ДЕПУТАТ-БОМБИСТ

Депутат Верховной Рады Украины Сергей Кироянц не похож на Усаму Бен-Ладена. Хотя бы мотивами своих поступков. Если Усама взрывает дома и поезда из идейных соображений, то депутат Кироянц пытается решать при помощи взрывчатых веществ свои личные жилищные вопросы. Однако, все более привычное для Украины использование «тротилового эквивалента» в качестве аргумента при решении любых вопросов не может не настораживать.

Украине пора вводить новые рейтинги для своей политической и деловой элиты. Кроме рейтинга популярности и количества денежной массы, стоило бы ввести рейтинг «тротилового эквивалента». В смысле, сколько тот или иной известный человек использовал взрывчатых веществ на своем тернистом жизненном пути. Что примечательно: если раньше «тротиловый эквивалент» использовался для решения действительно серьезных вопросов, вроде покушения на премьер-министра Лазаренко или распыления на молекулы серьезного авторитета Ахатя Брагина, то в последнее время взрывчатку используют все, кому не лень. Жены, чтобы избавиться от надоевших мужей или современные Иваны Ивановичи, чтобы разобраться с неприятными им Иванами Никифоровичами. Все по-нашему, по-украински, но с поправкой на 21–ый век.

История, которая приключилась с киевским бизнесменом Валерием Мищенко, по всей видимости, поразит даже видавших виды криминальных авторитетов. Действительно, одно дело, когда «мочат» серьезного конкурента из-за серьезных денег серьезные люди. Совсем другое, когда «пацанские» методы применяют для борьбы … с соседом по даче. Валерий Мищенко – человек вполне мирный. Кандидат исторических наук, 12 лет проработал в Академии наук, потом занялся бизнесом, сейчас – руководитель фирмы «Кондор». В 1999 году Мищенко, на свою беду, стал членом дачного кооператива Союза писателей Украины, который расположен в Конче Озерной.

Рассказывает Валерий Мищенко: «Все началось с того момента, когда мне выделили дачный участок под застройку. Причем участок располагался перед лесом, на стихийном мусорнике, который использовали многие «дачники», в том числе и мой сосед, народный депутат Сергей Кироянц. Как только я начал этот мусорник расчищать — началось противодействие с его стороны. В частности, заявления в природоохранную прокуратуру по поводу того, что Мищенко якобы уничтожает деревья. Прокуратура приехала на место и никаких нарушений не обнаружила. Я начинаю огораживать участок забором и начинать строительство – мне тут же поджигают гараж, где находились стройматериалы. Я уже выстроил дом, а Кироянц продолжает писать жалобы в правоохранительные органы с тем, чтобы выжить меня с этого места. На сегодняшний день в правоохранительных органах уже есть отказных материалов на 500 страниц. Кироянц писал во все прокуратуры, областные районные, республиканские, в МВД о незаконном захвате земли и везде получал отказы. И как только он получал очередной отказ – у меня на участке происходила очередная «диверсия» — поджог или взрыв. Сегодня уже возбуждено пять уголовных дел по фактам поджога, трех подрывов, и одного неудавшегося подрыва, когда заложили бомбу, мощностью в четыре с половиной килограмма в тротиловом эквиваленте. Если бы эта бомба взорвалась, то снесло бы пол – поселка. К счастью подрывника с бомбой чудом заметили охранники. Он убежал, но когда прыгал через забор, порвал перчатку, и на заборе осталась его кровь. Когда этого человека, по фамилии Чаплинский поймали и опознали, сделали экспертизу на кровь. ДНК в обеих пробах совпала. Чаплинского арестовали. И тогда, непонятно почему, народный депутат Кироянц с группой других депутатов явился в прокуратуру Голосеевского района, устроил шум по поводу того, что арестовали невинного человека. И ночью заместитель прокурора этого района выпустил Чаплинского на свободу.

А через какое-то время у Чаплинского дома проводят обыск и находят детонаторы, взрывчатку и провода, которые оказались идентичными с проводами и взрывчаткой, обнаруженными у меня на даче. Чаплинского опять арестовывают. И тут у Чаплинского неожиданно появляется адвокат с удостоверением помощника народного депутата Кироянца. Интересно также, что мать Чаплинского работает у Кироянца домработницей.

Руководство Голосеевского РУВД всячески препятствовало расследованию. Потому что на них очень сильно давил Кироянц. Он же давил потом и на город, но городское милицейское начальство его наездам не поддавалось. Вообще позиция милиции была такой – два бизнесмена между собой разбираются, оставим их в покое, пусть разбираются. Тем более, один из них народный депутат – хлопот не оберешься.

А Кироянц и другие депутаты, в том числе и Стретович, пишут заявления во все инстанции, чтобы Чаплинского выпустили. Сейчас «взрывник» под следствием. Дело рассматривается в городском управлении МВД и его расследованием занимается следственная группа, которую возглавляет начальник следственного управления ГУВД города. Во время следствия были допрошены два соседа Чаплинского, которые в свое время подорвались на самодельном взрывном устройстве, одному из них оторвало палец. Этих людей допросили и они признали, что бомбу им дал Чаплинский. То есть, обнаружились косвенные улики, не связанные со мной.

Но Кироянц настойчиво пытается вытащить своего «взрывника» на свободу. Я являюсь помощником народного депутата Евдокимова Валерия Александровича. Так вот, недавно подходит к нему Кироянц с группой депутатов и говорит: «Подействуй на Мищенко, чтобы он вытащил Чаплинского из тюрьмы». Евдокимов отвечает: «Как он может его «вытащить»? Он что, в подвале его держит? Милиция его арестовала, возбуждено уголовное дело». Кироянц настаивает: «Он сможет, уговори его. Или скажи ему, чтобы он дом продал. Продаст дом, все проблемы у него исчезнут». Евдокимов мне это рассказал, а я ответил, что с Чаплинским пусть милиция разбирается, а дом я никогда не продам, я в нем жить буду. Причем лично ко мне Кироянц никогда не обращался, даже близко не подходил.

После вот этого разговора со мной стали происходить странные и страшные вещи. 24 февраля этого года мне звонит начальник отдела уголовного розыска УВД Киева Коробов Сергей Валерьевич. И приглашает на срочную встречу. Встречаемся мы в кабинете начальника уголовного розыска Голосеевского района. И Коробов мне в его присутствии рассказывает, что милицией была задержана группа лиц кавказской национальности, которые вели наблюдение за моим домом. У них был обнаружен номер журнала «Президент» с моей фотографией, и, по информации розыскников, они собирались взорвать мою машину. Видимо, вместе со мной. Я спрашиваю – вы что-нибудь предпринимаете? Да, ответил Коробов, мы с ними работаем, не волнуйтесь, я с вами свяжусь. Через день или два он звонит мне по мобильному телефону и говорит, что разговаривал с одним из них и предупредил, просил, чтобы они ничего не предпринимали против Мищенко. Но «кавказец», убегая, сказал, что они все равно это сделают. Так сказал Коробов. Сейчас, когда я написал об этом во всех своих заявлениях, Коробов от своих слов отказывается, говорит, что ничего такого он не говорил. И я так понимаю, что этих «лиц кавказской национальности» они просто отпустили.

А потом последовало продолжение. В начале марта мы с семьей были в Крыму, вместе с женой, девятилетней дочерью и одиннадцатилетним сыном. А в ночь с 8 го на 9-е марта, когда нас еще не было дома, в комнату, где живет мой сын, бросили бомбу. Бомба была самодельной, нашли детали от детонатора гранаты и многочисленные куски металла. Ее, видимо бросили в окно, но она отскочила от решетки и взорвалась на земле, в собачьей миске, из которой взрыв сделал просто решето. Окна, из стекла-«четверки» посечены как из дробовика, треснула стена от взрывной волны, по потолку пошла трещина. 11 марта милиция возбудила очередного уголовное дело, но надежды на то, что оно будет расследовано – у меня нет. Понимаете, этот зверь не остановится. Для него сейчас это уже дело чести. Он сказал, что на том участке, где стоит моя дача, там никого не будет, я Мищенко разорву. Кроме того, об этом уже стало известно многим людям. Началась какая-то депутатская война. На его сторону встал Стретович. На мою – Григорий Омельченко. Он, кстати, еще до последнего взрыва переслал в МВД и генпрокуратуру сообщение о готовящемся покушении и просил выделить мне охрану. Но никакой охраны мне выделено не было. Только после взрыва милиция начала охранять мой дом. Сейчас я направил письмо лично президенту Кучме, потому что всерьез опасаюсь за свою жизнь и жизнь своих близких».

«УК» никогда всерьез не интересовалась личностью депутата Сергея Кироянца. И потому, кроме общеизвестных сведений о том, что в свое время Кироянц был исключен из фракции социалистов, нам было известно немногое. То, что бывший одиннадцатый номер в списке СПУ являлся главой фирмы «КСГ», сейчас является внефракционным депутатом, председателем подкомитета Комитета по вопросам финансовой и банковской деятельности и директором благотворительного фонда «Третье тысячелетие». Также нам было известно, что одним из ближайших помощников Кироянца является некий Николай Даневич, по слухам, бывший в свое время «бригадиром» у известного киевского авторитета «Стаса». О котором, кстати, мы в свое время писали в цикле публикаций, посвященных деятельности столичного метрополитена.

Ходили также слухи о том, что Кироянц является фигурой несамостоятельной и состояние нажил на контролировании неких финансовых потоков, связанных с оплатой энергоносителей. Другие источники сообщали о том, что некие транспортные фирмы Кироянца, занимающиеся морскими перевозками, транспортируют не совсем легальный товар. В связи, с чем был в свое время скандал с затоплением судна вместе с экипажем.

Валерий Мищенко, столкнувшись с прямой угрозой своей жизни со стороны Кироянца стал наводить о нем более детальные справки. В частности, ему удалось выяснить, что одна молодая особа из числа сотрудников Кироянца пыталась решить свои семейные и финансовые проблемы путем физического уничтожения своего мужа и свекрови. Причем, для решения этих проблем были вызваны киллеры из ближнего зарубежья. Мищенко удалось пообщаться с представителями этих «специалистов» и они ему сообщили, что во время одной из встреч заказчица сказала, что «если будут нормальные цены, то она готова дать еще один «заказ». Потому что, у ее клиента есть проблемы с одним бизнесменом и вот, нужно будет «исполнить» и его.

Также Мищенко удалось раздобыть две пленки с записями разговора этой женщины с неизвестными мужчинами. В записях речь явно идет о подготовке заказного убийства. На одной кассете она заказывает убийство своего мужа, а на второй кассете – своей свекрови. Разговор не телефонный, разговор происходил с глазу на глаз в автомобиле. Распечатку одного из этих разговоров мы предоставим вниманию читателей несколько позже и надеемся, что у этой дикой истории не будет трагического продолжения.

Сергей Федоров, специально для «УК»

Читайте также: