Дело кременчугской банды: женщин насиловали, мужчин заставляли подписывать долговые расписки

«Если босс прикажет тебя опустить, мы опустим, если убить — убьем» — угрожали парню его бывшие друзья-спортсмены, вынуждая на коленях просить прощения у главаря банды «сороконожек» за отказ работать на него. В Кременчуге Полтавской области ликвидирована организованная преступная группа, отличавшаяся особой дерзостью, которая безнаказанно действовала на протяжении полутора лет. 

О существовании камеры пыток в подвальном помещении кафе, которое принадлежало Алексею Власову, в Кременчуге знали многие. Сюда заталкивали людей и делали с ними все, что хотели. Девушек и женщин насиловали, мужчин заставляли подписывать долговые расписки.

Особо строптивым надевали наручники, заламывали руки за спинку стула и включали специальное устройство, вырабатывающее ток. На вооружении у карателей были также пистолеты с резиновыми пулями, металлические трубы, деревянные биты. С их помощью сломать человека физически, запугать и морально уничтожить было раз плюнуть. Открыто говорить о беспределе, который на протяжении последних полутора лет происходил в крупном промышленном городе Полтавской области, потерпевшие до сих пор боятся.

Остается надеяться, что суд позаботится о том, чтобы все, кто был причастен к так называемой группе бегущих кроссовок (или, как ее еще называли, «сороконожек»), понес справедливое наказание.

«Ходили слухи, что группировку «крышует» областное управление по борьбе с организованной преступностью»

Практически все молодые люди, входившие в состав преступной группировки, были спортсменами. Соответственно, одевались по форме — спортивные костюмы, кроссовки. Отсюда и название группы.

Многие пострадавшие не могли толком разглядеть злоумышленников, в основном запоминали только их обувь и одежду. Обычно «сороконожки» ходили по улицам группами, легко расправлялись с жертвами и быстро убегали.

— По городу ходили слухи, что группировку «крышует» областное управление по борьбе с организованной преступностью (УБОП. — Авт.), — рассказывает один из потерпевших 26-летний Руслан Подгорный, работающий охранником на предприятии. — Поэтому многие и молчали. Да и жаловаться куда-либо не было смысла. Я обращался даже в Верховную Раду, в Секретариат Президента, в Генеральную прокуратуру. А мне наши опера говорили:

«Опустись на землю. Что мы ответим на твои обращения, то вверху и будут читать». Ведь у главаря группировки все были куплены. Произошла у меня с ним и очная ставка. Он сидел развалившись перед следователем, ковырялся в ногтях, всем видом показывая, что он — хозяин жизни, вершитель судеб.

Руслана, с детства занимавшегося борьбой без правил, тоже пытались завербовать в группу «сороконожек» его друзья, с которыми он когда-то вместе тренировался, ездил на соревнования. Они служили Власову, поверив его обещаниям о красивой жизни и больших деньгах.

— Меня как-то спросили, с кем я работаю, — продолжает Руслан. — «С заводом», — ответил я, прекрасно поняв, чего от меня добиваются. «Да нет, пацан, ты не то говоришь. Ты с нами или против нас?» — поставили они вопрос по-другому. Я ответил ребятам в довольно грубой форме. Они передали разговор Алексею. С тех пор у нас началась война.

Однажды весенним вечером, когда Руслан возвращался с работы, путь ему преградили десять человек. Если бы их было двое-трое, Руслан — высокий крепкий парень — разбросал бы их. Но противостоять вооруженной битами и металлическими трубами группе он не мог. Разъяренные, они накинулись на «отказника», повалили на землю и, зажав ему рот, начали избивать. Затем, обессиленного, погрузили в автомобиль и вывезли за город.

— Пока ждали приезда Власова, бригада запугивала меня: «Если он скажет опустить тебя, мы опустим. Если прикажет убить — убьем», — вспоминает тот ужас Руслан. — Они уже не знали, как меня унизить, и решили, что я должен просить прощения у Алексея, стоя на коленях. Им удалось это, поскольку мне перебили битами ногу, и я упал…

Алексей остался доволен и дал приказ отвезти меня в больницу. Но не в какую-нибудь, а в ту, где на него работают его люди. Я истекал кровью, находился в тяжелейшем состоянии, но мне отказывали в медицинской помощи. Требовали: «Давай сначала деньги на операцию. Не будет денег — положим тебя на клеенку в приемном отделении, и лежи здесь до утра». Как я понимаю, Власов платил врачам за то, чтобы они не лечили искалеченных им людей.

С тех пор у Руслана остались в голове две гематомы. Со временем они преобразовались в кисты. По сути, изверги искалечили молодого здорового человека.

«Меня, прикованного наручниками к стулу, лупили битами, к пальцам присоединяли проводки и пускали по ним ток»

Пациентом нейрохирургического отделения той же больницы, в которой медики отказывались без предварительной оплаты предоставлять первую медицинскую помощь Руслану Подгорному, был и Олег Мироненко. На 15 июня 2008 года ему была назначена операция по поводу шинирования челюсти, сломанной в неравной схватке с «бегущими кроссовками». Однако за пару часов до операции в его палату зашли пятеро незнакомых парней с битами в руках и отвезли… для пыток в подвал кафе Власова. Врачи то ли действительно не могли воспрепятствовать бесчинству, то ли не хотели. Олег утверждает: группу неизвестных сопровождали сотрудники милиции на автомобиле, которые обещали медикам вскоре вернуть больного. Однако до конца дня он так и не был доставлен обратно.

— Я держался часа три-четыре, — рассказывает Олег Мироненко. — С меня требовали расписку на две тысячи двести долларов. Такую цену хозяин заведения определил за улаживание конфликта. Но я понятия не имел, где мне взять такую сумму. Естественно, сопротивлялся. Меня, прикованного наручниками к стулу, лупили битами, к пальцам присоединяли электрические проводки и пускали по ним ток. Минуту сидишь под напряжением, секунд двадцать дают отдохнуть. Сначала пошла кровь через нос, потом — через горло и через уши. В конце концов я написал расписку.

— Когда сын после этих разборок появился дома (Власов позвонил сотрудникам милиции, чтобы те забрали Олега к себе, а родным уже сообщил дежурный, что сын находится у них. -Авт.), на нем не было живого места, — прикладывает руку к сердцу отец Олега Игорь Николаевич, бывший работник органов МВД, офицер в отставке. — Все тело — сплошной синяк. Он жаловался на головную боль, головокружение, тошноту, на онемение пальцев левой руки, на боль в области почек и обоих подреберий… Нужно было срочно спасать парня.

В акте судебно-медицинского обследования, проведенного через два дня после случившегося, указывается, что у Олега Мироненко «обнаружены телесные повреждения в виде закрытого перелома нижней челюсти в области угла со смещением костных обломков, кровоподтеков и ссадин лица, туловища, конечностей, которые образовались от неоднократного действия тупых предметов, возможно в указанный срок, и относятся к повреждениям средней степени тяжести, вызвавшим длительное расстройство здоровья».

А все началось с перепалки у барной стойки в злополучном кафе. Олег имел неосторожность ответить грубостью на грубость одной дамы. Той дамой оказалась кума Власова. Олега тут же избили до потери сознания двое парней, сломав ему челюсть.

Но на этом конфликт не был исчерпан.

— С нас упорно требовали деньги, согласно выбитой у сына расписке, — продолжает Игорь Николаевич. — Несколько раз Власов звонил с угрозами, а домой с напоминанием о долге приходил его посредник — участковый милиции. Вы понимаете, до чего дошло?! В городской прокуратуре нам рекомендовали не давать никаких показаний и свидетельств, поскольку «этот клубок слишком запутан». Потом наемные «сороконожки» подстерегли Олега на улице и снова жестоко избили. Когда он начал убегать, по нему выпустили несколько резиновых пуль из пистолета.

Олег показывает следы от ранений на ногах. Он разрешает сфотографировать только эти повреждения — показывать свое лицо в газете не хочет. Боится очередной расправы.

Новые члены банды сдавали экзамен на «профессионализм», избивая днем прохожих на улицах

Руслан и Олег вместе с отцом долгое время не решались искать защиты в областном управлении милиции, считая это дело бесполезным:

— Мы думали, что в Полтаве находится логово, в котором пригрелись распоясавшиеся молодчики. А теперь знаем, что слухи о «крышевании» УБОПом преступной группировки распространялись ее членами специально, чтобы еще больше запугать людей.

Эти потерпевшие, не зная друг друга, практически одновременно обратились к начальнику областной полтавской милиции Михаилу Цымбалюку и к его первому заместителю начальнику УБОПа Александру Плужнику. Выражая им сейчас благодарность за быстрое реагирование, сожалеют о том, что не сделали этого раньше.

— Я решился заявить о группировке Власова в шестое управление милиции по борьбе с организованной преступностью после того, как его пацаны начали угрожать моей семье, — объясняет Руслан. — Они хотели, чтобы я никуда не жаловался, забрал свои заявления, поэтому встречали мою маму возле подъезда, зачем-то ее фотографировали. Избили моего двоюродного брата так, что он попал в больницу с серьезными травмами. А у родного брата — больное сердце, недавно перенес операцию. Что мне оставалось делать? Где искать защиты?

— К моменту получения этих сигналов мы уже проверяли поступившую к нам оперативную информацию и отрабатывали группировку Власова, — рассказывает заместитель начальника УБОП Полтавского областного управления милиции Геннадий Бендрик. — Но чтобы предъявить организатору и основным участникам группировки аргументированные обвинения, нам нужно было задокументировать факты преступлений.

На начало нового года семеро из «сороконожек» были арестованы. К сожалению, на данный момент некоторые потерпевшие от греха подальше выехали из Кременчуга, многие предпочитают молчать. Поэтому задокументировано всего восемь эпизодов. Но этого хватило для возбуждения уголовных дел по пяти статьям Уголовного кодекса — за нанесение телесных повреждений средней степени тяжести, за хулиганство, за вымогательство, грабеж и истязания. Только после операции по задержанию главаря люди стали звонить нам, поэтому список потерпевших, безусловно, будет увеличиваться.

Так кто же такой Алексей Власов, сколотивший вокруг себя крепких парней, готовых бить людей по поводу и без и наводивший страх на жителей Кременчуга? Бывший валютный меняла, наживший на этом капиталы и выгодно вложивший их в недвижимость. 43-летний Алексей, отец четверых детей, имеет три квартиры, несколько участков земли, два дорогих автомобиля, три кафе, бар. Только этого, видимо, ему казалось мало. Власову хотелось авторитета, власти. Нелегальной, но жестокой.

Сначала Алексей якобы нанимал парней, чтобы они выбивали долги из его должников. Потом «очищал» город от иностранцев. Естественно, ему нужны были крепкие, всегда готовые пойти в «бой» пацаны. Отбор обычно велся среди спортсменов. Как рассказывал один из оперативников Кременчугского отдела по борьбе с организованной преступностью, кто не соглашался, тому показывали заснятое на мобильные телефоны видео со сценами избиений. «Если ты не с нами, тебя ждет то же самое», — замечали тоном, не терпящим возражений.

А «профессионализм» вновь завербованных проверяли на обычных прохожих. Если новичок мог напасть на человека на улице средь бела дня и избить его, значит, он готов был пополнить ряды банды. При этом «исторический момент», как правило, снимался на фотокамеру мобильного телефона и предоставлялся самому Власову, так сказать, для одобрения. По таким же «клипам» в группировке разбирались ошибки и удачные моменты практически любых серьезных разборок. Эти фильмы ужасов служили сообщникам учебным материалом. И тут же уничтожались, поэтому к материалам уголовного дела их приобщить не удалось.
У задержанных, кроме бит и металлических труб, изъяли пистолеты, ружья, ножи, устройства для пыток электрическим током

Задержанный и помещенный в следственный изолятор Алексей Власов категорически все отрицает. Говорит, что все это фальсификация, дескать, он не мог таким заниматься.

Многие факты, ставшие известными в ходе проверки оперативной информации, еще требуют доказательств. Например, существует ли прямая связь между умственным помешательством бывшей сотрудницы бара и ее истязаниями в злополучном подвале. Женщину Власов заподозрил в краже мобильного телефона у одной из своих работниц и в наказание за это, дабы другим неповадно было, приказал бросить в подвал. Здесь уже отыгрались на бедняжке: ее били, резали ножом, насиловали, а напоследок выбросили голую на улицу среди зимы. Каким-то чудом несчастная не замерзла, выжила. Но теперь у нее возникли серьезные проблемы с психикой.

Следствию предстоит проверить также, что стало истинной причиной смерти одного пенсионера. Дед набрал на стройке, которую вел Власов, пять ведер песка. За это парни главаря зверски избили его. А через несколько дней старик умер.

— В группировке существовала четкая иерархия, — продолжает Геннадий Бендрик, один из участников задержания подозреваемых в преступлениях. — У главаря было человек семь приближенных. Те, в свою очередь, могли обеспечить еще такое же количество людей. Пока мы не можем достоверно сказать, сколько человек входило в группировку. Скорее всего, не меньше сорока-пятидесяти.

В «бегущих кроссовках» оказывались молодые парни — не алкоголики, не наркоманы, из вполне благополучных семей, — владеющие приемами рукопашного боя и различных видов борьбы. Отец одного из членов группировки, бывший воин-«афганец», рассказывал оперативник из Кременчугского ОБОПа, с облегчением вздохнул, когда Власова задержали. Он жаловался, что никакие методы воспитания не действовали на сына, попавшего под влияние главаря группы. Отец считает, что его ребенок должен понести наказание в соответствии с законом, нанимать адвоката для него он не будет.

Безнаказанность порождала жестокость, побуждала на новые преступления. Нередко, собираясь вместе, молодые мускулистые люди развлекались спонтанными нападениями на тех, кто попадался на их пути. Прошлым летом одна из таких компаний избила беременную женщину. 22-летняя Оксана попала в больницу не только с разбитыми носом и губой, но и с угрозой прерывания беременности.

— В тот вечер мы с гражданским мужем гостили у нашего друга Дениса, — уложив спать четырехмесячного сына, рассказывает молодая мама. — Было уже около одиннадцати часов вечера, и Денис решил провести нас. На остановке стояло человек пятнадцать молодых ребят. Вдруг ни с того ни с сего один подходит к нашему другу и дает ему пощечину, а затем бьет его бутылкой по голове. Мой гражданский муж кинулся защищать товарища, но его свалили с ног и начали избивать. От испуга я закричала. Ко мне кинулись трое. Один ударил меня в живот, а двое по очереди в лицо. И тут же все разбежались. Нас забрала «скорая», которую вызвала киоскерша.

— Ликвидирована очень дерзкая группа, пытавшаяся установить собственные порядки в Кременчуге, — говорит начальник областного управления милиции Украины в Полтавской области Михаил Цымбалюк. — Ее главарь, используя физическую силу и различные методы устрашения, выбивал деньги у своих должников и ликвидировал конкурентов. Такой мощной группировки в области не было с девяностых годов.

Операция по задержанию ее основных фигурантов с привлечением спецподразделения МВД «Сокол» проведена в условиях строгой секретности и прошла блестяще. При обыске у задержанных было изъято восемь металлических труб, шесть бит, пять пистолетов травматического действия и четыре ружья, около трехсот боеприпасов различных калибров, три ножа, два современных устройства для пыток электрическим током, кастеты, резиновые перчатки…

Михаил Цымбалюк сообщил также, что сотрудники областного УБОПа и служба внутренней безопасности областного главка занимаются проверкой информации потерпевших о причастности к прикрытию злодеяний группы некоторых работников кременчугской милиции. Если их участие будет доказано, они понесут соответствующее наказание. Кстати, один человек уже отстранен от занимаемой должности.

P.S. Имена потерпевших и членов группировки изменены.

Анна Волкова, Полтава, ФАКТЫ

Читайте также: