Как полиция пытается противодействовать домашнему насилию (спецрепортаж)

Как полиция пытается противодействовать домашнему насилию

Ежегодно в ноябре-декабре в Украине проходит акция «16 дней против насилия». Год назад по всей Украине заработали мобильные полицейские группы по противодействию домашнему насилию. Во всех регионах страны их сейчас 45. Полиция планирует запустить еще 50 и в сотрудничестве с Минсоцполитики создать реестр случаев домашнего насилия.

Журналисты hromadske провели день с мобильной группой в Голосеевском районе Киева, пообщались с семьями и самими полицейскими о домашнем насилии и о том, как с ним бороться.

Крики

«Проблема домашнего насилия в нашем обществе актуальна. Многие женщины с этим сталкиваются, многие из них молчат, боятся. Если женщина постоянно живет в таких условиях, терпит и молчит — это может привести к тяжелым последствиям», — говорит старший лейтенант полиции Сергей Леонов.

Сегодня он вместе с коллегой Александром Колесником заступил на суточное дежурство в мобильной группе реагирования на домашнее насилие Голосеевского отдела полиции.

«Сначала с нами проводят инструктаж, потом получаем оружие — и мы готовы», — рассказывает Сергей о начале рабочего дня.

«Граждане обращаются на линию 102, и дежурный по городу передает нам вызов на планшет. Мы видим там адрес, краткое содержание события, информацию о том, есть ли в квартире оружие, собака», — объясняет полицейский.

Если к ним поступают несколько вызовов, они едут на тот, что пришел первым. На другие выезжает наряд патрульной полиции и дежурит до прибытия мобильной группы.

В течение суток, по его словам, фиксируют около 10-12 вызовов. Сегодня первый поступил около 12 часов.

Речі, виставлені за двері квартири після сімейної сварки у Голосіївському районі Києва, 28 листопада 2020 року

Вещи, выставленные за дверь квартиры после семейной ссоры в Голосеевском районе Киева, 28 ноября 2020 года Фото: Виктория Рощина/hromadske

Краткая информация — на шестом этаже в доме по улице Ломоносова слышны крики женщины. Едем туда. По дороге полицейские рассказывают, как они действуют в конфликтных ситуациях:

«Если есть напряжение, то мы обычно разводим участников конфликта по разным комнатам и работаем с ними отдельно».

Четырнадцатиэтажка, шестой этаж. Около квартиры замечаем кучу чемоданов и пакетов с вещами. Двери открывает мучжина и отрицает наличие каких-либо конфликтов. «У нас просто ребенок переезжает», — уверяет он.

Полицейские просят поговорить с женой и заходят в квартиру. Нас с камерой мужчина в помещение не пропускает. Под дверью слышим, как отец говорит, что старшая дочь, которой двадцать один год, просто решила переехать.

«Ага, конечно… — слышен голос и плач младшего ребенка, присоединяется и жена. — Ну зачем ты ломаешь комедию?»

«Да, мы видим, что ситуация у вас напряженная. Объясните, что произошло, мы не уйдем», — говорит полицейский Сергей. С мужем они идут в отдельную комнату, там он признается, что выгнал дочь.

«Она начала приводить мужчин, она здесь не прописана, я ее выгнал, ей есть где жить — у одной бабушки, у другой. Там нормальные условия», — говорит мужчина.

«Но у нее есть отец», — отвечает полицейский.

«Вы что хотите, чтобы я ее вернул?», — переспрашивает мужчина.

«Мое желание — чтобы вы осознали, что вы все же отец, и сколько бы ни было ребенку лет, ее не надо выгонять на улицу. Если вас что-то не устраивает — вы должны с ней разговаривать», — говорит полицейский.

Полицейские мобильной группы реагирования на факты домашнего насилия Сергей Леонов и Александр Колесник во время очередного вызова, 28 ноября 2020 года

Выслушав все, мужчина начинает нервничать и ищет в интернете, сколько ему грозит за насилие: «Пять лет. А если я признаюсь, что было такое, что я ее бил, толкал?»

Полицейские объясняют, что пока это только административное наказание: штраф, исправительные работы или изолятор, но в дальнейшем наказание может быть более жестким.

Мужчина признается в содеянном, на него составляют протокол, давать объяснения он отказывается: «Я хочу подписать протокол и пойти судебным путем».

Полицейские общаются по телефону с дочерью, убеждаются, что у нее все хорошо, и уходят.

«Дочь этого человека пошла к соседям и вызвала полицию», — комментирует для нас ситуацию полицейский Александр.

«Он ей настойчиво предложил переехать, собрал ее вещи. Совершал насилие в отношении жены. Она препятствовала, не хотела, чтобы дочь переезжала. Он ее толкал, хватал за одежду, в чем и признался», — добавляет полицейский Сергей. Теперь дело в отношении мужчины будет рассматривать суд.

За домашнее насилие его могут наказать общественными работами от 150 до 240 часов, арестом до шести месяцев или ограничением свободы до пяти лет, лишением свободы до двух лет.

Также полицейские могут вынести предписание — запретить обидчику вход в помещение, где проживает пострадавшая, ограничить их контакты. За нарушение такого предписания составляется новый протокол и направляется в суд

 

Николай Леонидович. Неоднократно его жена и старший сын вызвали полицию из-за совершения им домашнего насилия. По решению суда его помещали в ИВС. Фото 28 ноября 2020 года

Николай Леонидович. Неоднократно его жена и старший сын вызвали полицию из-за совершения им домашнего насилия. По решению суда его помещали в ИВС. Фото 28 ноября 2020 года Фото: Виктория Рощина/hromadske

«Виноваты другие»

«Кому-то после оформления административного протокола достаточно штрафа, чтобы человек понял, в чем он был неправ, и чтобы он так больше не поступал. Но есть такие, к которым мы ездим постоянно», — рассказывает Сергей.

Один из них — Николай Леонидович, проживающий в частном секторе Голосеевского района. В доме он живет с женой, двумя сыновьями — двадцати и восьми лет и мамой.

«Были систематические вызовы, он применял физическую силу в отношении жены, угрожал физической расправой, нецензурно оскорблял. Также мы составляли административные протоколы, направляли их в суд. Его неоднократно помещали в изолятор для отбывания административного ареста», — говорят полицейские.

Против него также возбуждали по статье 126-1 — совершение домашнего насилия. Однако сам мужчина себя виновным не считает, говорит, что во всем виноваты жена, дети и мать: «Может, камень на голову жене упал. Это она меня бьет, а я даю сдачи. Раньше было не так, я убирался в доме, мыл посуду, все делал, а сейчас — она. Дети хороши лишь тогда, когда у отца есть деньги. Я когда ехал в изолятор, мне младший говорил: “Уезжай навсегда”».

Спрашиваю, почему же, по его мнению, сын так сказал. Он отвечает: «Потому что я пью…».

Потом добавляет: «Она не думает о детях, а почему я должен думать? И зачем что-то уже менять?»

Но уверяет, что пить бросает, устраивается на работу.

Наш разговор прерывает его мать, кричит, чтобы мы ее не снимали, и добавляет: «Каким бы ни был, он мой сын».

И закрывает перед нами ворота.

Полицейские говорят, что часто обидчики ведут себя так, словно на самом деле они не совершили ничего противозаконного: «Многие относятся к вызовам с удивлением: “Я ударил разок или обозвал. А что тут такого? Это нормально”. То есть, для многих это является нормой семейных отношений, к сожалению»

Наталья Дмитриевна неоднократно вызывала полицию из-за поведения своего сына, 28 ноября 2020 года

Наталья Дмитриевна неоднократно вызывала полицию из-за поведения своего сына, 28 ноября 2020 года Фото: Виктория Рощина / hromadske

Куда пойти?

«Никто не обижает сейчас. Как Сергея нет дома, так тишина и покой. Дети нормально ведут себя — не трясутся, не убиваются», — рассказывает Наталья Дмитриевна. К ним полицейские приезжали неоднократно из-за поведения ее сына Сергея.

«Члены семьи совершали психологическое и физическое насилие в отношении друг друга. Во время этих ссор в доме были несовершеннолетние дети. Полиция составляла административные протоколы, их направляли в суд», —  говорит полицейский Сергей Леонов.

Жена нарушителя, Людмила рассказала, что ее муж сейчас не появляется дома, не помогает детям финансово.

«Он может прийти в десять вечера, в двенадцать, устроить скандал, разбудить детей… Пока полиция приедет — он уже уйдет. Дети были месяц в санатории, работали с психологами. Но что те психологи? Если оно продолжает повторяться, и наш закон, наши судьи ничего не могут сделать. Его забрали, он через два часа возвращается — то же самое», — говорит Людмила.

Она рассказывает, что не разводится с мужем, потому, что прежде всего, ей некуда идти — она растет без родителей с десяти лет.

«Детей содержу я и родители мужа. Мне некуда идти. А даже если разведусь, то он не будет, в любом случае, платить алименты», — говорит Людмила.

В то же время полицейские объясняют, что для таких ситуаций существуют кризисные комнаты для жертв насилия. Их адрес не разглашают, но там пострадавшие могут жить, если есть опасность оставаться дома. Эти комнаты финансирует местные власти.

«Мы-то можем выдать предписание, но если видим, что, несмотря на это, дома женщине все равно опасно оставаться — рекомендуем ей разместиться в кризисной комнате», — объясняет полицейский Сергей.

Полицейские мобильной группы реагирования на факты домашнего насилия Сергей Леонов и Александр Колесник во время очередного вызова, 28 ноября 2020 года

Полицейские мобильной группы реагирования на факты домашнего насилия Сергей Леонов и Александр Колесник во время очередного вызова, 28 ноября 2020 года Фото: Виктория Рощина/hromadske

«Жалко»

«Синицу хоть в пшеницу. Горбатого могила исправит», — говорит нам Людмила Демьяновна. Она неоднократно вызывала полицию из-за своего зятя, который много пьет и оскорбляет ее дочь и их сына.

«Он пил, скандалил. Я вызвала полицию, потом был суд, понавыписывали ему там штрафов. Но он не платил. С каких денег? Он нигде не работает», — объясняет Людмила Демьяновна. Говорит, что дочь с ним не в браке, но у них есть тринадцатилетний сын, и прогонять папу им жалко.

«Выгоняем, а он тут сидит в коридоре, пока не заработает какую-то болячку, хитрющий — то сердце, то руку сломал. То живут, то не живут, то разойдутся, то дерутся. Лет шестнадцать уже. Соседи все знают. Пускаем, тянем на себе, потому что жалко», — заключает Людмила Демьяновна.

Ее внук Иван говорит, что отец бывает и нормальным — когда не пьет. А вообще — конфликтует.

«Часто даже спать не давал», — говорит подросток.

Полицейские объясняют, что в семье страдают бабушка и ее внук, поскольку мать Ивана часто и сама любит выпить.

«Жена может выпивать вместе с мужем. Вызывают полицию бабушка и его сын. Составлялись срочные запретительные предписания на 10 суток. Протоколы направлялись в суд, ему выписывали штраф», — говорит полицейский Сергей.

Сейчас в семье ситуация более-менее спокойная, но самая главная проблема — чрезмерное употребление алкоголя.

Также полицейские объясняют, что если нарушитель не платит штраф — назначают пересмотр дела и избирают более строгую меру наказания.

Полицейские мобильной группы реагирования на факты домашнего насилия Сергей Леонов и Александр Колесник во время очередного вызова, 28 ноября 2020 года

Полицейские мобильной группы реагирования на факты домашнего насилия Сергей Леонов и Александр Колесник во время очередного вызова, 28 ноября 2020 года Фото: Виктория Рощина/hromadske

Погорячилась

Около 19 часов поступает вызов от девушки, которая говорит, что ее парень отказывается покидать арендованную квартиру. Приехав на место, полицейские слышат, что она уже не имеет претензий к сожителю: «Я отменяю вызов. Вот стоит его рюкзак, он уже уходит. Я не имею претензий к своему сожителю».

В то же время в квартире стоит неприятный, резкий запах. Опросив мужчину, правоохранители выясняют, что у него при себе наркотики. Вызывают следственную группу, которая составляет протокол и изымает наркотические вещества. В то же время на женщину тоже составляют протокол за ложный вызов полиции и отказ предоставить объяснения.

Позже поступает еще один вызов от женщины об избиении. Приехав на место, полицейские замечают на улице мужчину.

«Сегодня спалил, что она мне изменяет. Пошел к куму, пальцем ее не трогал. Пошел, чтобы она спокойно собралась, и мы разошлись. Ехать ей есть куда. Если нет — то я пойду, я уже ушел», — нервно объясняет мужчина.

В то же время женщина говорит, что погорячилась и уже отменила вызов. Писать заявление отказывается.

«Я ничего писать не буду. Шесть лет мы с ним живем, он ни разу не поднял на меня руки. Так, словесно обзывает, при детях ругается. Но я не буду ничего писать. Я погорячилась», — говорит женщина.

Полицейские рассказывают: бывает, что уже на следующий день после избиения и заявления в полицию потерпевшие говорят, что уже все наладилось. И просят не наказывать обидчика.

«Это может быть как в результате примирения, так и запугивания. Неоднократно были случаи, когда женщина приходила вместе с мужем и говорила, что уже все в порядке, и она не хочет, чтобы его вызвали в суд. Но мы говорим, что они в любом случае должны решать вопрос в суде, потому что туда уже направлены материалы, и мы не имеем возможности приобщить к ним ее новое заявление», — объясняют полицейские. И добавляют, что из-за этого всегда приезжают на вызов, даже после отмены.

«В моей практике был случай, когда жена отрицала, но по всем признакам, по синякам на руках я видел, что домашнее насилие в этой семье есть. И оно является систематическим. Мы опросили соседей, направили материалы в суд», — рассказывает полицейский Сергей.

По его словам, также бывают случаи, когда потерпевшая обвиняет саму себя в том, что в отношении нее применили силу.

«Что она его спровоцировала, а он нормальный. Говорит, что это все из-за нее, начинает искать причину в себе. Мы тогда убеждаем и разъясняем, что ничего нормального тут нет. С таким человеком нужно работать. У нас также есть горячая линия (ее телефон 15-47, — ред.). Там жертвам могут оказать психологическую помощь», — говорит Сергей Леонов.

Предупреждение сработало

«Первый вызов был где-то два месяца назад, вызвала мать. Пожаловалась на то, что ее сын пришел домой пьяный и начал кричать на нее. Мы приехали, мать написала заявление на него, составили админпротокол и направили в суд», — рассказывает полицейский Александр о семье Медведив.

Сын Андрей приходил домой нетрезвым и скандалил.

«Для мамы повышение голоса — это проблема. Я ездил в суд, судья вынес словесное предупреждение. После этого все тихо», — говорит Александр.

Мама тоже подтверждает — после нескольких случаев ситуация улучшилась.

«Спасибо полицейским, потому что после того, как они несколько раз к нам приехали, жизнь понемногу налаживается», — говорит она.

Полицейские мобильной группы реагирования на факты домашнего насилия Сергей Леонов и Александр Колесник во время очередного вызова, 28 ноября 2020 года

Полицейские мобильной группы реагирования на факты домашнего насилия Сергей Леонов и Александр Колесник во время очередного вызова, 28 ноября 2020 года Фото: Виктория Рощина/hromadske

Цель и эффективность

«Самая главная цель — предотвратить это с помощью профилактических мер. Чтобы человек, который совершает домашнее насилие, не совершал его в будущем», — говорит полицейский Сергей.

Он также отмечает, что важно информировать жертв насилия, поскольку некоторые из них не знают о поддержке со стороны государства.

«Человека надо убедить в том, что ему можно помочь. Женщины могут бояться, не обращаться, если думают, что нет поддержки, что их проблему невозможно решить», — говорит полицейский.

По данным Нацполиции, с начала 2020 года в Голосеевское районное подразделение поступил 2251 вызов о домашнем насилии. К ответственности по статье 173-2 («Совершение домашнего насилия, насилия по признаку пола, невыполнение срочного запретного предписания или несообщение о месте своего временного пребывания») привлекли 737 обидчиков. Полицейские вынесли 246 срочных запретительных предписаний, а следователи возбудили шесть уголовных дел.

В целом по Украине за 10 месяцев 2020 года полицейские совершили почти 75 тысяч выездов по фактам домашнего насилия. Среди 31,2 тысячи пострадавших от домашнего насилия — более 25 тысяч женщин и 1,6 тысячи детей.

В свободное от вызовов время полицейские работают с документами.

«Подготовка административного материала для направления в суд, распечатка документации, исполнение материалов входящей корреспонденции, поступающей из суда. Это, в основном, административные взыскания в виде административного ареста. Мы их исполняем, направляем ответ в суд, что человек находится в изоляторе временного содержания», — рассказывают полицейские.

Также правоохранители помогают коллегам из районного отделения проверять домашние аресты. На еду и кофе остается мало времени, а бывает так, что за весь день — только один завтрак.

«Почему я стал полицейским? — объясняет Сергей. — Знаете, говорят, что труд человека должен приносить удовольствие. Вот здесь я вижу пользу от своей работы, мне это по душе. Ведь, кроме негатива, есть и благодарные люди. Меня мотивирует результат».

Автор:

Читайте также: