Большой компьютерный Апокалипсис для Ирана может стать свершившимся фактом

Сухопутные войска Исламской Республики Иран (ИРИ) обзавелись новыми системами оружия для противостояния танкам и вертолетам противника. Этим фактом гордятся и о нем много говорят и пишут в иранских СМИ. В то же самое время Тегеран не склонен обсуждать кибератаку на завод по обогащению урана, расположенный в 30 километрах от города Натанз в центральной части страны.

В ходе этой компьютерной диверсии вирус, известный как Stuxnet, вывел из строя всю электронную систему важнейшего инфраструктурного объекта.

Комиссия по атомной энергии Ирана, не вдаваясь в комментарии, заявила о «закрытии предприятия на короткий период». Следует заметить, что проникший вирус обладает также характеристиками компьютерного червя, то есть может самопроизводиться в сети. Несомненно, официальный Тегеран выпячивает достаточно ординарный факт обновления парка противотанкового и зенитного оружия, но предпочитает замалчивать кибератаку на свой ядерный центр.

Видный немецкий эксперт по компьютерной безопасности Ральф Лангер пишет: «В Иране мы наблюдаем первую настоящую кибервойну в истории». Не готовы иранцы и к обсуждению недавней гибели профессора Маджида Шахриари, специалиста по борьбе с компьютерным вирусом Stuxnet. Почему?

НЕОДНОЗНАЧНАЯ ВОЕННАЯ ДОКТРИНА

В ходе ирано-иракской войны 1980–1988 годов стали очевидными превосходство саддамовской армии в количестве и качестве танков, самолетов и подводных лодок. Именно тогда Тегеран поставил перед собой амбициозную задачу резко поднять боеспособность своих вооруженных сил (ВС). Обращает на себя внимание тот факт, что, несмотря на концептуальное изменение в мире наступательных и оборонительных подходов, в ВС Ирана специальные подразделения по компьютерной и кибернетической безопасности находятся только в стадии становления.

Военная доктрина Ирана неоднозначна. Постоянно выступая с угрозами в адрес Израиля и в меньшей степени в адрес Соединенных Штатов и государств Евросоюза, опасающихся иранских ядерных разработок, Тегеран между тем не забывает о своих противниках в арабском мире. Тамошние аятоллы поставили перед собой конкретную цель – возглавить мусульманский мир, оттеснив прежде всего Саудовскую Аравию и Египет. Надо прямо сказать, многое им удалось.

Палестинский ХАМАС, десятилетиями преданными глазами взиравший на Эр-Риад, в последние годы полностью переориентировался на Тегеран. И это при том, что среди палестинцев практически нет шиитов, а хамасовское руководство формально остается в рамках суннизма.

Сомнительно, что иранские военные планируют использовать сухопутные войска против ЦАХАЛа (Армии обороны Израиля). Ведь у ИРИ нет общей границы с еврейским государством. Даже для прорыва иранских танковых колонн к израильским границам необходимо не только время, но и согласие граничащих с Израилем арабских государств. Но Иордания подобного согласия в обозримом будущем не даст. О Египте в данном контексте и говорить не приходится. Остаются Ливан и Сирия. Сомнительно, что эти государства пойдут на такую авантюру. В Бейруте и Дамаске отдают себе отчет в том, что в случае подобного шага они вступают в прямую конфронтацию с ЦАХАЛом. Однако, если в Ливане власть захватит шиитская террористическая организация «Хезболлах», то ситуация резко изменится.

СТАВКА НА НЕКОНВЕНЦИОНАЛЬНОЕ ОРУЖИЕ

Весьма примечательно, что такие государства, как Иран и Северная Корея, в военном отношении делают две ставки – на свои людские резервы и на неконвенциональное оружие. Прежде всего, разумеется, ядерное. Однако важно заметить, что инновации в области компьютерной техники, программирования и кибернетики являются следствием разработок именно в области конвенционального оружия.

Иран и Северная Корея обладают немалыми людскими ресурсами. Совершенно однозначное отношение к своему человеческому потенциалу продемонстрировали тегеранские аятоллы в той самой восьмилетней войне с Ираком. Призвав в армию мальчишек начиная с двенадцатилетнего возраста, навесив им на шеи пластмассовые «ключи от рая», они посылали детей на минные поля иракцев. Так, в болотах Тафты иранские мальчики своими телами прокладывали проходы для своей мотопехоты. Только в тамошних топях навсегда остались лежать останки 85 тыс. убитых иранцев, и среди них – 73 тыс. подростков. В случае военного конфликта численность армии приобретает первостепенное значение при постановке задачи занятия и удержания территории противника.

Обратим внимание на следующий факт: ВС Ирана состоят фактически из двух формирований – армии как таковой и Корпуса Стражей Исламской Революции (КСИР). По сути, КСИР – это гвардия иранских аятолл. Неудивительно, что КСИР вооружен намного лучше армейских частей. Там и служить престижнее. В состав КСИР входят части «Басидж мостофан» («Мобилизация угнетенных»), которые можно рассматривать как народное ополчение.

Зефер Забин пишет в своей книге «Иракские войска в революции и на войне», что во время ирано-иракской войны именно рекруты этой организации, носившие нарукавные повязки с надписью «смертник-доброволец», использовали тактику «волна за волной». Они шли на врага плохо вооруженными, но стройными рядами. Иракцы стреляли непрерывно, до полного истребления наступавших.

Верховным главнокомандующим всеми вооруженными силами ИРИ согласно 110-й статье Конституции является духовный лидер нации, считающийся одновременно «факихом» (главой шиитской общины) и «рахбаром» (руководителем страны). Стоит ли такому лидеру занимать свое высокое внимание компьютерными вирусами, сетевыми червями и кибервойной, когда у него под рукой сотни тысяч преданных солдат, которых он может положить на алтарь войны?

В личностном плане на этот вопрос нет ответа. Хотя в аспекте государственной политики и выстраивания любой военной доктрины ответ будет, конечно же, положительным. Иными словами, даже в теократическом государстве армия и разведывательные службы всегда будут подталкивать религиозное и политическое руководство к качественному совершенствованию своего военного потенциала.

КТО УБИЛ ИРАНСКИХ ФИЗИКОВ?

Известно, что застреленный 29 ноября профессор Маджид Шахриари, видный иранский физик, пытался решить проблему противостояния компьютерному вирусу Stuxnet и таким образом защитить комплекс центрифуг, обогащающих уран в Натанзе. Раненый в ходе того же покушения профессор Ферейдун Аббаси-Давани занимался лазерной физикой и состоял сотрудником Министерства обороны. Не забудем, что в январе 2010 года в результате взрыва погиб профессор ядерной физики Тегеранского университета Масуд Али-Мохаммади.

На первый взгляд кажутся вполне логичными рассуждения, согласно которым к вторжению Stuxnet в компьютерное пространство Ирана и к покушению на физиков приложили руку израильтяне. Ведь именно Иерусалим довольно лихо расправился с сирийским ядерным реактором. Вначале израильтяне провели компьютерную диверсию, а затем авианалет и уничтожение объекта.

Поэтапно эта операция выглядела так. В Лондоне в гостиничный номер остановившегося там высокопоставленного сирийского чиновника проник израильский агент. Убийство сирийца в планы израильтянина не входило. Он всего лишь установил в его «лэптопе» «троянского коня». И все! Остальное было делом техники. С жесткого диска израильтяне выловили информацию о чертежах и координатах ядерного объекта, строившегося северокорейцами на территории Сирии. Далее с воздуха объект отсняли и снимки передали американцам. Вашингтонскую администрацию тогда возглавлял Джордж Буш.

Увидев фотоснимки, он испытал потрясение, но, по-видимому, не поверил. Тогда израильский спецназ на двух вертолетах ночью «слетал» в район сирийского ядерного объекта и взял пробы грунта, которые исследовали и в Израиле, и в Соединенных Штатах. Анализы показали присутствие в образцах почвы сильной дозы радиации. Иерусалим принял решение бомбить строящийся ядерный объект. Американцы колебались. Государственный секретарь Кондолиза Райс решительно возражала. Но президент дал отмашку.

Ситуация с Ираном совершенно иная. Нынешний американский президент Барак Обама воевать за интересы Израиля желания не питает. И хотя в Вашингтоне понимают, какую опасность будут представлять иранские аятоллы в случае овладения ядерным оружием, на военное решение проблемы нынешняя заокеанская администрация не решается.

Но если Америка против вторжения израильской авиации в воздушное пространство государства, грозящего Израилю уничтожением, то запрета на вторжение в иранское киберпространство никто не накладывал. Для подобного вторжения, а иными словами – запуска компьютерных червей и вирусов, в израильской армии и разведке созданы «компьютерные спецназы». Глава АМАНа (израильской военной разведки) Амос Ядлин прямо заявил о готовности его страны к кибервойне.

И тем не менее в задачу бойцов-«компьютерщиков» убийства иранских ученых не входят. И в принципе для израильтян, весьма продвинутых в области военной кибернетики и электроники, убийства профессоров физики в стране, далеко не дружественной, но все же в данный момент не находящейся в прямой военной конфронтации с еврейским государством, совершенная бессмысленность, на которую Иерусалим никогда не пойдет. Тогда опять же остается открытым вопрос: кто и зачем убил профессоров Али-Мохаммади и Шахриари и покушался на жизнь профессора Аббаси-Давани?

«СОЛДАТЫ АЛЛАХА» ПРОТИВ ИРАНСКИХ АЯТОЛЛ

По всей видимости, здесь были задействованы иные силы. Недавние публикации на сайте WikiLeaks свидетельствуют о заинтересованности арабских государств Персидского залива едва ли не любой ценой предотвратить ядерное вооружение Тегерана. На юго-востоке Ирана, на границе с Афганистаном и Пакистаном, усиливается сепаратистское движение мусульман-суннитов. Понятно, что любой сепаратизм требует немалых финансовых средств.

Откуда идут денежные вливания в повстанческие организации в провинции Белуджистан и Систан, нетрудно догадаться. Суннитская группировка «Джундалла» («Солдаты Аллаха») резко активизировала нападения на полицейских и военных. Они убили уже сотню человек, и среди них – генералы и офицеры КСИР.

Иранским спецслужбам удалось захватить в феврале нынешнего года лидера «Джундаллы» Абдель-Малека Риги. В июле по приговору иранского суда его повесили. Однако казнь лидера иранских суннитов не привела к уменьшению атак боевиков на представителей власти. В сентябре нынешнего года боевики «Джундаллы» похитили сотрудника ядерного центра в Исфахане. Пытаясь преуменьшить значение этого факта, официальный Тегеран объявил похищенного Амира Хусейна Ширани «всего лишь водителем, работавшим в ядерном центре».

На самом деле, как подчеркивают саудовцы, «Ширани – известный эксперт по иранской ядерной программе». Неудивительно, что вскоре «всего лишь водитель», выступая по саудовскому телеканалу «Аль-Арабия», рассказал о существовании в исфаханском ядерном центре «особо секретного военного цеха». В Тегеране считают, что нападение на Али-Мохаммади, Шахриари и Аббаси-Давани провела агентура «Джундаллы».

Для нынешнего иранского руководства стремление заполучить ядерное оружие превратилось в своего рода манию, в погоне за которой они не желают ничего больше замечать. С другой стороны, у Тегерана, в значительной степени изолированном ограничивающими санкциями мировых держав от научных и технологических центров, нет возможности воспринимать киберновации. Поэтому они и проигрывают начавшуюся кибервойну!

ЭР-РИАД ЗАОДНО С ИЕРУСАЛИМОМ

Что касается тех же саудовцев, то они предпринимают максимум усилий, чтобы уменьшить свое отставание в научном и технологической областях. Более того, спецслужбы Эр-Риада продолжают контактировать со своими израильскими коллегами. Обычно эти контакты в статусе «консультаций» происходят в Иордании при участии директора МОССАД (до недавнего времени этот пост занимал уроженец Новосибирска Меир Даган, настоящая фамилия которого Губерман; с конца ноября нынешнего года этот пост занял Тамир Пардо) и главы саудовской разведки принца Мукрина Бин Абдель-Азиза.

В центре внимания всегда стояла одна и та же иранская проблема. Известно, что Эр-Риад принял решение не возражать против пролета над территорией королевства израильских самолетов в случае, если те получат приказ атаковать иранские ядерные объекты. Более того, согласно ряду сообщений, израильским пилотам будет разрешено совершать посадки и дозаправляться на аэродромах в Саудовской Аравии.

И тем не менее сомнительно, что иранские ядерные объекты подвергнутся атакам какого-либо государства в ближайшее время. Тот же Даган, еще находясь на посту директора МОССАД, высказывал мнение, что «оружейный плутоний иранцы пока получить не смогли».

Сегодня интересно другое. Нельзя исключить сотрудничество Иерусалима и Эр-Риада в создании вируса Stuxnet. По мнению, упомянутого нами немецкого эксперта Ральфа Лангера, над созданием этого вируса с характеристиками сетевого червя работали более 50 человек в течение нескольких лет. Цитируя Лангера, авторитетный французский обозреватель Пьер Шамбонне пишет в газете Le Temps: «Израиль не в одиночку создавал Stuxnet. Все говорит о том, что этот червь-вирус существует благодаря усилиям нескольких государств». Понятно, что названия «нескольких государств» в статье не приводятся.

Захар Гельман, Иерусалим;  Независимое военное обозрение

Читайте также: