Зачем паспорт коню: чипизация животных в Украине — «за» и «против»

Эта научно-техническая новация может иметь очень важное значение для правоохранительной деятельности в Украине. О чем свидетельствуют материалы одного уголовного дела, в котором недавно поставил точку Апелляционный суд Киевской области.

 Ранее мы освещали тему биометрической паспортизации населения, однако в силу узости газетной площади не могли затронуть все интересные аспекты этой проблемы и перипетии дискуссий вокруг нее. В частности, одним из аргументов критиков этой новации была недостоверная информация о том, что бесконтактные электронные носители биометрической информации (проще говоря, чипы) будут принудительно вживляться под кожу всем гражданам Украины, начиная с младенческого возраста. Этого, конечно, как писал Чехов, не может быть, потому что не может быть никогда, однако сама идея не так уж абсурдна, как может показаться на первый взгляд.

Впервые на планете это стало практиковаться с гуманными и благородными целями: имплантация подкожных микрочипов апробировалась на пациентах с пересаженными органами, которые должны были находиться под неусыпным наблюдением медиков. Следующими клиентами стали преступники, которые добровольно соглашались на эту операцию в обмен на условно-досрочное освобождение из мест лишения свободы.

Однако задолго до людей носителями подкожных чипов стали четвероногие: в США, например, с 1987 г. такая имплантация практикуется в отношении домашних животных и скота в качестве модернизированной альтернативы клеймению, и сейчас там около 6 млн представителей животного мира носят в своем теле микрочипы.

Эта научно-техническая новация может иметь очень важное значение для правоохранительной деятельности в Украине, о чем свидетельствуют материалы одного уголовного дела, в котором недавно поставил точку Апелляционный суд Киевской области.

Из графства Суффолк в Харьковскую область

Все началось в далеком 2005 г., когда Государственное предприятие «Лозовской конный завод» (Харьковщина), находящееся в ведении Министерства аграрной политики, приобрело в Англии за очень большие деньги крупную партию товара. В ее составе были 100 спермодоз спортивных призовых пород лошадей для искусственного осеменения, технологические линии для заготовки и длительного хранения спермы и 8 жеребцов-производителей. А «жемчужиной» этой покупки был 7-летний конь чистокровной верховой породы импортной селекции по кличке Самуд, стоимость которого составляла 2942 тыс. грн. Почти 3 млн!

Самую дешевую аренду однокомнатной квартиры мы нашли в Голосеевском районе. Правда, находится она на улице Набережно-Корчеватской (на ней Киев заканчивается, и начинаются заливы Днепра). За 26-метровую квартиру (12 кв. м – жилая площадь и 5 кв. м – кухня) с евроремонтом, бронедверью и холодильником просят 1900 грн (торг возможен). Но добираться из этого района к метро придется долго. Часто в таких квартирах используют кухни на заказ Киев не исключение.

Почем самая дешевая квартира в Киеве?

Как производилась проверка и приемка товара, одному Богу известно, однако вышло так, что по ошибке вместо Самуда в Лозовском районе оказался совсем другой конь — тоже вороной жеребец, но по кличке Дубай. Оба они содержались на одной ферме, расположенной на территории графства Суффолк, оба принадлежали очень богатому арабскому шейху, были очень похожи друг на друга, и тамошние коневоды по невнимательности вполне могли их перепутать. Не знавшие об этом их украинские коллеги не усмотрели никаких расхождений между содержащимся в сопроводительных документах описанием животного и его внешним видом.

Был бы этот жеребец американского, а не английского происхождения, у него бы в теле наверняка находился бесконтактный электронный носитель биометрической информации, и ошибка обнаружилась бы сразу. А так лозовчане приняли коня, и он с тех пор стал жить и работать под чужим именем.

Почему вопрос об обмене не поднял арабский шейх, тоже загадка. Официальных писем и запросов он не писал, однако во время проводившегося в Англии международного аукциона ценных пород лошадей он рассказал об этом случае в форме анекдота одной из посетительниц — эффектной 35-летней украинке, владелице конноспортивного клуба. Она-то и стала главным героем нашей истории. А поскольку в Едином государственном реестре судебных решений эта женщина значится как Особа-5, для удобства будем называть ее Пятинской (фамилия вымышлена — прим. ред.).

В завязавшемся разговоре она предложила собеседнику свои услуги в том, чтобы все поставить на свои места: Самуда — в Харьковскую область на конный завод, Дубая — в графство Суффолк на ферму. Шейх согласился, и вскоре Пятинская организовала перевозку коня вместе с партией других приобретенных ею лошадей в Украину.

Только животное попало не туда, куда направлялось, т. е. не на Лозовской конный завод, а в расположенный на Киевщине конноспортивный клуб, где его владелица стала использовать жеребца, как сказано в приговоре, для своих личных целей, а именно — для селекции ценных пород лошадей. В результате Дубай так и остался на Харьковщине, арабский шейх остался без обеих лошадей, государство Украина тоже осталось в дураках, но при этом никто так ничего и не предпринял для восстановления своих нарушенных прав.

Международный скандал

Кто знает, может, оба жеребца так и дожили бы свой век под чужими именами, если бы не международный скандал. В ноябре 2010 г. на украинскую землю с целью инспектирования конных заведений прибыл сопредседатель Европейско-Средиземноморского филиала Комитета по племенным книгам коней. В ходе посещения конюшен госпожи Пятинской он сразу узнал жеребца, входящего в сотню лучших скакунов планеты, и поднял вопрос, почему он находиться здесь, если, согласно всех справочникам, ему положено быть на Лозовском конезаводе.

Понятно, что заморского гостя заботили не интересы государства Украины, а совсем другой вопрос: чьими на самом деле потомками являются лошади, у которых в родословных книгах написано, что их отец Самуд. Но для этого нашим правоохранительным органам следовало провести проверку на предмет того, кто есть кто. Для выяснения обстоятельств, изложенных в заявлении международного инспектора, на конюшни отправилась следственно-оперативная группа Таращанского районного отдела ГУМВД Украины в Киевской области.

Однако сотрудники конноспортивного клуба, выполняя указание госпожи Пятинской никого не впускать, отказались открыть им дверь. Через несколько дней та же группа, только усиленная штурмовым нарядом милицейского спецназа, все-таки посетила этот объект, однако уже было поздно — незадолго до ее приезда коня через пожарные ворота вывели в лес, и до сегодняшнего дня место его пребывания правоохранительным органам неизвестно.

Позже допрошенный в зале суда ветеринар клуба дал показания, что хозяйка приказала ему убить жеребца путем смертельной инъекции, однако он отказался это сделать. Сыщики допускают, что отправить коня на тот свет мог другой человек, однако за отсутствием доказательств злоумышленнице было предъявлено обвинение только в мошенническом завладении государственным имуществом, коим являлся конь Самуд, однако не в его умышленном уничтожении.

В ходе досудебного и судебного следствия выяснилось, что Пятинская в прошлом неоднократно приобретала за границей лошадей незаконным способом, и Таращанский районный суд приговорил ее по ст. 190 Уголовного кодекса Украины к 7 годам лишения свободы.

В своей апелляционной жалобе осужденная в качестве одного из примеров неполноты проведенного следствия указала, что для идентификации жеребца не была проведена экспертиза его макромолекул дезоксирибонуклеиновой кислоты (ДНК). Апелляционный суд полностью признал справедливость ее замечания, только при этом заметил, что для проведения такой экспертизы нужен Самуд, а место его нынешнего пребывания органам правосудия неизвестно, причем по вине самой осужденной. Одним словом, приговор суда первой инстанции был оставлен без изменений и вступил в законную силу.

Законодатель должен сделать выводы

Во всей этой истории особого внимания заслуживает именно тот момент, который касается неоднократного приобретения импортных животных незаконным способом. Дело в том, что из государственного бюджета Украины ежегодно выделяется около сотни миллионов гривен по статье «Селекция в животноводстве и птицеводстве на предприятиях агропромышленного комплекса». А изложенный выше случай дает основания предполагать, что далеко не всегда за деньги налогоплательщиков приобретается именно тот товар, который нужен.

Посему у нашего издания к данной проблеме далеко не праздный интерес. Если по причине отсутствия биометрических чипов наша страна теряет миллионы, наверное, стоит поднять вопрос о чипизации если не всех, то хотя бы самых ценных животных. Очевидно, стоит внести соответствующие коррективы в Законы Украины «Об идентификации и регистрации животных» и «О племенном деле в животноводстве». И новоизбранным депутатам Верховной Рады стоило бы заняться этим незамедлительно.

Источник:  Судебно-Юридическая газета № 50(168)

Читайте также: