«ЧЕРНАЯ СТРЕЛА»: ТАЙНЫ ИГОРЯ ГОНЧАРОВА Часть 6: Мотивация

Почему, собственно, «черная стрела»? Потому, что первоначально, как кажется авторам, банда «оборотней» задумывалась как «Белая стрела». Мифическая организация правоохранителей, созданная для борьбы с преступностью непроцессуальными методами. Однако, мифы страшно далеки от реальности. «Белой стрелы» никогда не существовало. Разве что, она существовала в сознании самих «оборотней», как некий компенсаторный механизм, превращающий обычные заказные убийства в «чистку» общества. Возможно, на каком-то этапе деятельности у Гончарова появился и другая формула самовнушения – о политическом характере его деятельности. В его письмах к родным, уже из СИЗО четко прослеживается эта идея – «я боролся за лучшее будущее Украины». Детально изучая личность покойного с этой самооценкой трудно согласиться.Хотя, отнюдь не исключено, что Гончарова и других «оборотней» некие силы действительно использовали в политических целях. Какие силы и под каким флагом – наверное, самый сложный вопрос во всей этой истории. И в преддверии выборов на этот вопрос будут даваться самые разные ответы. В зависимости от интересов отвечающих. Мы таких ответов давать не будем. У нас – иные, более приземленные цели. Удовлетворить собственное любопытство и понять, что же такое этот феномен «оборотничества» в правоохранительных структурах Украины. И для решения этой задачи мы вернемся к послужному списку Игоря Гончарова.

С 1982 по 1985 годы он служит инспектором службы сопровождения отдела милиции при Восьмом управлении УВД.

С 1985 по 1988 оперуполномоченным уголовного розыска ОВД Печерского РОВД.

С 1988 по 1990 старшим оперуполномоченным уголовного розыска Печерского РОВД.

В сентябре 1990 года Гончаров по протекции своего куратора из СБУ переходит в новосозданный Отдел по борьбе с организованной преступностью.

С 09. 1990 по 06.1991 служит старшим оперуполномоченным ОБОП.

С 06. 91 по 06. 92 — оперуполномоченным по особо важным делам городского отдела ОБОП.

С 06.92. по 08.92 оперуполномоченным по особо важным поручениям отдела оперативных разработок Управления по БОП Киева.

С 08.02.92 по 03.93 – старшим оперуполномоченным по особо важным делам 5 отдела УБОП Киева.

С 03.93 по 04.94. – старшим оперуполномоченным по особо важным делам первого межрайонного ОБОП (Радянский, Печерский и Московский районы)

С 04.94 по 03.96 — старшим оперуполномоченным по особо важным делам Радянского районного отдела УБОП.

С 03.96. по 01.97 — старшим оперуполномоченным по особо важным делам отдела УБОП в городе Боярка.

С 01.97 по 03.98 старшим оперуполномоченный по особо важным делам Боярского отдела УБОП.

С 03.98 находится в распоряжении ГУ МВД.

25.05.98 уволен по результатам медицинского обследования. Накануне, 11 мая 1998 года он был осмотрен врачами ВВК ГУ МВД. Предъявлял жалобы на постоянные головные боли в затылочной части. Приказом от 26 мая уволен по причине последствий черепно-мозговой травмы. На момент увольнения выслуга лет составляла 16 лет 5 месяцев 4 дня.

За эти 16 лет Гончаров прошел путь от старшины милиции до подполковника. В послужном списке Гончарова не может не удивлять странный «слом» его карьеры, выразившийся в переходе из УБОПа Радянского района столицы в УБОП города Боярка. Переход этот произошел в марте 1996 года. Некоторые эксперты считают, что это было не понижение по службе, а карьерный ход – на должности в Боярке было якобы проще получить очередное, полковничье звание. Другие осведомленные люди считают, что к тому времени служба для Гончарова уже была неинтересна, он начинал свое «дело». Как бы то ни было, но еще раньше произошло менее заметное, но не менее значимое событие в жизни Гончарова. В марте 1993 года он был переведен из УБОПа Киева в первый межрайонный ОБОП, на то время объединявший Рядянский, Печерский и Московский районы. По свидетельствам сотрудников УБОП того времени, «выпихнуть» в межрайонные ОБОПы старались тех, кто не прижился в УБОПе центральном. Между 93 и 96 годом в жизни Гончарова случилось еще одно, весьма серьезное событие. В июне 94 года в его личном деле появилась следующая запись: «Понизить в должности и в дальнейшем использовать вне службы УБОП за проявленную беспечность, безответственное отношение к хранению табельного оружия». Проще говоря, Гончаров потерял «ствол». Событие для каждого сотрудника правоохранительных органов весьма печальное, хотя и не всегда имеющее фатальные последствия. Сейчас в серьезных силовых структурах Украины служат на высоких должностях граждане, терявшие и по два пистолета, и ничего, нормально. Однако, по свидетельству очевидцев, для Гончарова потеря оружия была настоящей трагедией. Фактически она стала жирной точкой на его милицейской карьере. Мысли о нормальной милицейской карьере у Гончарова безусловно были. Но, как свидетельствуют его бывшие сотрудники, что-то в этой карьере ему мешало. У него не было качеств явного лидера, а соратники по УБОП его просто не любили. Почему – вопрос сложный. Возможно, из-за того, что он не принимал участия в традиционных пьянках, возможно из-за некоторого снобизма «столичной штучки» с высшим гражданским образованием, возможно из-за небеспочвенных (вспомним о его работе в качестве агента СБУ) подозрений в «стукачестве». Возможно, из-за некоторых странностей в поведении. По воспоминаниям одного из его сотрудников тех лет, у Гончарова была солидная видеотека фильмов ужасов. Причем, настолько тошнотворных, что их отказывались смотреть даже малочувствительные убоповцы, несмотря на навязчивые предложения Гончарова.

После потери «ствола» Гончаров, несмотря на формулировку приказа, продолжает служить в УБОПе. И, возможно, именно тогда начинает создавать то, что со временем станет бандой «оборотней». По свидетельству людей, близко знавших Гончарова, для него чрезвычайно важна была идейная «подкладка» его деятельности. В частности, многие отмечают, что у Гончарова было обостренное чувство социальной несправедливости. Девяностые годы, с их дикой нищетой большинства и столь же диким разгулом немногочисленных нуворишей для Гончарова были личной трагедией. Он ненавидел «ворье», будь-то бандит или преуспевающий «коммерс». Если проанализировать список доказанных жертв «оборотней», то большинство из них – люди действительно малоприятные. Аферисты, «мутные» бизнесмены, фальшивый народный целитель. Впрочем, последняя жертва Гончарова была простым учителем музыки в школе. Но для того, чтобы создать мотивацию для его убийства, Гончаров рассказывал своим соратникам, что учитель – извращенец. Видимо, это психологическое оправдание было необходимо «оборотням», чтобы решиться на очередное «мокрое» дело.

Характеристики людей, близко знавших Гончарова, важны для понимания этого «многослойного» человека. Знавшие его лично отмечали готовность придти на помощь, довольно высокий интеллектуальный уровень. Жена характеризовала его как человека спокойного, очень любившего свою дочь. Соседи, игравшие с Гончаровым в футбол, характеризовали его как замкнутого, целеустремленного властолюбивого человека. При этом отмечали его вежливость. Вспоминали, что он часто говорил о том, что цели может достичь только упорный человек. В тоже время один из сослуживцев, характеризуя Гончарова заметил, что «Гончаров имел средние профессиональные способности, хитер. Очень скрытен. В быту неаккуратен. Имел большую тягу к деньгам. Как-то в 95 году заявил, что он будет долларовым миллионером.»

Интересно, что обостренное чувство социальной несправедливости, которое присутствовало у Гончарова, отмечали и знавшие другую знаковую фигуру украинской современности – Николая Мельниченко. Кстати, по словам самого Гончарова с Мельниченко он не только был знаком, но даже «вместе работал».

Но вернемся к характеристикам Гончарова. Столь идеалистическое умонастроение Гончарова соседствовало со вполне земной необходимостью как-то жить. Вспомним, что еще в самом начале своей карьеры Гончарова поймали на аферах со штрафными талонами. Дальнейшая служба в УБОПе, по всей видимости, лишь придала размах этой «практической» деятельности. УБОП, который создавался как государственная «банда» в противовес бандам негосударственым, всегда был организацией достаточно неформальной. В смысле отношения к закону. Крышевания, воровство при обысках, выбивание долгов по заказу – явления в УБОПе вполне типические. Вероятно, костяк банды «оборотней» цементировался именно на таких, пока еще мелких делах. И для УБОПа вполне нормальных. В 1997 году в личном деле Гончарова появляется характеристика:

«За период службы в ОВД в целом характеризуется положительно ,правильно понимает цель своей работы. Ответственно относится к поручениям, умеет выделить главное в своей работе и сосредоточить на этом свое внимание. В работе постоянно добивается соответствующих показателей. Вносит важный вклад в работу коллектива, проявляет инициативу, целеустремлен. Выполняет приказы, инструкции и другие нормативные акты, регламентирующие правоохранительную деятельность. Работает эффективно. Физически развит хорошо, постоянно поддерживает спортивную форму. Занимаемой должности соответствует.»

В этом же году, как свидетельствуют материалы следствия – Гончаров уже создал свою банду. А в сентябре 1997 года бандой были совершены первые убийства. Первые, доказанные следствием убийства. Не исключено, что убийства члены группировки совершали и раньше, однако о них пока почти ничего не известно. Интересно, что будущая «стилистика» Гончарова – удушение веревкой, не является «ноу-хау» милицейских «оборотней». Еще в 1994 году сотрудник киевской «Альфы» по фамилии Гралюк задушил веревкой двух мошенников Глазмана и Дашевского. И закопал где-то в районе Бородянки. Причем, убийство это было «заказным». Заказал покойников бизнесмен по фамилии Адашев, которого вышеупомянутые мошенники «развели» на серьезную сумму. Был ли знаком Гончаров с Гралюком – нам не известно. Известно лишь то, что на лидерство или даже просто самостоятельность Гралюк претендовать не может. Впрочем, как мы писали раньше, к таким людям Гончаров испытывал искреннюю симпатию.

(продолжение следует)

Станислав Речинский, «УК», Евгений Лауэр, «Трибуна»

Часть 1

Часть 2

Часть 3

Часть 4

Часть 5

Читайте также: