Как власти в Украине планируют бороться с домашним насилием

Как власти в Украине планируют бороться с домашним насилием

Правительство одобрило концепцию противодействия домашнему насилию и насилию по признаку пола, включая «качественные и доступные социальные услуги» для пострадавших, социальные программы — для обидчиков и повышение осведомленности по проблеме — для всех украинцев

Как пишет dsnews.ua, правительство уверяет, что утвержденная программа соответствует международным стандартам и условиям децентрализации, а комплекс мероприятий в ней минимизирует домашнее насилие и обеспечит защиту прав его жертв.

Уполномоченная Верховной Рады по правам человека Людмила Денисова заявляла, что в Украине во время пандемии COVID-19 возросло количество случаев домашнего насилия. Люди чаще всего жалуются на физическое, психическое, экономическое и сексуальное насилие. За 9 месяцев 2020 года более 42 000 человек обратились по поводу этих вопросов к омбудсмену, что вдвое больше, чем за 2019 год.

В свою очередь уполномоченная по вопросам гендерной политики Екатерина Левченко заявила, что в 2020 году Нацполиция составила более 130 000 протоколов за домашнее насилие. Однако далеко не все пострадавшие решаются заявить о побоях или издевательствах. Причины у каждого свои: страх порицания, стыд, токсичные установки по типу «бьет — значит любит», которые часто слышали в детстве. Поэтому на самом деле случаев домашнего насилия в Украине куда больше.

По словам Левченко, большинство пострадавших — женщины, на мужчин приходится около 10-15% случаев, хотя они гораздо реже обращаются за помощью. Эксперты отмечают, что домашнее насилие имеет множество комбинаций: насилие взрослых по отношению к детям, между родственниками, однополыми парами и тому подобное.

Работа с обидчиками и Единый реестр

К сожалению, далеко не все украинцы готовы встать на сторону женщины по делу о домашнем насилии, поэтому огласка может повлечь за собой общественное осуждение. Кроме того, часто люди остаются равнодушными к якобы «чужим проблемам». В планах правительства есть и борьба с таким восприятием насилия. Документом, в частности, предлагается :

  1. Сформировать в обществе нетерпимое, неравнодушное отношение к насилию (прежде всего к детям) и усилить готовность противодействовать его проявлениям. Авторы надеются научить украинцев, что домашнее насилие — это нарушение прав человека, однако не объясняют, как это сделать.
  2. Построить систему реагирования, где каждый случай будет получать внимание соответствующих государственных органов.
  3. Обеспечить доступ пострадавших в необходимым услугам.
  4. Должным образом расследовать случаи домашнего насилия, привлекать виновных к ответственности и изменять их поведение на ненасильственное.
  5. Информировать украинцев о формах, проявлениях и последствиях домашнего насилия.
  6. Создать единый подход для создания и развития приютов для пострадавших, увеличить количество таких приютов в Украине.
  7. Включить в образовательные программы с детского уровня до уровня профтехобразования программы по ценностным ориентирам.
  8. Защитить данные о случаях домашнего насилия и внедрить Единый государственный реестр таких случаев.
  9. Научить педагогов основам ненасильственного поведения, мирному разрешению конфликтов, недопущению дискриминации и соблюдения равенства.

Реализация документа потребует значительных расходов из бюджета: в течение 2021-2025 годов они составят более 883 000 грн из госбюджета, более 391 000 грн — из местных и 102 000 грн — из других источников. Больше всего денег из госбюджета на программу должен уйти в 2025 году — более 33,4 млн грн.

Психолог Центра «Женские перспективы» и эксперт по гендерной политике в кампании против сексизма «Уважение» Марта Чумало считает, что программа демонстрирует серьезные международные обязательства государства. Отдельно она отметила работу с обидчиками (концепция предусматривает для них участие в психологических и психотерапевтических программах) и создание Единого реестра. «Сейчас мы часто не знаем, было ли вмешательство в семье, где зафиксировано домашнее насилие, например, от соцслужб, было ли привлечение к ответственности, теперь будет Единый государственный реестр, и люди будут понимать ситуацию», — сказала она в комментарии «ДС».

В то же время Чумало отметила, что Украина и сейчас имеет одно из лучших на постсоветском пространстве законодательство по предотвращению домашнего насилия, и хотя есть проблемы, которые нужно урегулировать (в частности, стереотипы официальных лиц относительно гендерных ролей людей).

По мнению эксперта, концепция регулирует проблему просвещения, которая необходима обществу. «Мне сложно назвать другую сферу в Украине, в которой так системно все меняется. Программа предусматривает значительные средства, открытие приютов, работу с мужчинами, бизнесом, я не склонна ее обесценивать», — подытожила Чумало.

«Подводные камни» концепции

Член межфракционного депутатского объединения «Равные возможности» Иванна Климпуш-Цинцадзе отметила, что концепция этой программы была одобрена еще в октябре 2018 года.

«Насколько эти документы будут эффективными, сможет показать мониторинг и оценка их выполнения. Конечно, качественный документ повышает шансы на эффективность, однако лишь этап реализации нам покажет реальную картину. В последнее время уже отмечаем, что в сфере противодействия гендерно обусловленному насилию, как и вообще в сфере гендерного равенства, принимается все больше документов, красиво пропиаренных, но без определенных конкретных ожидаемых результатов, мониторинговой системы отслеживания показателей выполнения, часто несогласованных между собой, и дублирующих друг друга или функции ответственных органов за их реализацию «, — сказала Климпуш-Цинцадзе в комментарии для «ДС».

В свою очередь, гендерная исследовательница и правозащитница Валерия Зубатенко сомневается в эффективности программы в украинских реалиях, хотя и считает ее хорошо прописанной и нужной. «Где возьмут кадры на реализацию этой программы? А еще она может стать манипуляцией для внедрения, например, христианской этики во время просветительской работы в школах. Вместо того чтобы учить детей экологическому общению и ненасильственной коммуникации, школы могут начать учить православным ценностям», — заявила эксперт в комментарии для «ДС».

Зубатенко отметила, что общественные организации подготовили для учителей бесплатную программу «Толерантное образование — залог здорового общества». Она поможет узнать о ненасильственной коммуникации в первую очередь жителям сел, где уровень знаний о ней довольно низкий.

«Если действительно наконец политики прислушиваются к людям, которые работают в общественном секторе с этими программами (к феминисткам и правозащитникам), тогда это может быть хорошая программа, но если это будет сделано в рамках отчета перед кем-то и люди будут делать вид, что выполняют программу, — тогда это будет неэффективно «, — считает Зубатенко.

Она отметила, что хорошие абстрактные формулировки не гарантируют качества выполнения программы. По ее мнению, работа не только с жертвами насилия, но и с обидчиками является важным шагом, однако у нее есть сомнения, что удастся полностью реализовать концепцию в реальной жизни.

«Программа должна быть ориентирована на работу с поведением, связанную с мужской социализацией, но она также учитывать тот факт, что человек, с которым придется работать, может быть не обязательно мужчиной и это не обязательно будет насилие в гетеросексуальных отношениях», — подчеркнула Зубатенко .

Что уже сделано для борьбы с домашним насилием

В декабря 2020 года Денисова заявила, что в Украине не хватает приютов, к которым можно обратиться в случае насилия, хотя количество таких учреждений и увеличилась с 1 сентября 2020 года: с 32-х приютов до 34-х. В то же время в семи регионах Украины таких приютов до сих пор нет.

Киев пока имеет один приют для женщин, пострадавших от насилия, и так называемые «кризисные комнаты» для лиц любого пола. 1 марта КГГА сообщила, что Киев планирует создать еще одно заведение для женщин, который должен решить проблему тех, кто после 10-дневного пребывания в комнатах кризисного реагирования не смог решить вопрос с жильем. В администрации не назвали адрес будущего приюта для безопасности людей, которые к нему обращаться. Сейчас срок пребывания пострадавшего лица в приюте не может превышать трех месяцев. В случае необходимости в приюте можно жить и до шести месяцев, но для этого нужны уважительные причины, например проблемы с поиском работы или жилья.

Кроме того, 4 февраля в Украине запустили онлайн-платформу для жертв домашнего насилия «Мне кажется», где пострадавшие могут анонимно рассказать свою историю, а также получить помощь. Министерство юстиции отметило, что каждый человек, который пишет свою историю, по желанию может оставить свои данные для обратной связи.

Также 21 сентября 2020 г. президент Владимир Зеленский подписал указ о «О неотложных мерах по предупреждению и противодействию домашнему насилию, насилию по признаку пола, защиты прав лиц, пострадавших от такого насилия». По мнению Климпуш-Цинцадзе, указ был принят, чтобы отвлечь внимание от необходимости внести в Раду законопроект о ратификации Стамбульской конвенции.

Стамбульская конвенция

В феврале 2020 году на сайте Президента появилась очередная петиция о ратификации Стамбульской конвенции. Она набрала необходимые 25 000 подписей и, по словам гендерной уполномоченного Екатерины Левченко, сейчас законопроект о ратификации находится на доработке в Министерстве социальной политики и должен быть представлен далее в Офис президента. Однако когда это произойдет — неизвестно.

8 марта в Киеве и других регионах Украины традиционно пройдет Марш женщин. Активисты и активистки будут призывать принять конвенцию, которая направлена, среди прочего, и в защиту прав человека. Отметим, что Украина — не единственная страна, которая имеет проблемы с ратификацией Стамбульской конвенции. В 2020 году общественный комитет законодательной инициативы «Да семье, нет гендеру» в Польше, которая входит в Евросоюз, подал в Сейм страны инициативу о выходе из конвенции.

Климпуш-Цинцадзе считает, что правительственная концепция по борьбе с домашним насилием поможет сформировать общественный запрос ратификации Стамбульской конвенции. «Для эффективной реализации любого международного документа его нужно локализовать к контексту страны, области, общины. Именно государственные программы или национальные планы действий могут служить инструментом такой локализации, но не заменителями самого международного документа», — уверена она.

Климпуш-Цинцадзе, которая также является председателем комитета по вопросам интеграции Украины в ЕС, объяснила, что ратификация конвенции приблизит украинское законодательство к стандартам ЕС и позволит противодействовать всем видам насилия в отношении женщин. Согласно документу в каждой области должно быть не менее одного заведения для пострадавших, одно кризисное заведение для жертв изнасилований и одно учреждение для пострадавших от сексуальных преступлений.

Стамбульскую конвенцию уже ратифицировали 34 государства из 47 членов Совета Европы. Некоторые из них уже 7-8 лет назад. Так, Турция в 2012-м, Сербия, Португалия, Черногория, Италия, Босния и Герцеговина, Австрия, Албания — в 2013 году.

«Никаких сценариев гендерного апокалипсиса, которые нам рисуют оппоненты, ни случилось после ее ратификации в этих странах. Зато во всех предприняты шаги для улучшения государственной системы реагирования на случаи насилия в отношении женщин. К слову, среди тех, кто не подписали и не ратифицировали, только Россия и Азербайджан. Сильное сопротивление ратификации наблюдается в странах, где оказывает влияние Россия «, — сказала Климпуш-Цинцадзе.

Она отметила, что промедление с ратификацией приводит к созданию все новых мифов о конвенции, которые искажают понимание сути и значения этого документа.

Новая концепция правительства по борьбе с домашним насилием — это действительно шаг вперед для Украины. Но, чтобы за каждым шагом вперед не следовали два шага назад, нужно, чтобы концепция воплощалась в реальность, а не оставалась на бумаге. Удастся ли реализовать все запланированное — вопрос риторический.

Автор: Виктория Хожаинова; Деловая столица

Читайте также: