Судный день. Влиятельные юристы регионалов затеяли междоусобную борьбу за власть

Об окончательной победе юристов Партии регионов (ПР) над своими соперниками в судебной системе, об установлении их контроля над ключевыми властными рычагами в судах и о начале серьезной борьбы среди юридических команд регионалов за лидерские позиции в отечественном правосудии. 

Судебная реформа, спешный уход опытных судей в отставку, смена руководящих лиц во всех значимых для судов органах, молниеносные увольнения влиятельных судей за нарушение присяги — информационный фон, сопровождающий работу судебной системы Украины в последние полгода. Но это лишь вершина айсберга: в судах после «пришествия на престол» Виктора Януковича проявились более глубокие и содержательные тенденции.

Речь идет об окончательной победе юристов Партии регионов (ПР) над своими соперниками в судебной системе, об установлении их контроля над ключевыми властными рычагами в судах и о начале серьезной борьбы среди юридических команд регионалов за лидерские позиции в отечественном правосудии.

Последнее очевидно пока только для людей бывалых — знаковые юристы ПР не хотят допускать огласки междоусобицы даже в своем кругу. Тем более что сейчас появились цели, достижение которых требует слаженности в действиях: победа на местных выборах, перемена негативного мнения Венецианской комиссии (т. е. Европейского союза) по поводу последней судебной реформы, противодействие грядущему малоприятному выводу этой же комиссии по отмене конституционной реформы.

Как БЮТ и регионалы суды делили

Новая эпоха в развитии украинской судебной системы настала еще в конце 2006 года, когда кресло председателя Верховного суда Украины (ВСУ) занял на тот момент «верный тимошенковец» Василий Онопенко. Верховный суд впервые возглавил человек, имевший за своими плечами не только судейский, но и значительный политический опыт.

Это незамедлительно сказалось на характере поведения высшего судебного органа страны: уже в первой половине 2007-го Онопенко, поддерживаемый влиятельными судьями ВСУ и многими председателями апелляционных судов, предпринял политическое наступление по самому широкому фронту.

В замыслы команды Василия Онопенко входило максимальное усиление своего влияния на Высший совет юстиции (ВСЮ), Государственную судебную администрацию (ГСА), финансирующую все суды первой и второй инстанций, парламентский комитет по вопросам правосудия, Высшую квалификационную комиссию судей (ВККС), административную и хозяйственную судебную вертикали, в том числе Высший админсуд (ВАСУ) и Высший хозсуд Украины (ВХСУ).Междоусобный конфликт между влиятельными юристами Партии регионов вызревал уже давно. Ранее враждебные проявления сдерживались наличием мощного соперника — главы ВСУ Василия Онопенко. Теперь бывшие союзники Сергей Кивалов и Андрей Портнов вступили в тайную борьбу

Кульминационный момент случился весной 2007-го, когда лидерам ВСУ и их союзникам удалось на длительный период (почти на год) заблокировать работу ВСЮ в пленарном режиме и взять под контроль процедуру назначения и увольнения руководителей судов. В этой связи многие люди, имеющие тот или иной вес либо интерес в судах, ощутили реальную угрозу собственным карьерно-политическим перспективам.

Всё это вынудило оппонентов Василия Онопенко концентрироваться вокруг фигуры главы Комитета Верховной Рады по вопросам правосудия, члена ВСЮ Сергея Кивалова (Партия регионов). Тот, благодаря ресурсам своей политической силы и собственным связям в судах, был единственным человеком, имевшим шансы на успешное противодействие руководству Верховного суда.

Таким образом, наступила эпоха непримиримого соперничества двух наиболее влиятельных юридических команд — Василия Онопенко и Сергея Кивалова. В трехлетней схватке Кивалов–Онопенко использовались самые разные приемы. Можно вспомнить о регулярных попытках сместить с занимаемой должности друг друга, а также лишить соратников различных постов и полномочий. Все эти события переплетались с борьбой за влияние на различные органы в судебной системе.

Но до 2010 года ни той, ни другой стороне не хватало сил, чтобы расширить свои сферы влияния и/или весомо потеснить неприятеля. Радикально изменить расклад в судебной системе могло только глобальное политическое событие — президентские или внеочередные парламентские выборы.

Судебный блицкриг

Победа Виктора Януковича на президентских выборах в феврале и быстро сколоченная новая парламентская коалиция на базе ПР дали влиятельным юристам регионалов решающее преимущество для быстрой победы над своими оппонентами в судах. Разгромить команду Василия Онопенко поручили Сергею Кивалову, министру юстиции Александру Лавриновичу и заместителю главы администрации президента Андрею Портнову, спешно бежавшему из БЮТ.

Их план был прост и состоял в сущности из трех пунктов: свести к нулю влияние соперников в судах — вплоть до увольнения Онопенко с должности главы ВСУ; установить контроль за стержневыми для судов кадровыми и финансовыми процедурами; распределить между собой сферы влияния в судебно-юридическом мире.

Для этого под эгидой президента Януковича затеяли новую судебную реформу, и Александр Лавринович возглавил соответствующую рабочую группу. В то же время через парламентский комитет по вопросам правосудия пытались провести множество небольших законодательных инициатив, подразумевавших точечные удары по выстроенной Василием Онопенко системе рычагов влияния. Принятие этих законопроектов позволяло в оперативном режиме лишить руководство Верховного суда львиной доли власти, поскольку реализация масштабной судебно-правовой реформы требовала гораздо больше времени и сил.

Поэтому неудивительным стало появление на свет закона №2181-VI, который между первым и вторым чтениями разросся с одной до шестнадцати страниц. Акт предусматривал значительное усиление возможностей и влияния ВСЮ — прежде всего за счет отладки процедуры увольнения судей за нарушение присяги. Сам закон был принят парламентом 13 мая, президент его подписал 14 мая, а через три дня ВСЮ инициировал первые резонансные увольнения судей за нарушение присяги. В то время председательское кресло в этом органе уже занимал бывший глава Печерского райсуда Киева Владимир Колесниченко (кстати, кум Сергея Кивалова).

За последующие несколько месяцев новая властная команда добилась ухода из судебной системы многих людей, в той или иной мере связанных с командой Онопенко: судьи ВСУ Александра Волкова (одного из ближайших соратников руководителя ВСУ), судьи Киевского апелляционного админсуда (КААС) Игоря Бараненко (брата жены Александра Волкова), главы Окружного админсуда Киева Олега Бачуна, судьи этого же суда Петра Ковзеля (брата Николая Ковзеля — депутата от БЮТ по квоте Украинской социал-демократической партии, созданной Василием Онопенко), судьи Святошинского райсуда Киева Нины Бабич.

Этим влиятельные юристы ПР наглядно продемонстрировали, что способны быстро уволить за нарушение присяги судью любого суда — местного, апелляционного и даже высшего. Служители Фемиды, как люди понятливые, быстро усвоили преподанный им урок.

Кроме того, новый Закон «О судоустройстве и статусе судей» очертил будущую конфигурацию судебной системы, которую видели регионалы, — отныне во главе судов должен стоять не ВСУ, как это было принято еще с советских времен, а ВСЮ. Именно на нем замыкаются все значимые кадровые процедуры в судах: назначение, избрание и увольнение судей; назначение и увольнение руководителей судов.

Уже в июле коалиция одобрила во втором чтении судебную реформу имени Виктора Януковича — новый закон о судоустройстве и статусе судей. Высший совет юстиции получил все упомянутые полномочия и стал главным центром влияния в судах, а Верховный суд в то же время утратил свое влияние на происходящее в судебной системе.

Кто будет лидером

Помимо прочего, судебная реформа подразумевала, что отныне высшие специализированные суды — ВАСУ, ВХСУ и еще не созданный Высший специализированный суд по уголовным и гражданским делам (ВССУГД) — становятся последними инстанциями в соответствующих судебных вертикалях. Это усиливало политический вес руководителей высших судов, которых уже не волновали прежние намерения Онопенко ликвидировать специализированные суды или максимально подчинить их ВСУ.

В течение августа-сентября были переформатированы все органы судейского самоуправления — Съезд судей Украины, Совет судей Украины, Советы судей административных, хозяйственных и общих судов, а также состоялось полное переизбрание состава ВККС. Произошла смена и в руководстве ГСА — ее председателем стал Руслан Кирилюк, член команды Портнова.

Приблизительно в этот же период в стане провластных юристов началась скрытая борьба между Сергеем Киваловым и Андреем Портновым за единоличное лидерство в судебной системе. Ранее враждебные проявления междоусобицы сдерживались наличием мощного соперника — Василия Онопенко, влияние которого распространялось далеко за пределы судебной системы. Теперь, когда победа достигнута, бывшие союзники вступили в тайную борьбу.

Важное слово в этом конфликте скажут лидеры вертикалей административных и хозяйственных судов, которые сегодня фактически правят бал на всех уровнях судейского самоуправления. Несколько намеков они уже сделали: с их подачи главой ГСА стал Руслан Кирилюк, а по квоте Съезда судей Украины в состав ВСЮ вошла председатель Печерского райсуда Киева Инна Отрош, у которой давние дружеские отношения с Портновым.

Сам же Андрей Портнов, по данным разных источников, присмотрел для себя должность председателя ВСЮ. Политико-репутационный удар по нынешнему руководителю Высшего совета юстиции Владимиру Колесниченко уже подготовлен — председатель КААС Анатолий Денисов написал письмо на имя членов ВСЮ, что, мол, Колесниченко звонил ему и требовал решить одно дело совершенно конкретным образом. Но, видно, время для решающего выступления Денисова еще не настало…

Последствия реформы

Не менее важна еще одна тенденция, которая начала явственно прорисовываться буквально в последние недели. Политическая подоплека проведенной судебно-правовой реформы начинает проявлять себя всё отчетливее. Речь идет о том, что эта реформа, преследовавшая преимущественно политические цели, плохо выдерживает соприкосновение с реальной жизнью.

Во-первых, ВССУГД не заработал с 15 октября нынешнего года, как предписано законом. Сейчас в спешном порядке решаются проблемы с обеспечением этого суда помещениями, судейскими и прочими кадрами, материально-техническими средствами. Остается проблемным вопрос финансирования ВССУГД как до конца 2010-го, так и на следующий год.

Во-вторых, реализация положений судебной реформы уже требует дополнительного финансирования по линии ГСА из госбюджета-2010 в размере около 70 млн гривен. И есть все предпосылки для того, что до конца года сумма увеличится. В то же время Кабмин сначала наотрез отказывался выделять дополнительные средства, а 20 октября всё-таки выделил ГСА из Стабфонда копеечные в такой ситуации шесть миллионов гривен. Особенно скромно эта сумма выглядит на фоне того, что ГСА и без судебной реформы не хватает приблизительно 200 млн, чтобы покрыть жизненно важные расходы.

Всё это напрямую свидетельствует: судебная реформа проводилась с политическими целями, а серьезные попытки согласовать ее финансовые последствия с Минфином не предпринимались. И со временем суды ощутят это еще в большей мере. Кстати, по предварительным данным, Министерство финансов намерено заложить на следующий год в бюджет ГСА 2,3 млрд гривен, что на 200 млн меньше, чем в 2010-м.

В-третьих, из судебной системы стали уходить кадры — сотни судей написали заявления о выходе в отставку по самым разным причинам. Для некоторых влиятельных судей, которые ранее рьяно поддерживали Василия Онопенко, это единственная возможность избежать увольнения за нарушение судейской присяги. По крайней мере, новая власть благородно дает им такую возможность: новые увольнения за нарушения присяги уже невыгодны из репутационных соображений. Ведь свою реальную силу влиятельные юристы-регионалы уже предельно четко продемонстрировали всем без исключения судьям страны.

Но самое важное, на наш взгляд, заключается в следующем — только до конца нынешнего года судьи, проработавшие в системе двадцать и более лет, имеют право в случае отставки получить соответствующую компенсацию по старому законодательству: в размере одного оклада за каждый год судейской деятельности. Для судей с опытом и на высоких должностях речь идет о сотнях тысяч гривен! Эту тенденцию иллюстрирует то, что только 7 октября Верховная Рада удовлетворила 114 заявлений судей об отставке. Однако госбюджет-2010 не был рассчитан на такое количество «отставников», поэтому уже сейчас необходимо дополнительно 29 млн гривен на эти цели, и до Нового года сумма наверняка еще вырастет.

В то же время в новом законе усложнилась процедура подбора судейских кадров — теперь для работы судьей нужно иметь специальное судейское образование, которое могут дать пока лишь два юридических вуза страны — Одесская национальная юридическая академия и Национальная юридическая академия им. Ярослава Мудрого (Харьков). Всё это, как неоднократно заявлял Владимир Колесниченко, непременно приведет к образованию длительного кадрового дефицита в разных судах страны. Но люди при власти, как правило, смотрят на такие ситуации под иным углом зрения: возможность закрывать вакантные должности уже много значит для человека, обладающего влиянием в этой сфере. А отдельные суды и ранее работали в условиях сильного дефицита кадров — некоторые органы правосудия даже прекращали свою работу ввиду полного отсутствия там полномочных служителей Фемиды, и ничего.

В-четвертых, Венецианская комиссия уже опубликовала свое негативное заключение по поводу нового закона о судоустройстве и статусе судей. Похвалив реформу по четырем пунктам, она раскритиковала ее по остальным 28 пунктам. При этом члены комиссии подчеркнули, что понимают политическую необходимость реформы. Главными проблемами нового закона они посчитали снижение до нуля полномочий ВСУ и значительное усиление полномочий ВСЮ. Из-за этого влиятельные юристы ПР оказываются в сложной ситуации. Им предстоит пойти навстречу пожеланиям Европы, не утратив при этом мощного влияния на процессы в отечественной судебной системе. А это нелегко, поскольку европейские политики и юристы настаивают на максимальной деполитизации украинских судов.

Тем не менее уже сейчас понятно, что регионалы прочно обосновались в судебной системе, сделав ее гармоничным придатком выстроенного ими государственного механизма. Радикально изменить эту политическую конфигурацию в судах может только серьезное ослабление власти Партии регионов в государстве, то есть речь идет о поражении на президентских или парламентских выборах. Но пока предпосылок для такого развития событий не наблюдается. Следовательно, в ближайшей перспективе внутриполитическая ситуация в судах будет определяться борьбой за власть между разными группами юридического влияния в стане регионалов. И в самом скором времени это подковерное противостояние активизируется и начнет оказывать влияние на правосудие.Политики о судебной реформе 

Юлия Тимошенко, лидер оппозиции:
— Судебная реформа президента Виктора Януковича — это фактически узурпация им судебной ветви власти. Реформа Януковича не является реформой. Это попытка технически подчинить суды одному человеку — президенту. Высший совет юстиции, полномочия которого были значительно усилены, сегодня на две трети состоит из людей Януковича. Таким образом, непокорных судей уволят и назначат тех, кто готов принимать незаконные судебные решения и манипулировать судами в угоду президенту. 

Сергей Кивалов, председатель парламентского комитета по вопросам правосудия, член ВСЮ:
— В последнее время Онопенко совсем опустился. Да, ты — председатель суда. Да, Конституция требует твой суд реорганизовать, уменьшить твои полномочия и компетенцию. Тебе неприятно? Неприятно. Имеешь возражения — выскажи. Но делай это достойно. А не брызгай слюной, не бросайся, как уличная шавка, не облаивай людей, которые делают государственное дело. В конце концов, государство Украина существует не для того чтобы Онопенко было хорошо, чтобы власть его росла, а богатство приумножалось. А наоборот, сам Онопенко должен служить государству. Государству, на верность которому дважды присягал — как народный депутат и как судья. 

Василий Онопенко, председатель Верховного суда Украины:
— Сегодня этот бизнес-проект (судебная реформа) делается, чтобы поделить влияние на трех человек. Верховный суд пытаются лишить полномочий. Это происходит из-за того, что Верховный суд часто останавливал те или иные решения по перераспределению собственности. Если судебная реформа пройдет, в стране будет правовой хаос, пренебрежение к правам и свободам людей. Я постоянно встречаюсь с президентом, и мне казалось, что он с пониманием относился к проблемам судоустройства. Лишь потом я понял, что это дымовая завеса, что эта комиссия экспертов заседала, а решение принимали несколько человек. 

Александр Лавринович, министр юстиции:
— Скорых изменений не бывает, тем более, когда речь идет о такой сложной машине, как судебная система. Я думаю, улучшений можно ожидать лишь через несколько лет. Но рост ответственности судей уже ощущается. Растет понимание, что безнаказанность уходит в прошлое: ситуация, когда, занимая кресло судьи, имеешь своего защитника «наверху», уже не срабатывает. В этом смогли убедиться многие, когда некоторые высокопоставленные «защитники» пытались как-то повлиять и сохранить отдельных судей на своих местах. Не сработало. Значит, ситуация коренным образом меняется.

Автор: Алексей Горбатенко, журнал ЭКСПЕРТ

Читайте также: