У кого есть компромат на Стретовича?

Похоже, вся руководящая вертикаль Генеральной прокуратуры бьется в истерике и всеми силами пытается оттянуть свой конец. Информация о том, что кресло генерального может занять народный депутат Владимир Стретович, для многих сотрудников ГПУ может обернуться, в лучшем случае, «ссылкой» в районные прокуратуры. А о судьбе Святослава Пискуна лучше вообще умолчать… Очевидно, исходя из соображений выживания и самозащиты, Генпрокуратура объявила на В. Стретовича полномасштабную «охоту».Еще месяц тому назад попытки «договорится» с органами прокуратуры на предмет организации «заказняка» — масштабной прокурорской проверки деятельности объекта интересов, с перспективами от «поморочить голову, чтоб боялся» (минимум), до «отправить на парашу» (максимум) — зачастую оканчивались согласием. Прокурорские чиновники достаточно активно шли на контакт и после согласования размера «гонорара» принимали живейшее участие в решении «проблемы».

Несколько дней назад устоявшаяся тарифная сетка была неожиданно и грубо нарушена. Посетившие прокурорских сотрудников посредники (озадаченные «заказчиками» на оказание специфических услуг правосудия) с удивлением и замешательством узнали, что вместо традиционно востребованной «формы благодарности», в качестве вознаграждения за услуги прокуратуре жизненно необходима… компрометирующая информация о жизни, деятельности и бизнесе Владимира Стретовича.

Единственная разница между прокуратурами — то, что одни потребовали компромат на Стретовича вместо благ материального мира, остальные — как дополнение к установленным тарифам. Однако, в основном было проявлено редкое единодушие -информация необходима, как самый ценный товар, максимально востребованный в нынешних непростых условиях.

Не трудно предположить, что редкое единодушие прокурорских чиновников в подходе к такому щепетильному вопросу подразумевает отнюдь не проснувшуюся правосознательность, а определенное и недвусмысленное указание сверху.

Потребность в компромате на В. Стретовича появилась после информации о том, что тот претендует на пошатнувшееся кресло руководителя Генеральной прокуратуры Украины.

Посягнувшего на святыню ждала расправа. Хотя заметим, что прокуратура в силу «вырождения» и тотального «загнивания» ни на что серьезное уже просто не способна. «Топорная» организация собирания компромата подтверждает правдивость подобного предположения.

Не трудно предположить, что сам факт поиска компрометирующей информации «в открытую» — это не только вопль отчаяния гибнущего ведомства, но и показатель того, что сейчас в ГПУ компромат на Владимира Стретовича просто отсутствует. Если бы он был — его бы уже использовали полным ходом. Хотя бы путем разрушения выявленного бизнеса Владимира Николаевича или освещения разных малоприятных обстоятельств его жизни (начиная с плохих оценок в школе).

Отсутствие компромата свидетельствует о двух возможных вещах: либо компромата просто нет и В. Стретович чист и не заангажирован наличием материально выраженных интересов. Либо в данном вопросе народный депутат глубоко законспирировался и ГПУ просто не в состоянии вычислить и сопоставить факты.

И в одном, и в другом случае (незаангажированность Стретовича — конспирация Стретовича) ГПУ просто заслуживает на смену руководства, как единственного выхода из состояния профнепригодности.

Кстати, в связи с «движениями» вокруг имени Стретовича, и наличием, в определенном аспекте, интереса к его персоне, расскажем читателям об одном «приколе«.

В одну из киевских районных прокуратур пришел посредник, желая сделать определенный заказ относительно предприятия, перешедшего дорогу «заказчикам».

У посредника была даже припасена определенная благотворительная помощь для этих целей.

Заместитель районного прокурора, хороший знакомый посредника, попросил несколько минут подождать с изложением вопроса, заканчивая разбор почты и попутно жалуясь на городскую прокуратуру примерно в следующих выражениях: «…посиди пока, я сейчас документы разберу и переговорим, что у тебя. И так работы полно, а тут еще город звонит, с ума посходили все, и требуют информацию на Стретовича… Нашел, понимаешь, время нашего босса подсиживать. Сказали, что будут бить по рукам… У тебя, случайно, нету ничего на Стретовича?..»

Мгновенно оценив развитие тенденций, визитер сразу нашелся и сказал, что он как раз и жалуется на предприятие, принадлежащее через подставных лиц самому Владимиру Николаевичу.

В течение нескольких минут об этом факте было немедленно доложено по инстанции, которая дала добро «рвать и мордовать» несговорчивую контору. Да еще и контролируемую (по словам визитера) Владимиром Николаевичем. Поручение было сделано с величайшим рвением.

Визитер (согласитесь, превзошедший по находчивости Остапа Бендера вместе со всеми детьми лейтенанта Шмидта), таким образом, сэкономил выделенные средства и повысил свой статус ярого поборника кулуарных интересов прокуратуры. После чего удалился с чувством выполненного долга и обещанием в следующий раз предоставить целый список предприятий, контролируемых «чужаком».

Пока тема актуальна и неизбита, «УК» раскрывает ноу-хау, и предлагает воспользоваться ею всем желающим. Представляете себе, как можно поломать «вражеский» бизнес и со сколькими неудобными конкурентами можно расправиться, правильно нашептав прокуратуре об их «причастности к Стретовичу»?

Алексей Святогор, адвокат, специально для «УК»

Читайте также: