнику. Старушка отчетливо услышала: «Сейчас он выйдет из бара, и я его сделаю».

В это же время между двумя мобильными телефонами — зарегистрированными на упомянутого молодого парня и некоего Зураба Хупению — шел интенсивный созвон. В тот день парень и Зураб перезванивались 27 раз…

А через несколько минут еще один независимый свидетель наблюдал, как из бара вышел Юрий Шлепенко, бизнесмен. А молодой человек, до того мирно разговаривавший как будто сам с собой, подошел к нему и выстрелил.

— Убийцей был я, — признал подсудимый Сергей Пометелин в ходе следствия. По его словам, Шлепенко ему «заказал» именно Зураб Хупения (Грузин). Заплатил Зураб Сергею 10000 долларов — 5 тысяч сразу, 5 потом. Перед убийством они вместе отслеживали Шлепенко на машине…

Почему оправдали «заказчика»

В ходе процесса у обвинения были и такие доказательства: пули от засвеченного на убийстве пистолета, оказавшиеся в стене квартиры Хупении (очевидно, пистолет перед убийством «отстреливали»).

Однако в суде киллер неожиданно поменял показания. Названный им заказчик был уже «ни при чем». И сам Хупения тоже все отрицал.

Отметим, что мы ожидали увидеть на скамье подсудимых кого-то более брутального, но Зураб Хупения оказался на «крестного отца» не похож совсем. Скорее на кинорежиссера-семидесятника: пиджак, очки с тесемкой, борода. Версия у него была простая:

— Я тут вообще ни при чем. Я старый человек. Шлепенко не знаю. Сережу и Сашу Пометелиных знаю, но никакого убийства им не заказывал…

На этом месте Хупения хватается за сердце и оседает на скамью. Приезжает «скорая», не обнаруживает ничего серьезного и уезжает. Так, давление скакнуло.

Суд: — Хорошо, но если вы не виноваты, то почему три года скрывались, когда вас начали разыскивать?

— Я был в депрессии от того, что меня подозревают в таком ужасном преступлении.

— А почему в стене вашей квартиры дырки от пуль, выпущенных из того же пистолета, что и на убийстве? — интересуется прокурор Назаров.

— Гостеприимство наказуемо. Я как-то дал пожить в своей квартире Сергею Пометелину, оставил ему ключи. А возвращаюсь — дырки…

Вызывается ещё одна свидетельница — жена Хупении.

— Скажите, откуда у вас дырки от пуль в стене?

— Дырки? А, дырки… Когда мы в девяносто первом году в квартиру въехали, они уже были!

В итоге Верховный суд ЛР вынес такой приговор: Хупении 5 лет — за оружие (суд второй инстанции счел недостаточными доказательства, что это именно он был организатором заказного убийства), Сергею и Александру Пометелиным — 17 лет и 3 года 3 месяца, соответственно. Им срок оставили без изменений.

К остальным участникам передела порта, о которых говорила вдова, обвинение претензий не выдвигало.

На фото: Зураб Хупения, Сергей и Александр Пометелины.

Марина МИХАЙЛОВА, Игорь ИЩУК, kriminal.lv

 

Читайте также: