АВИАЦИЯ УКРАИНЫ: «ВЫШКА» ДЛЯ КАМИКАДЗЕ. Часть 2

5 мая в Конго потерпел крушение очередной самолет, за штурвалом которого находились наши летчики. Весь экипаж и пассажиры погибли. Не исключено, что пилоты проходили аттестацию, а то и обучались в кировоградской Государственной летной академии. В последнее время за учебным заведением закрепилась недобрая слава «вуза (в народе – «вышки») для камикадзе».«Блин, в лётке походу одни планокуры! А преподам по ходу ваще нас…ть на все и на всех. Я ща на пятом курсе, и думаю: на фиг я учусь, если по специальности работать не могу? А не могу потому, что ГЛАУ не может обеспечить практикой – это же ваще абсурд! Проходить практику за свои деньги, которых еще не заработал!»

Этот «крик души» какого-то студента Государственной летной академии Украины появился на одном из редких кировоградских интернет-форумов. Преувеличения там ни на йоту. В былое время авиапарк ГЛАУ насчитывал свыше 100 самолетов. Сегодня студенты вуза шутят, что скоро будут тренироваться только на симуляторах – компьютерных игрушках.

То, что ГЛАУ довелось пережить далеко не лучшие времена, не является секретом. Правда, на официальном сайте академии вы об этом не узнаете. Как при старой, так и при новой власти преподавателей и проректоров награждают почетными грамотами «за заслуги перед украинским народом». Потому что продажа имущества государства не имеет ни государственных, ни политических границ?..

Первые торговые сделки руководство академии обосновывало недостатком бюджетных средств на «нормальное» функционирование вуза. Но потом аппетиты «бизнесменов от парты» умерить было невозможно.

Первый скандал вокруг ГЛАУ разразился после того, как дельцы из ректората попытались продать одной американской фирме самолеты Л-410. Сделка не состоялась, так как товар был арестован налоговыми органами. И сегодня, уходя в полет и возвращаясь из него, пилоты авиаотряда видят эти самолеты, остающиеся «под арестом». Зрелище, как писало издание «Украина-Центр», невеселое. Затянувшийся арест, в течение которого были многократно пропущены сроки техобслуживания, сделал свое дело: эти самолеты летать уже не будут. По поговорке получилось: ни себе, ни людям. Сегодня рядовые ГЛАУ задаются логичным вопросом: не лучше ли было продавать парк, уже свое отслуживший, но самолеты, способные летать, оставить себе?

Хронологию «разбазаривания» воздушных судов авиационного парка Государственной летной академии Украины попробовал восстановить бывший командир авиаотряда, а ныне диспетчер учебных аэродромов Владимир Купчик:

«В 1988 году я был направлен из Кировограда на командный факультет ордена Ленина Академии гражданской авиации. В тот момент у нас здесь было 108 самолетов Як-18Т, а одновременно осуществлялся переход на Л-410УВП: к 1992 году их число увеличилось до 45. Кроме того, были в наличии Ан-24 и Ан-26. Что я увидел, когда закончил в 1992-м академию и вернулся в Кировоград? Як-18Т уже не было. Сегодня нет уже и Л-410.

Какая же техника, способная летать, осталась в академии? Ответ невероятен: три сверхлегких НАРП-1 (производства Николаевского авиаремонтного предприятия). На них и обеспечивается процесс первоначального летного обучения – но трех самолетов, один из которых к тому же требует ремонта, для этого недостаточно! А потому часть курсантов проходит летное обучение в Кировоградском авиаспортивном клубе, то есть в бывшей ДОСААФ. Деньги за обучение клубу перечисляет ГЛАУ. Причем пилотам-инструкторам клуба летный час оплачивается в размере 21 гривны, тогда как пилотам-инструкторам ГЛАУ – в размере 5,1 или 6,91 гривен, в зависимости от группы сложности полетов. То есть в 3-4 раза меньше за ту же работу на том же типе самолета. Нет, о «зависти» не идет и речи. Но разумно ли отдавать деньги другой организации, когда обучение можно было бы проводить на собственной базе? И не выглядит ли странной позиция, когда одной рукой самолеты продаются, а другой – из-за недостатка самолетов – деньги перечисляются «на сторону»?».

Ректорат ГЛАУ о проблемах – ни «гу-гу». Как будто и не замечает ректор академии Михаил Иванович Рубец, что студентам не на чем летать. На сегодняшний день в ГЛАУ есть только один «выпускной» самолет – однодвигательный Ан-2. Но и этот «кукурузник» требует ремонта. А Рубец разводит руками — мол, нет денег.

Выпускники вынуждены сдавать экзамены на Ан-2. После полета на этой «этажерке» курсант ГЛАУ получает пилотское свидетельство. А затем, если его берут в какой-либо авиаотряд, может освоить те типы самолетов, которые используются в авиаотряде.

На практике же дело обстоит несколько иначе. Разумные люди отлично понимают, что выпускаться лучше сразу на том типе самолета, на котором будешь затем работать. Поэтому на завершающем этапе учебы начинается непростой поиск – где, в каком авиаотряде удастся договориться о прохождении летной практики. Не нужно тешить себя иллюзиями: нужны, как практически и везде, знакомства, старые связи родителей или других родственников и т.д., и т.п. А топливо для самолета, на котором проводится обучение, аэронавигационные расходы оплачиваются не государством – самим обучаемым. То есть реально – папой-мамой, другими родственниками. «Выпускной» же Ан-2 остается машиной для малоимущих. А в силу этого – малоперспективных в будущем, тех, кто потом и «ославляет» государство на весь мир авариями, трагедиями и падениями.

Но не только студенты ГЛАУ вынуждены побираться. На грани выживания находятся и их пилоты-инструкторы. Мало того, преподаватели вынуждены со своего кармана ежегодно доставать круглую сумму денег для того, чтобы не потерять квалификацию и иметь разрешение на совершение полетов. Как оказывается, поддерживать квалификацию – дело недешевое. Ежегодно нужно проходить медкомиссию в Киеве. Естественно, не бесплатно. Для пилота до 35 лет прохождение медосмотра обходится в 350 гривен из собственного бюджета. Для тех, кто перешагнул 35-летие, объем медицинских обследований соответственно расширяется и обходится уже в 540 гривен – больше должностного оклада.

Кроме того, для поддержания квалификации необходимо ежегодно проходить и соответствующую летную тренировку. А поскольку необходимых типов самолетов у ГЛАУ нет, то пилот, как и курсант, тоже должен искать такую возможность на стороне. За что, естественно, тоже нужно платить: горючее, летные часы, тарифы на взлет-посадку. Все это «удовольствие» обходится инструктору в… полторы-две тысячи долларов США.

Преподаватели и летчики обеспокоены: если такое положение вещей сохранится в продолжении последующих нескольких лет, то Украина просто-напросто потеряет национальную школу летной подготовки кадров для гражданской авиации. Однако Президент, правительство и Генеральная прокуратура закрывают глаза на эту проблему. Причины такого поведения власти очевидны: руководство ГЛАУ вовремя меняет политическую ориентацию и идет в ногу с любым правительством.

Кроме того, академия находится на балансе Министерства образования, а не транспорта, что являлось бы более логичным. Ректор ГЛАУ М.Рубец находился на короткой ноге с экс-министром образования Василием Кремнем, который, как вы помните, при Л.Кумче состоял в рядах СДПУ(о), а после победы на выборах Виктора Ющенко вышел из партии объединенных социал-демократов и стал заместителем главы Секретариата Президента А.Зинченко. Правда, этот пост он занимал недолго. Но и до сегодняшнего дня В.Кремень курирует образовательную сферу в НАНУ. Следовательно, в любой момент он сможет «подстраховать» руководство ГЛАУ, если ситуацией в вузе заинтересуются компетентные товарищи…

А пока что академия выпускает летчиков, которые работают там, где не соглашаются летать европейские пилоты. Например, в экваториальной Африке. Зачастую украинским «камикадзе» из ГЛАУ случается найти работу по частному контракту с весьма хорошим по нашим меркам заработком за границей – даже не имея прав на пилотирование «Боингов» или «Дугласов»! Рискуя жизнью и занимаясь сомнительными контрактами (а то и контрабандой оружия), пилоты за шесть месяцев зарабатывают приличную сумму, дают себе передышку, а затем снова в «бой» — ищут новый частный контракт.

Вот как повествует о жизни один пилот-частник – выпускник ГЛАУ, подвизавшийся на заработках в Африке: «В зону боевых действий не попадал – Бог миловал. А во всем остальном… Чужая страна, кругом грязь, болезни, процветающая преступность. Питание – отвратительное, тем более, что к нему еще нужно привыкнуть. Спать ложиться можно только под противомоскитной сеткой, вечером – даже не пробуй куда-нибудь выйти… А кроме денег можно заработать еще и целый «букет» болезней, среди которых, например, малярия может оказаться самой безобидной».

Вопрос, чем занимаются и где летают выпускники ГЛАУ – ректорат академии не интересует. Вуз дал путевку в жизнь, а дальше – хоть трава не расти. Будешь ты пушечным мясом для африканских боевиков или же станешь камикадзе «Аль-Каиды» — у М.Рубця голова по этому поводу не болит, а равно, как и у тех, кто разбазарил и продал имущество некогда мощнейшего гражданского летного вуза СССР и Украины.

…Американцы только ахают, когда инструкторы ГЛАУ, даже оказавшись в такой нищенской ситуации, показывая заход на посадку с отказом двигателя, отключают двигатель реально. В США такие трюки считается допустимыми только на тренажере. Но руководство академии эти виражи и мастерство своих пилотов словно не замечает. Все-таки справедлива поговорка: «Рожденный ползать – летать не может». Хотя многим в ГЛАУ за свои «бизес-художества» уже пора сесть. И вовсе не на аэродроме.

Часть 1

Андрей Максимов, специально для «УК»

Читайте также: