Кто, кого и как пытает в донецком концлагере. Свидетельства из доклада «Изоляция. Голоса из подвала»

Кто, кого и как пытает в донецком концлагере "Изоляция"

До оккупации Донецка гибридными силами России на территории бывшего завода «Изоляция» устраивали разные культурные мероприятия. Когда город начала контролировать группировка «ДНР», – с территории завода звучат крики «как будто от боли, страха, отчаяния».

Об этом говорится в отчете под названием «Изоляция. Голоса из подвала» пишет издание Донбас.Реалії. Авторы – польская журналистка Моника Андрушевска и украинский юрист Виталий Хекало – собрали свидетельства шестнадцати узников «Изоляции» о нечеловеческих условиях содержания, пытках, имитациях казни, угрозах сексуального насилия и многих других преступлениях гибридных сил России.

«Я очнулся в машине от адской боли, я почувствовал, что меня бьют… Били ногами, руками по лицу, ногам, ребрам, голове, животу», – вот так описывает обстоятельства задержания один из узников тюрьмы «Изоляция» в оккупированном гибридными силами России Донецке. Это свидетельство есть в докладе «Изоляция. Голоса из подвала».

Снаряжение для пыток электрическим током
Снаряжение для пыток электрическим током

Всего в докладе журналистка Моника Андрушевска и юрист Виталий Хекало собрали шестнадцать свидетельств мужчин и женщин, которых группировка «ДНР» удерживала в подвалах «Изоляции» с 2016 по 2019 год.

Этот доклад представили 17 мая 2021 года при участии польских политиков и депутатов Европарламента. Авторы подчеркивают, что «масштабы нарушений прав человека в этом месте (бывший завод «Изоляция» – ред.) стали явлением мирового масштаба».

Даже в аду люди пытаются сохранить внутренний мир – Андрушевска

Моника Андрушевска рассказала нам, что занимается темой пленных и пропавших без вести на Донбассе с 2014 года. Свидетельства людей, которых пытали в Донецке, помогал собирать бывший узник. Журналистка говорит, что зарубежным СМИ жертвы более охотно рассказывают о пережитом.

Моника Андрушевска
Моника Андрушевска

«В нас, иностранцах, они видят шанс для мира узнать о терроре на оккупированных территориях Украины», – делится опытом Моника. По ее словам, авторы доклада специально не называли свидетелей и не предоставляли каких-либо персональных данных, – чтобы дополнительно не травмировать узников. А еще Моника вспоминает, что жертвы донецкой тюрьмы рассказывают далеко не о всех издевательствах, говоря: «О наихудшем, что сделали мне сепаратисты, расскажу только в Гааге».

Автор доклада говорит, что все истории узников одинаково ужасны. Однако больше всего эмоционально ее поразило это свидетельство: «Как-то я рассказал соседям по камере, что можно приручить синичку… Конвоиры услышали это и побили меня, больше по голове досталось. Потом полголовы было синего цвета».

Это свидетельство показывает, убеждена Моника Андрушевска, «насколько нечеловеческая система, созданная в ОРДЛО, пытается уничтожить человеческое в людях. И то, что даже в таком аду люди все еще пытаются сохранить целым хотя бы свой внутренний мир, они ищут какого-то тепла, дружбы даже от дикой птички».

Кого и как пытают

Установлены личности кураторов российского концлагеря «Изоляция» в Донецке

В докладе говорится, что в «Изоляции» удерживали и пытали: обычных проукраинских граждан; тех, кто сотрудничал со спецслужбами Украины; жителей неподконтрольных Киеву территорий Донецкой области с целью выкупа; участников самой группировки «ДНР».

Вот только немногие разновидности издевательств, которые описывают узники:

  • Раздевали догола, одевали на голову полиэтиленовый пакет и приматывали его скотчем;
  • Пытки током с помощью полевого армейского телефона («тапика»): клеммы одевали на руки, ноги, половые органы, другие участки тела. Один из узников вспоминает: «Кроме «тапика» инструментом для пыток электрическим током был катетер, который мне кололи в сонную артерию и пускали ток… Катетер вставляли также в задний проход и пускали электрический ток в прямую кишку»;
  • Постоянные избиения в любое время суток. Узников заставляли бить друг друга. Люди отмечают, что были тюремщики, которые получали от этого физическое удовольствие;
  • «Стакан»: это комната размером один на полтора метра. Там можно было или стоять, или полуприсесть. В этом «стакане» человека могли удерживать до одного месяца;
  • «Растяжка» (или «ласточка»): руки поднимали вверх, ноги разводили в разные стороны. «В такой позе я простоял трое суток. Мне не давали ни есть, ни пить, ни справить нужду… В камеру могли зайти конвоиры Я выдержал две ночи таких пыток, после чего сказал, что готов сознаться, в чем они хотят», – вспоминает узник «Изоляции»;
  • Отравление выхлопными газами: открывали окна камер и оставляли под ними работающую военную технику;
  • Психологическое насилие по отношению к узникам и их семьям.

Российский след

Свидетели утверждают, что в «Изоляции» и других местах несвободы сотрудники ФСБ России принимали участие в допросах. Например, в одном случае один из сотрудников спецслужбы намеревался во время допроса капать расплавленным пластиком на руку жертве.

Кстати, расследователи Bellingcat помогли установить российское гражданство троих сотрудников тюрьмы с позывными «Толстый», «Бут» и «Ермак». Ими оказались Юрий Кривонос, Владимир Бутенко и Руслан Еремичев. Они получили российские паспорта в 2019 году.

Кто пытал

В докладе указаны имена командиров отрядов, которые дислоцировались в «Изоляции»: Денис Павлович Кулик («Палыч»), Евдокимов Василий Викторович («Ленин»), позывной «Майор» из России, «Кузьмич» – из России. В пытках участвовали, в том числе: Иваненко Виталий Викторович («Джексон»), Евгений Бражников.

Прочитал доклад о пытках в «Изоляции» и бывший узник этой тюрьмы Станислав Печенкин. Он говорит, что некоторые события видел собственными глазами. Станислава продержали в «Изоляции» около семи месяцев.

Станислав Печенкин
Станислав Печенкин

«Да, конечно, применяли пытки: обязательно электрический ток, избиения. Там есть такая еще процедура, называется «ставить на растяжку». Когда стоишь с поднятыми руками возле стены, стоишь так часами, тебе не дают опустить руки, поесть, попить, посетить туалет», – делится Станислав воспоминаниями об издевательствах.

По словам бывшего узника, истязания заканчивались, когда жертва подписывала нужную бумагу. Но самое страшное, говорит Печенкин, что после этого продолжались избиения со стороны персонала «Изоляции».

«Постоянно тебя бьют, морально прессуют. Особенно, когда они в состоянии алкогольного опьянения всякие извращенные развлечения: от имитации расстрела до угроз изнасилования», – делится Печенкин. По его словам, в тюрьму часто наведывались россияне. В частности, бойцы какого-то спецотряда с характерным говором.

Бывший узник «Изоляции» убежден, что о пытках и унижениях в Донецке важно говорить на международном уровне. Ведь многие за границей до сих пор не могут поверить, что такие ужасы происходят в Восточной Европе в 21-м веке.

«Сама «Изоляция» находится под покровом ФСБ России… Об этом говорить надо, что такое есть, и есть то государство, которое за это ответственно, «под крышей» которого все это происходит», – убежден Станислав Печенкин.

Надо разорвать этот круг безнаказанности – Матвейчук

Вопрос «Изоляции» Украина подняла недавно на уровне ООН. Как рассказала Александра Матвейчук, руководитель организации «Центр гражданских свобод», мероприятие организовали во время 47-й сессии Совета ООН по правам человека.

Матвейчук говорит, что сейчас мало кто имеет представление про эту секретную тюрьму и о том, что там происходит. А пока Крым и Донбасс будут оккупированы Российской Федерацией, убеждена правозащитница, будут все новые случаи похищения людей и пыток. Поэтому внимание международного сообщества, по словам Александры Матвейчук, надо привлекать к необходимости менять ситуацию.

«А это означает, что мы должны бороться за достижение стратегических изменений. Например, доступ Международного Комитета Красного Креста к заключенным – это стратегическое изменение. Закрытие секретной тюрьмы «Изоляция» в Донецке – это стратегическое изменение. Прекращение практики пыток, предоставление медицинской помощи, хотя бы в базовом размере, заключенным, – это стратегическое изменение», – перечисляет правозащитница ключевые посылы зарубежным партнерам Украины.

Территория «Изоляции»
Территория «Изоляции»

Пытки в Донецке, считает Матвейчук, это не только украинская история. И на этом тоже надо заострять внимание международных партнеров.

«Когда мы объединили наши усилия с российскими правозащитниками, с правозащитниками из Молдовы и Грузии, – мы уже идентифицировали несколько десятков людей, которые осуществляли эти военные преступления в Крыму, на Донбассе, а перед этим были в Приднестровье, в Абхазии, в Осетии, – подводит итоги работы правозащитников Александра Матвейчук и добавляет: – А это означает, что Россия не просто использует вооруженный конфликт как инструмент достижения геополитических целей, а это означает также, что, если мы не разорвем этот круг безнаказанности и не остановим этих людей, – то мы тем самым подвергаем опасности другие страны в нашем регионе, на которых Россия решит использовать этот инструмент».

Как сообщили в МИД Украины, Совет ООН по правам человека 13 июля одобрил резолюцию «Сотрудничество с Украиной и помощь ей в сфере прав человека». Теперь в ООН в следующие два года продолжат рассмотрение ситуации с правами человека на всей территории Украины в ее международно признанных границах, как отметили в МИД, «с особым акцентом на временно оккупированных Российской Федерацией территориях».

Автор: Сергій Горбатенко; Донбас.Реалії

Читайте также: