Медицина ужасов: фармацевтическая мафия. Украина

Цель фармацевтического бизнеса — как и любого другого коммерческой деятельности — состоит в том, чтобы делать деньги. И извлечение максимально возможной прибыли — именно та цель, которой промышленники-руководители обычно и посвящают свою энергию день ото дня. Согласно статистическим данным Американской медицинской ассоциации, 84% лекарств, представленных на рынке медперпаратов, не внесли никакого вклада в современную фармакотерапию! Специалисты утверждают, что фармацевтический рынок засорен неэффективными, неподходящими, нерациональными, бесполезными или неоправданно дорогими медикаментами. Научные исследования всех без исключения фармпредприятий направлены на получение коммерческой прибыли, нежели на терапевтические потребности. К такому неутешительному выводу пришло Министерство здравоохранения Великобритании.

Но к еще более сенсационным заключениям пришел известный французский ученый, доктор медицинских наук Луи Броуэр. В своей книге «Фармацевтическая и продовольственная мафия» на основе неоспоримых фактов ученый доказывает, что современной медициной руководит небольшая, но всемогущая группа олигархов, стоящая во главе крупных химико-фармацевтических компаний. По мнению Броуэра, эта «мировая закулиса», благодаря аккумуляции колоссальных финансовых средств, может назначать в разных странах «нужных» глав лечебных учреждений, политиков и даже влиять на кадровый состав правительств. Исследователь приходит к ошеломляющему выводу, что действия воротил химической и фармацевтической промышленности сравнимы с настоящим геноцидом: чем больше больных людей — тем больше процветают олигархи, контролирующие медицину.

А механизм обогащения прост до смешного. Мировая фармацевтическая индустрия ныне ставит своей целью не создание лекарств, которые могут помочь больным, а изготовление медикаментов для здоровых людей! Это более выгодно.

По данным международной неправительственной организации «Rural Advancement Foundation International» все крупные фармацевтические компании следуют подобной практике. RAFI подсчитала, что за период с 1975 по 1996 год в мире появилось 1 233 новых медицинских препаратов. Только 13 из них предназначены для борьбы с тропическими болезнями, которые уносят миллионы жизней ежегодно. Остальные — или более дорогостоящие копии уже известных медпрепаратов, или «лекарства» типа «эссенции для роста волос».

Зачастую люди тратят деньги на препараты, которые помогают, разве что опустошить кошелек. Журналист Эндрю Четли такие «лекарства» разделяет на несколько категорий.

А) Неэффективные — препараты, компоненты которых не вызывают того эффекта, который им приписывается. К ним относятся многие противодиарейные средства. Различные сосудорасширяющие средства и другие химические препараты, которые активно рекламируются в качестве «тонизаторов мозга» для улучшения памяти и способности к сосредоточению.

Б) Нерациональные препараты, например, от кашля и насморка, содержащие один компонент для стимулирования кашля плюс другой компонент — для его подавления. Свыше 80% имеющихся на рынке средств от кашля и насморка являются нерациональными; причем большинство из них — с неэффективными, а некоторые — с потенциально опасными ингредиентами.

В) Необоснованно дорогие препараты. Одним из оправданий широкой конкуренции является то, что потребители выгадают от пониженных цен. Однако неправильное применение лекарств означает, что потребители вынуждены покупать более дорогие антибиотики в попытке найти лекарства, к которым бактерии не были бы устойчивы. Подобным же образом, приток противоартритных лекарств на рынок означает, что приходится платить в 2-14 раз больше (!!!) за лекарства почти без увеличения терапевтической пользы или уменьшения побочных эффектов.

Г) Неподходящие — ненужные или не приносящие пользу лекарства. Суда относятся различные биологические добавки и стимуляторы аппетита.

По данным маркетинговой фирмы «IMS Health», в 2002 году в мире было продано лекарств на сумму около 400 миллиардов долларов. При этом фармацевтические компании продают в США почти 50% всех произведенных ими медикаментов. На долю стран Европейского Союза приходится 24% продаж, на долю Японии — 13%. Таким образом, все остальные страны мира — к их числу относятся наиболее бедные государства — потребляют лишь 13% лекарств. И чем выше становится благосостояние граждан — тем больше продается лекарств.

Сегодня фармацевтические компании не только продают свое лекарство под фирменным названием, а косвенно продают идею, что «для каждой хвори есть таблетка». Так как большинство лекарств используются после начала болезни, они также усиливают внимание на терапевтической, а не на профилактической медицине. И ведут к доминированию практики так называемого «подавления симптомов», а не тщательного установления причин заболевания.

История с рекламой транквилизаторов и седативных средств дает достаточное подтверждение тому, как фармацевтическая промышленность успешно придает характер медицинской проблемы обычные жизненные ситуации. В Украине неоднократно появлялась реклама различных антистрессовых средств со слоганами типа «Персен успокоит». В России из этой же серии активно продавался препарат «Негрустин». Однако, на самом деле, эти таблетки с большой натяжкой можно назвать лекарством. Потому что любые препараты с действием на центральную нервную систему можно купить только по рецептам строгой отчетности. В основе же различных «негрустинов» — экстракты лечебных трав, сдобренные ароматизаторами и красителями. При употреблении подобных «препаратов» срабатывает эффект плацебо, когда у человека, убежденного в действенности лекарства, возникает ощущение, что оно помогло. Но так можно лечиться чем угодно — хоть зверобоем, хоть активированным углем, хоть мелом!

Но даже при употреблении таких, казалось бы, на первый взгляд, безопасных медикаментов, фармацевты получают денежную выгоду, которая потом растет в геометрической прогрессии. Человек, несколько раз развеселившись «негрустином» или успокоившись «персеном», фактически попадает в зависимость от препарата. То есть срабатывает механизм привыкания: мне было плохо, но я стал принимать таблетки, и мне стало хорошо.

Часто люди без видимых причин надолго «садятся на иглу» антипростудных препаратов. У медиков даже появился специальный термин для обозначения жертв противопростудной рекламы — «каплезависимые». Отривины, назолины, нафтизины и прочие сосудосуживающие средства, активно пропагандируемые фармпроизводителями против заложенности носа при простуде, действительно приносят на время облегчение. Но как только их действие заканчивается, нос снова отекает, и, чтобы освободить дыхание, требуется новая, часто еще большая порция лекарства. Таким образом, насморк может плавно перетечь в хронический. Одним, чтобы привыкнуть к каплям, требуется всего неделя, другим — месяц. Врачи именуют такой насморк медикаментозным и говорят, что вылечить его непросто.

Из-за сосудосуживающего эффекта этих капель страдает и головной мозг. Если употреблять капли постоянно, возникает головная боль, часто очень сильная, появляются вялость и раздражительность, ухудшается зрение. Особенно у людей, которые сидят на кофе и анальгетиках. Но об этом в рекламе не рассказывают. Так же, как не упоминают и о том, что в большинстве случаев простуда в течение недели легко проходит сама, а для облегчения неприятных симптомов вполне эффективны народные средства — горячий чай с настоящим лимоном и натуральным медом.

В такую же зависимость попадают люди, которые принимают ноотропики — семейство медицинских препаратов, которые изначально предназначались для лечения больных с травмами головного мозга. Ежегодно в мире продается этих лекарств почти на 95 миллионов долларов США. Однако главными их потребителями являются абсолютно здоровые люди, желающие улучшить свою память и внимательность.

В 1991 году был препарат, способный помочь больным избежать осложнений с сердцем при лечении таких заболеваний как ангина. Компания «Pfizer», которой принадлежал патент, в ходе клинических испытаний обнаружила, что прием этого медикамента увеличивает прилив крови к пенису. Результатом стало появление виагры — «домкрата XXI века» — лекарства, способного улучшать эрекцию, ставшего одним из наиболее популярных лекарств в мире. Только за первый год продажи виагры достигли 1 миллиард долларов. Кстати, в 2004 году виагра стала лидером аптечных продаж в Киеве. Любопытно, что доктор Саймон Кэмпбелл, который считается изобретателем виагры, предпочитает, чтобы его называли «изобретателем амлодифина» — препарата, отлично лечащего кардиоваскулярные расстройства, но менее известного непрофессионалам и значительно хуже продаваемого.

Особое слово нужно сказать о витаминах, которые по уровню продаж в Украине находятся на третьем месте после антибиотиков и анальгетиков. Прежде специалисты считали: тот, кто ежедневно принимает много витаминов, в особенности А, Е и С, тем самым предупреждает возникновение различных заболеваний. В результате производство и продажа синтетических витаминов колоссально возросли. Как мы уже отметили, не пасет задних в их употреблении и Украина. Тем не менее, врачи однозначно утверждают, что витамины в форме таблеток никогда не заменят натуральных фруктов и овощей! Ведь последние содержат множество до сих пор не исследованных веществ, и вполне возможно, что именно они оказывают положительное воздействие на организм человека. Что касается их искусственных заменителей, то они даже не усваиваются и выводятся из организма вместе со всеми продуктами жизнедеятельности…

Поэтому медики, которые верны клятве Гиппократа, советуют гражданам при походе в аптеку не руководствоваться рекламой, а здравым смыслом. Только так сможете сохранить деньги и уберечь свое здоровье!..

Александр Иващенко, специально для «УК»

Читайте также: