Государство убивает и калечит заключенных

В Синельниковской исправительной колонии №94 ночью 7 июля на спящих осужденных обрушилась стена. В помещении находилось 8 осужденных, двое получили серьезные травмы. Один из них скончался в больнице, другой находится в реанимации. Пресс-служба департамента Украины по вопросам исполнения наказаний сообщает, что фундамент был подмыт вследствие ливней. 

На место происшествия выехали координатор общественной организации ГРАД Василий Сухов и корреспондент газеты «Лица».

По словам бывшего осужденного Виктора Серяка, которого мы встретили у ворот учреждения, стена здания рухнула вовсе не из-за ливня, а из-за протекающих канализационных труб. В ночь трагедии осужденные ночевали… в подвале, потому что в бараках делали ремонт. Об этом Виктору рассказал его друг, который отбывает срок в этой колонии.

Взять комментарий у администрации колонии не удалось. «Тюрьма — это зеркало нашего общества», — только и сказал заместитель начальника учреждения по социально-воспитательным и психологическим работам Ярослав Костюченко.

Несмотря на разговоры об открытости, демократическом, европейском пути Украины, установлении общественного контроля за государственными органами и структурами государственной власти, которыми регулярно украинские политики «кормят» общество перед выборами, все это не более чем пустые обещания.

И исправительные учреждения, тюрьмы и колонии, самое яркое тому подтверждение. За время независимости в Украине другими стали страна, общество, люди. Все, кроме исправительных учреждений, вернее — условий содержания в них людей, волею судьбы оказавшихся по другую сторону колючей проволоки. «Государство в государстве», где начальник колонии — Хозяин, и полное отсутствие соблюдения прав человека. А ведь в исправительных учреждениях находятся граждане Украины, а не рабы.

Нельзя разговаривать с вольнопоселенцами, которые ожидают на «свободе», на крылечке, потому что это может грозить отменой им относительной свободы, нельзя просто так приходить к осужденным (свидание раз в месяц и то краткосрочное), нельзя даже разговаривать с администрацией, а только с письменного согласия Департамента. Практически все отношения осужденных и их родственников с администрацией переведены в плоскость товарно-денежных отношений. Об этом нам говорили наши собеседники. Единственным, кто был доступен и открыт для общения с нами, был священник — отец Александр. Может быть, через священника начнут изменяться души не только осужденных, но и администрации?

Администрации колонии есть что скрывать? Еще бы! Бывший осужденный Евгений утверждает, что когда он сидел в колонии, то получал за свой труд… 95 копеек в месяц. Официально колония производит тротуарную плитку, шлакоблоки, ящики. Люди, которые отсидели здесь свои сроки, говорят, что «на зоне» осужденных, больных туберкулезом, заставляют работать на вредной для их здоровья переработке сырой резины. Даже случившееся ЧП с рухнувшей стеной — свидетельство неудовлетворительного отношения администрации к своим обязанностям и к своей ответственности за жизнь и здоровье осужденных, которые администрация колонии и Департамент исполнения наказаний несут перед обществом и государством.

Это сколько же должно было пройти месяцев, чтобы из-за течи прохудившихся труб рухнула стена толщиной в не спичечный коробок? А есть ли гарантия, что стена с разрушенным фундаментом не продолжит рушиться и дальше, погребая под собой новые жертвы?

КСТАТИ

Европейский суд по правам человека признал, что в Изяславской исправительной колонии (Хмельницкая обл.) на украинских заключенных тренировались бойцы спецподразделения Департамента исполнения наказаний.

Тренировки заключались в том, что заключенных жестоко избивали, заставляли раздеваться и унижали различными способами. Они получали тяжелые травмы, но им не оказывали медицинскую помощь.

Попытки людей пожаловаться вызвали новые наказания со стороны администрации — одиночная камера за обращение в Европейский суд.

Об этом сообщается на официальном сайте правозащитной организации «Украинский Хельсинский союз».

Фактически государство, отвечающее за состояние здоровья людей, лишенных свободы, создала в Изяславской колонии нечто похожее на концлагерь. И несмотря на то, что страшные факты стали широко известны общественности еще несколько лет назад, власть не сделала ничего, чтобы искупить вину перед пострадавшими.

Теперь ей это сделать придется. Ведь Европейский суд по правам человека присудил трем пострадавшим сумму возмещения в размере 55.000 евро. И возьмет их государство из наших налогов.

Попадая по ту сторону колючей проволоки, человек лишается не только свободы, но и, оказывается, права на жизнь. Беря на себя роль судьи и исполнителя наказаний, государство не может обеспечить хотя бы безопасность своим гражданам, пусть и преступившим закон.

Василий Сухов в тот же день обратился в аппарат Уполномоченной Верховной Рады Украины по правам человека Нины Карпачевой, но в офисе омбудсмена не сочли это ЧП достойным внимания.

Настоящая трагедия осужденных в том, что они не могут обратиться за помощью или с жалобой иначе, как по установленному порядку: заявление осужденного перед тем, как попасть на стол к госчиновнику, проходит через руки администрации тюрьмы, от настроения или благорасположения которой зависит жизнь и здоровье заключенного. Возможно, если бы администрация вовремя прислушалась к жалобам заключенных на условия содержания, не случилась бы эта трагедия, унесшая жизнь одного и здоровье другого гражданина Украины.

Мы допускаем, что администрация колонии №94 и Департамента исполнения наказаний могут иметь претензии к авторам этой статьи. Но если система исполнения наказаний до сих пор самая закрытая система в государстве, которое объявило в своей Конституции себя правовым и демократическим, то как обществу контролировать эту систему? У кого журналисты должны получать важную для общества информацию, если ее скрывают официальные должностные лица? На эти вопросы общественность ждет ответа от администрации колоний, тюрем, СИЗО, Департамента исполнения наказаний.

Василий Сухов, Светлана Шарамок, «Лица»

Читайте также: