Жизнь в зоне АТО: поселковый детектив на линии огня

Жизнь в Новотошковском налаживается. И только в глубине души зудит вопрос: кто первым ее "разладит": боевики, которым до поселка автоматическим гранатометом "подать", — или родные правоохранители? Проверки в Новотошковском участились из-за сигналов "доброжелателей" из бывших и прошлых…

Как сообщает агентство УКРИНФОРМ, в начале февраля 2016-го к поселковой администрации Новотошковского подкатил автобус с хорошо экипированными парнями в балаклавах. От традиционного в наших местах "маски-шоу" это отличалось лишь тем обстоятельством, что всего в двух километрах к востоку от этого места ощерились орудийными и минометными стволами российские боевики. Так сказать, полный экстрим на линии огня.

Когда по сети разнеслась весть о том, что Департамент защиты экономики начал "досудебное расследование по уголовному производству, открытому по части 5 статьи 191 (присвоение, растрата имущества или овладение им путем злоупотребления служебным положением)" по случаю нарушений, будто бы выявленных при восстановлении поселка Новотошковское, — я расстроился.

С руководителем Военно-гражданской администрации поселка Сергеем Шакуном мы знакомы еще по довоенному Луганску. Про Новотошковку (ну, такое название здесь звучит как-то привычнее) я писал относительно недавно — в июле прошлого года, когда он только-только приступал к работе. Справедливы были подозрения экономических защитников или, как оно тоже нередко бывает, кто-то решил создать себе реноме беспардонного борца с коррупцией — согласитесь, оба этих варианта оптимизма не внушают.

И тут заместитель губернатора Юрий Клименко предложил съездить в поселок, посмотреть, как идет восстановление разрушенных домов. Хотя, догадываюсь, ему больше хотелось напомнить миру о том, что там ожидает решения своей судьбы новенький, "с иголочки", Логистический центр, детище нынешней областной администрации. Перестроенный из заброшенного клуба убитой еще в ефремовские времена шахты "Пролетарская". И правда, когда мы приехали, на крыльце клуба стоял Юрий Юрьевич с одним из своих помощников.

— Сейчас рассматривается один основной проект: открытие сообщения "Новотошковское — Жолобок", — официально пояснил Клименко задумку. — Это дает развязку на все населенные пункты Луганской области — рядом Кировск, Первомайск, Стаханов, Лисичанск. До Луганска по "Бахмутке" — 50 километров всего. А в Новотошковском предусмотрено создание Логистического центра. Кроме того, хотим организовать и центр консультативной помощи — по линии миграционной службы, линии Пенсионного фонда, социальных служб. Продажа продовольственных и промышленных товаров планируется на площади перед Дворцом культуры. Она будет осуществляться с лотков и прямо с транспортных средств. Все — в целях безопасности: в случае обстрела можно будет сразу покинуть площадь. И на ночь здесь не оставаться, рассредоточиваться.

— И за чем задержка? Вот же он, Центр…

— Наши предложения мы подали в Минск (на встречу Трехсторонней контактной группы, -ред.) 27 января. Украинская сторона на переговорах предложила открытие дорожного сообщения между Новотошковским и Жолобком. Ответа пока никакого нет.

— Будет примерно так, как в Станице Луганской?

— В Станице разрушен мост, и там действует только пеший переход. Здесь же планируется и автомобильный переход: для легковых автомобилей и трейлеров, которые, как мы надеемся, будут доставлять на неподконтрольную территорию международную гуманитарную помощь.

Клименко, Шакун

Юрий Клименко, Сергей Шакун

Юрий Юрьевич уехал по каким-то губернаторским делам, а с будущим центром нас повел знакомиться Шакун.

До этого клуб я видел 12 сентября — сюда привозили участников расширенного заседания антикоррупционного комитета Верховной Рады. Тогда работы только начинались. Сегодня, вместе с фасадом, проведен полный, как у нас говорят, евроремонт вестибюлей и всех комнат, где раньше занимались творческие кружки, теперь их предложат в качестве офисов всевозможным структурам, в том числе международным. К клубу пристроили котельную. Угольную — газа в поселке отродясь не было.

Строго говоря, ремонтные работы в клубе не закончены: не отремонтирован зрительный зал; книги из поселковой библиотеки сложены в кладовках без окон, без дверей. Но до последнего времени некому было в ту библиотеку ходить. А когда понемногу люди стали возвращаться — их первой заботой было все-таки не чтение…

С обширного балкона — во весь фасад — на втором этаже клуба открывается вид на центр поселка. На фоне темных деревянных рам старых окон выделяются яркими белыми рамами новые "евро"-окна. Главе поселковой администрации есть чем гордиться:

— В декабре 2014-го в поселке оставалось человек 280, не больше. Сегодня тут проживает уже больше тысячи людей. Каждую неделю приезжают. На этой неделе даже четверо детей родители привезли. Двое в школу пойдут, двое в садик. Люди возвращаются, потому что нами было вставлено более 1,5 тысяч окон. Мы сделали 39 домов, перекрыли новым шифером 38 крыш.

— По какому принципу крыли? Все подряд?

— Нет, вставляли окна и ремонтировали крыши там, где они действительно были разрушены. Старая власть запроектировала ремонт в некоторых домах, которые мало или вообще не пострадали, но мы перебросили финансирование туда, где это действительно было необходимо. На оставшиеся деньги заменили в отдельных домах водопровод, канализацию, линии электропередач. На восстановление клуба выделено 700 тысяч…

— Выделенных денег хватило?

— Основное финансирование шло из государственного бюджета и Фонда восстановления Донбасса. По этой линии выделено было 10 миллионов с копейками — именно на дома. Очень сильно помог NRC (Норвежский совет по делам беженцев, — ред.) — доставил 11,5 тыс. листов шифера общей площадью более 22 тыс. кв. м. Это, для сравнения, три футбольных поля. От норвежцев мы получили — в ценах строительного рынка — где-то около 3 миллионов. Стройматериалы плюс логистика — они же сами все завозят своими машинами.

Из-за сторонней помощи, как международных структур, так и наших волонтеров, у следователей случилось что-то вроде когнитивного диссонанса:

— Первый раз они приехали еще в октябре. Бумага была подписана полковником Юрием Белозеровым. Я дал указание все документы выдавать по первому требованию — должны же были контролироваться выделенные государством деньги. Тогда мы только первые пять домов отремонтировали. Они начали проверять — и вдруг обнаружили, что сделано больше, чем потрачено бюджетных денег! Они прекратили заниматься домами и перешли на клуб. А там та же ситуация: сделано много, а денег потрачено всего 700 тысяч. Хотя уже сделан и фасад, и второй этаж отделан, перешли на первый… Они снова ушли. Но так как в поселке есть доброжелатели — в лице бывшего поселкового головы и некоторых депутатов прошлого созыва…

Законы жанра требуют допросить по поводу конфликта и другую его сторону. Но тут недавно у вышеупомянутого полковника Белозерова случилась неприятность: он попался на взятке. Наш самый гуманный в мире суд постановил отпустить Юрия Петровича, но не даром, а под 1 млн.100 тыс. грн залога. Не будешь же к человеку в таком положении соваться с бестактными вопросами.

К слову сказать, один из помощников руководителя администрации по секрету сообщил, что статья 191-я из уголовного дела отпала, как сухой осенний лист, и следователи, аки львы, борются за 365-ю статью (превышение власти или служебных полномочий). И страшно удивляются, почему к ним никто не приходит "договариваться". Может, новые времена — не везде, наверное — но, все же, уже наступили?

По дороге к школе Шакун показал место падения последней мины, подорвавшей корни у высоченного тополя. Я стал глазами выбирать место посуше, куда ступить — и вдруг обнаружил прямо под ногами несколько… подснежников. Есть ли в этом какая-то символика? А Бог ее знает. В любом случае, сказать, что народ тут сегодня живет, словно в лесу — нельзя. В поселке недавно провели даже освещение улиц. Говорят, когда лампы впервые засветились после привычной темноты — кое-кто выскакивал из домов, в чем был: "Не случилось ли чего?!"

Капитально отремонтированную школу столько раз показывали и прессе, и закордонным делегациям, что в очередной раз ее представлять кажется неудобным. Замечу, однако, что до конца ее, как и клуб, не отремонтировали. Детей-то здесь всего несколько десятков, включая и детсадовскую группу. Для них все сделали по высшим стандартам в буквальном смысле всем миром: норвежцы, американцы, тернополяне… А мы просто влезли на крышу — оттуда лучше всего можно видеть (и запечатлеть) проделанный объем работ.

Кстати, об американцах. "Mercy Corps" (Корпус Милосердия, — ред.) подошел к делу с чисто американским прагматизмом. "Корпус" предложил всем желающим по 500 долларов на открытие собственного бизнеса.

— Ну, и как? — спросил я с плохо скрываемым скепсисом. — Нашлись желающие?

— Да, — ответил Шакун. — Человек пятнадцать заявки подали. Один хлебопекарню собирается здесь открыть, другой парикмахерскую. Есть вариант построить теплицы для выращивания экологически чистых овощей.

Помниться, в июле Новотошковку с внешним миром связывала одна-единственная маршрутка, которая дважды в неделю ходила в районный центр Попасную. Сегодня по нескольку раз в день отходит автобус на Кременную (через Лисичанск, Северодонецк и Рубежное). Готовятся ввести новый маршрут, который будет забирать пассажиров с поезда Киев–Лисичанск. Шахтеров из поселка стали возить на "Карбонит" (в Золотом) уже и на вечерние смены. Жизнь, в общем, налаживается.

И только в глубине души зудит тревожный вопрос: кто первым ее (жизнь) "разладит": боевики, которым до Новотошковки автоматическим гранатометом "подать", — или родные правоохранители?

Автор: Михаил Бублик, Северодонецк. УКРИНФОРМ

Читайте также: