Военные преступления – военные наказания

В Украине начался процесс «воскрешения» военной юстиции. Напомним, что система органов военной юрисдикции действовала у нас в течение почти 20 лет со дня обретения независимости, но в сентябре 2010 г. Виктор Янукович своим указом сначала упразднил военные суды, а в мае 2012 г. уже Генпрокуратура ликвидировала военные прокуратуры. Официальная причина – недостаток финансирования.

 

Однако, по мнению парламентариев, это не сняло, а наоборот обострило проблему правосудия. Сильным толчком для этого стали военные действия на Востоке страны, которые, в свою очередь, привели к увеличению количества военных преступлений. Начало обратному процессу было положено 14 августа 2014 г., когда Верховная Рада приняла в первом чтении законопроект №4446а, которым восстановила основной институт военного правоохранения – военные прокуратуры.

Однако, учитывая достаточно сложную политическую обстановку в стране, законодатель решил не останавливаться на этом, и в системе судов общей юрисдикции вполне могут быть восстановлены военные суды. Это требование времени, которое обосновано и озвучено, считают парламентарии. И такое мнение поддерживают сегодня многие эксперты.

Назад в будущее

Первый законопроект на эту тему №1896 был зарегистрирован в Верховной Раде в конце января с. г. народным депутатом Сергеем Мищенко. Парламентария обеспокоил тот факт, что судьям местных и районных судов очень трудно исследовать дела Вооруженных Сил без необходимой на то практики, что в дальнейшем приводит к нарушению процессуального законодательства. Своим законопроектом С. Мищенко предлагает заполнить пробелы в законодательстве, дополнив систему общих судов военными судами, специализирующимися на рассмотрении дел в Вооруженных Силах Украины и других военных формированиях, созданных в соответствии с законом.

Но действительно ли возникла такая острая потребность в «новой старой» структуре в то время, когда власти не устают говорить о дефиците госбюджета и тотальной экономии, а рядовой украинец оказался фактически за чертой бедности? Если вспомнить время, когда военные суды «попали в немилость» и были расформированы, четко прослеживается, казалось бы, логическая цепочка доводов. Среди них звучали такие аргументы: во многих странах военной юрисдикции не существует, надо бы финансовым органам выяснить, какие суды обходятся стране дороже, и если военные требуют дополнительных затрат, пусть лучше эти деньги идут на развитие всей судебной системы.

И самый спорный довод – о том, что специфика военных преступлений элементарно постигаема любым гражданским судьей. Именно этот аргумент подвергается сегодня наибольшей критике. Потому ли, что действительно не оправдал себя, или потому, что оказался наиболее удобным для того, чтобы вернуть все вспять. Возникает вопрос: упразднение военной юрисдикции было фатальной ошибкой или хорошо продуманной стратегией? Или все-таки эта структура действительно была лишней?

Надо отметить, что и сегодня многие юристы уверены, что безнаказанность военных начальников легко списывать на отсутствие специальной военной ветви правосудия, хотя действующее законодательство вполне способно карать и миловать людей в погонах в рамках обычного уголовного или административного кодексов и других нормативных документов, что, кстати, успешно применяется, если необходимо наказать рядового военного. Для таких случаев в УК Украины предусмотрен отдельный раздел ХIX Особенной части «Военные преступления». Другое дело – призвать к ответственности тех, кто разворовывал и разваливал армию все эти годы и успешно продолжает зарабатывать капиталы за ее счет сегодня, в тяжелое для страны время. Поменяет ли что-то возврат военной юстиции?

Законопроект №1896 предлагает наделить военные суды, как и другие органы судебной власти, основными полномочиями, присущими данной ветви государственной власти. Законодатель хочет возложить на них осуществление правосудия, проверку правомерности решений и действий должностных лиц, затрагивающих права и свободы военнослужащих и граждан, приравненных к ним. Кроме того, обеспечение исполнения приговоров и других судебных решений, участие в формировании судейского корпуса (военных судей) и содействие органам судейского сообщества в подсистеме военных судов также могут стать прерогативой военных судов, если данный законопроект будет принят.

Альтернативный проект

Еще один законопроект №2557 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины (относительно образования военных судов и отдельных организационных вопросов)», был зарегистрирован народными депутатами Иваном Винником и Сергеем Пашинским 06.04.2015 (в авторский коллектив также вошли представители Администрации Президента). Законодатель объясняет, что существование системы таких судов полностью соответствует требованиям ст. 125 Конституции Украины и ст. 3, 17 Закона «О судоустройстве и статусе судей» относительно построения системы судов общей юрисдикции по принципу территориальности, специализации и организационного единства.

На основе данного законопроекта эксперты обращают внимание на особую специфику правоотношений в указанной сфере. Об этом, по их мнению, свидетельствует то, что их субъектами являются личный состав Вооруженных Сил Украины и других военных формирований, миротворческие контингенты Украины в разных странах мира, Служба безопасности Украины, Государственная пограничная служба, внутренние войска Министерства внутренних дел Украины, Национальная гвардия Украины и т. д. Деятельность последних регламентирована законами о порядке прохождения военной службы, сотнями нормативно-правовых актов, уставами, инструкциями по направлениям военного управления, сохранения, обслуживания и использования оружия, боевой и специальной техники и т. д., большинство из которых являются секретными.

Тут опять хочется вспомнить то время, когда решался вопрос о ликвидации военных судов, и отметить, что те же факторы, которые сегодня преподносят в пользу военной юрисдикции, в то время преподносились как несомненный минус и, надо сказать, сыграли свою роль. Например, в 2010 г. общественность приучали к мысли о том, что любой судья может постичь не такую уж сложную военную специфику. А доводы относительно секретности парировали тем, что на этот счет имеются специальные процедуры. Сегодня же законодатель убеждает общественность, что эта специфическая сфера общественных правоотношений требует не только специальной подготовки и знаний судей, но и концентрации многочисленных нормативно-правовых актов.

Как тут разобраться простому обывателю, действительно ли возобновление военной юрисдикции сегодня необходимо, принесет ли оно пользу, или это еще один способ «законно» опустошить бюджет? К тому же, немногие вспоминают о том, что в свое время ликвидация военных судов потребовала немалых бюджетных вложений, а сегодня, чтобы вновь организовать их работу, потребуются еще большие инвестиции.

Только реализация положений законопроекта №2557 в случае его принятия приведет к дополнительным расходам из Государственного бюджета Украины на второе полугодие 2015 г. И в дальнейшем, в случае внесения предложенных изменений, дополнительная потребность в средствах составит 2 млн грн в месяц. Возможно, кто-то посчитает, что это достойная плата за обеспечение национальной безопасности Украины, повышение престижа судебной системы и утверждение принципов социальной справедливости и гуманности. Во всяком случае, именно такие ожидания, согласно пояснительной записке к законопроекту, предложены украинцам.

Остается без ответа еще пара вопросов. Структура военной юрисдикции проработала без малого 20 лет, а военная прокуратура фактически не прекращала своей деятельности. Почему же украинская армия оказалась в таком плачевном состоянии в самый тяжелый для страны период? Какие преступления расследовали органы военной правоохранительной системы все годы своей работы? Ведь расформирование военных частей, разворовывание техники, низкая спортивная и боевая подготовка военных в целом и военных срочной службы в частности, сокращение военных учебных заведений успешно проходил в период работы военной юрисдикции. А о порядках, доминирующих в военных частях под присмотром офицеров, сказано и написано так много, что не хочется повторяться.

Анализируя общественное мнение, хочется отметить, что украинцы согласны с тем, что нужна система органов, которая работала бы непосредственно на укрепление боевой мощи страны и нещадно карала нарушителей. Однако мало кто верит в то, что вновь созданная система военной юстиции будет способна поднять на поверхность тяжкие военные преступления, расследование которых дало бы существенный результат.

Если вновь реабилитированная система и дальше будет «делать показатели» на расследовании мелких преступлений из разряда «за нарушение устава» и наказывать дезертиров и солдат-срочников, не наказывая при этом офицеров младшего, старшего и тем более высшего начальнического состава, можно согласиться со скептиками, утверждающими, что выделять миллионы бюджетных денег на возобновление системы военной юстиции нет смысла – с такими задачами вполне справятся суды общей юрисдикции и работающие в рамках действующего законодательства правоохранительные органы.

Хотя нельзя сбрасывать со счетов и тот факт, что таким способом можно решить кадровые вопросы, возникшие сегодня в судебной системе – вновь созданную судебную ветвь можно заполнить за счет перевода судей из судов Автономной Республики Крым, Донецкой и Луганской областей, а также при реализации политики укрупнения судов.


КОММЕНТАРИИ  

Сергей Мищенко, член Комитета ВР по вопросам правовой политики и правосудия

– Именно военные суды заложат фундамент для дальнейшей реформы судебной системы в целом, поскольку специфика их работы будет требовать от органов власти совершенствования механизма работы с судами, который приведет к правильному определению обстоятельств, в которых лицо должно руководствоваться данным правилом поведения. Судьи военных судов независимы и в своей деятельности по осуществлению правосудия никому не подотчетны. Деятельность военных судов будет направлена на охрану от любых посягательств на безопасность Украины, боеспособность и боеготовность ее Вооруженных Сил и других воинских формирований, защиту прав и свобод военнослужащих и других граждан, а также прав и законных интересов воинских частей, учреждений и организаций.

Сергей Куровский, судья Высшего хозяйственного суда Украины (судья военного суда Львовского гарнизона в 1994–1999 гг., судья военного суда Киевского гарнизона в 1999–2002 гг.)

– Проблема упирается в то, кто должен вершить правосудие по составам преступлений, где субъектом является военнослужащий. Раньше была система военных трибуналов, а потом военных судов. Они были оправданы при системе СССР, при тотальной мобилизации, когда практически все общество работало на вооружение, и практически все мужское население было военнообязанным. Тогда были иные взаимоотношения в обществе, идеология государства была другая. Сейчас все изменилось. Нужно ли было ликвидировать военные суды – вопрос дискуссионный. Делалось это ради экономии бюджетных средств или преследовались другие цели, но в любом случае система была поломана. А создавать всегда намного сложнее и дороже, чем ломать или поддерживать то, что существует.

С учетом того, что происходит на Востоке страны и в Крыму, говорить о восстановлении военных судов сегодня немного запоздало – это надо было делать намного раньше. Военные суды, конечно, нужны, и этот вопрос не ставился бы, если бы у нас было богатое государство. Остается определиться, кто будет вершить военное правосудие. Должен ли этот судья быть в погонах, или в районных судах и других инстанциях могут быть специально подготовленные люди, которые будут кооптированы в состав специальных коллегий или единолично будут рассматривать такие дела.

Сразу возникает вопрос допуска к государственной тайне и другие организационные вопросы. Но практика знает случаи, когда определенную категорию дел рассматривают судьи, которые имеют допуск к данной категории дел, специально подготовленные к их рассмотрению. Поэтому вопросы организационного, правового и материально-технического обеспечения решения этой проблемы требуют создания специальной комиссии, которая профессионально и квалифицированно подготовит для руководства страны компетентное видение необходимости существования и функционирования военных судов.

Валерий Картере, судья Высшего хозяйственного суда Украины (судья военного суда Одесского гарнизона в 1995–2003 гг.)

– Ликвидация военных судов, по моему мнению, была ошибкой. Их существование в мирное время обусловлено тем, что военные преступления имеют свою специфику. В период, когда в государстве все спокойно и военнослужащие не выполняют боевых задач, а только готовятся к защите государства, можно было бы предусмотреть реорганизационные меры с целью как оптимизации структуры военных судов, так и обеспечения равной с остальными судами нагрузки на судей. Важным также было наличие у судей военных судов военного образования, что позволяло им намного качественнее ориентироваться в специфике воинских правоотношений, чем это могли делать судьи, не сталкивающиеся с военной службой. Можно спорить относительно загруженности этих судов, можно уменьшать их количество согласно ситуации, которая складывается в стране, но нужно думать о том, как построить работу наиболее оптимально.

Безоговорочно позитивной чертой военных судов является их мобильность. Причем с учетом того, что военнослужащие могут многократно менять свое территориальное месторасположение при выполнении боевых задач, было бы гораздо более эффективно определять подсудность как уголовных дел, так и возможных публично-правовых споров по тому принципу, на котором основывались военные суды, т. е. с привязкой к тем или иным воинским объединениям. Сегодня, в условиях проведения АТО, наверняка возникает потребность в наличии эффективных судебных органов, специализирующихся как на рассмотрении уголовных дел по военным преступлениям, так и на разрешении публично-правовых споров между лицами, участвующими в АТО, и государственными органами.

Евгений Сидоров, судья Шевченковского районного суда Киева (заместитель председателя военного местного суда Хмельницкого гарнизона в 2010 г., старший следователь по особо важным делам военной прокуратуры Центрального региона Украины в 2001–2009 гг.)

– Защита отечества является обязанностью каждого гражданина Украины, но и военные вправе надеяться на защиту со стороны государства, в т. ч. на судебную защиту своих законных прав и интересов. Поскольку вся система судов в Украине построена на принципах специализации и инстанционности, вполне справедливым является создание, кроме судов административной и хозяйственной юрисдикции, и специализированных военных судов.

Суды общей юрисдикции, которым сегодня подведомственны дела, возникающие в отношении военных, не способны эффективно решать все правовые конфликты, которые возникают в связи с проведением антитеррористической операции на временно оккупированных территориях, поскольку у судей этих судов не всегда есть необходимый уровень допуска к информации, имеющей существенное значение для рассмотрения таких дел.

Кроме того, штатские судьи не понимают в достаточной мере специфики жизни военного, а потому не всегда в состоянии на приемлемом уровне разобраться в правоотношениях в армии. Только создание специализированных военных судов может обеспечить необходимый уровень защиты прав и законных интересов военнослужащих. Однако одно лишь создание военных судов – только половина решения имеющейся на сегодняшний день проблемы, очень важным является также обеспечение независимости судей этих судов.

Богдан Львов, председатель Высшего хозяйственного суда Украины (начальник канцелярии военного трибунала Киевского военного округа в 1989–1992 гг., судья военного суда Киевского гарнизона в 1992–1998 гг., судья военного суда Центрального региона Украины в 1998–2001 гг.)

– Я отношусь позитивно к любой специализации, будь то какой-то производственный цикл или судейская работа. Военная сфера очень специфична, она требует специальных знаний, которыми судьи общих судов, к сожалению, часто не обладают. Считаю ликвидацию военных судов в свое время ошибочным решением, и эту ошибку подтвердил сегодняшний день. Относительно возобновления работы военных судов, считаю, что можно провести этот процесс не очень затратным способом, который не повлечет критическую нагрузку для государственного бюджета. Это не должны быть большие суды, тогда они будут работать эффективно. Хотя кадры труднее найти, нежели потерять.

Александр Дублян, начальник Главного управления военной службы правопорядка Вооруженных Сил Украины

– Возобновление военных судов – важный вопрос, который требует срочного решения. Такие суды уже должны работать. Их задача – анализ тех правонарушений и преступлений, которые совершаются во время проведения АТО. Тем более, что принят ряд законов об усилении ответственности военнослужащих за совершение правонарушений, а такие дела также должны рассматривать специализированные военные суды.

У гражданского судьи несколько иная направленность, он не поедет в зону АТО для того, чтобы проводить заседание в военной части, где совершено преступление. А этот процесс очень важен. Когда заседание проходит на глазах у других военнослужащих, это один из элементов профилактической работы. Когда военные суды работали, был нормальный результат. В свое время большой ошибкой стала ликвидация военных судов, были попытки ликвидировать и военную прокуратуру, но этот процесс не успели завершить. А ситуация, которая сегодня складывается в стране, показала, что это решение было ошибочным. Для примера скажу, что в России военная полиция была создана только в 2012 г., а у нас в тот период активно велась работа по ликвидации военной юрисдикции.

 

 Автор: Анна Шульгина, «Судебно-юридическая газета»

Читайте также: